15.11.2017 20:02
    Рубрика:

    Как курганскй подъезд стал полем боевых действий

    Что делать, когда соседи не могут ужиться и каждый считает себя правым
    Житель Шадринского района Владимир Денисов попросил "РГ" провести журналистское расследование и "принять меры реагирования".

    - Я не согласен с тем, что меня, ветерана боевых действий, привлекли к ответственности (хоть и административной) за то, что я защищал себя и свою дочь от нападок соседей, - написал он в письме в редакцию.

    Просьба необычная и неожиданная. Во-первых, прошло уже два суда: мировой и районный. Какое теперь расследование? Во-вторых, меры реагирования - прерогатива прокурора, так что с этим лучше обратиться к нему. Но ветеран не хотел идти в прокуратуру, а судиться дальше не видел смысла.

    - Понимаете, для них это мелкий бытовой конфликт, - рассказал при встрече Денисов. - Никто не хочет в нем разбираться. Ну подрались два мужика. Выписали обоим штраф в пять тысяч рублей и забыли. Мировой судья написал, будто я признал свою вину. А я не признавал, поскольку не начинал эту драку. Хотя чему удивляться? В постановлении суда даже мои паспортные данные искажены, настолько формально подошли к делу. Написали, что я родился в селе Ганино Шадринского района. А я родом из Галкино Шумихинского. Главное, паспорт в суде смотрели, место рождения спрашивали.

    Одним словом, разочаровался участник чеченской войны в правосудии. Правда, если б не суд, его дочь Маша и внук-инвалид до сих пор скитались бы по съемным квартирам. Впрочем, из-за этой квартиры и разгорелся сыр-бор.

    После двух лет судебных разбирательств в сентябре прошлого года Маша Денисова с девятилетним сыном, страдающим нарушением развития нервной системы, наконец, получила однокомнатную квартиру на третьем этаже дома в селе Красная Звезда Шадринского района. Это было единственное муниципальное жилье в сельсовете. Правда, состояние квартиры, как после бомбежки: ни воды, ни света, окна выбиты, двери перекошены. Унитаз, ванна и батареи вообще отсутствовали. Говорят, раньше здесь обитали какие-то пьяницы, их выселили за долги и квартира долго пустовала. Денисовы привели ее в порядок, поставили евроокна, новую сантехнику. Вроде бы жить да радоваться. Но не тут-то было. Не понравилась Маша соседям с первого этажа, и хоть караул кричи. Главное, с остальными отношения нормальные, а этим как будто дорогу перешла.

    - С первого дня меня гнобили, - рассказывает Мария. - В выражениях не стеснялись. Говорили, нагуляла ребенка, сделала из него инвалида, чтобы дали квартиру.

    "Сейчас домами управляют собственники. Пусть они вместе думают, что лучше, мир или ссора. Кстати, в этом доме накопилось много коммунальных проблем"

    Жизнь в доме, вспоминает молодая мама, становилась невыносимой. Соседи следили за каждым ее шагом и приписывали даже то, чего она не совершала. Случился в доме потоп - Маша виновата. Кульминация наступила 18 сентября - через месяц после того, как она поселилась. По словам Марии, отец приехал за ней на машине, чтобы отвезти в деревню. Вышла соседка Наталья Втюрина и ни с того ни с сего начала ее оскорблять. Отец ей ответил, она позвала мужа. Тот, не разобравшись, полез с кулаками. Родитель вынужден был защищаться.

    - Мы теперь с матерью собираемся в гости к дочери, как на войну, - признался Владимир Денисов. - Не знаем, чем обернется поездка. Возле Машиного дома даже машину нельзя спокойно припарковать, обязательно кто-то будет недоволен.

    Противоборствующая сторона предупреждает: не надо делать из Денисовых жертв. Они сами не подарок, за словом в карман не полезут и могут спровоцировать любой скандал.  Олег Втюрин на суд, похоже, не обижается. Говорит, законы сейчас такие: ударил - получи штраф. И неважно, кто первый начал. Хотя в той драке, по его мнению, зачинщиком был Денисов, а он отстаивал честь жены.

    А за что все-таки соседи не любят Машу? После разговора с Натальей Втюриной и Ириной Овчаровой создалось впечатление, что зла ей никто не желает. Однако в многоквартирном доме живут по правилам, которые все должны соблюдать. Никому, например, не нравится, если с третьего этажа на газон летят окурки, когда трясут паласы в неположенном месте, шумят ночью. Соседки считают, что Маша поступает нехорошо, отправляя сына в деревню к его отцу, а сама одна остается в квартире. Жилье ведь давали не ей, а ребенку. Эту точку зрения, кстати, разделяют многие местные жители.

    - У нас люди годами стоят в очереди на квартиру, а она раз - и получила, -говорят краснозвездинцы, не афишируя фамилий. - Сама не работает, живет на пенсию сына-инвалида.

    - Квартиру она не украла, ей по закону полагается, - парируют другие. - А лезть в личную жизнь человека непорядочно.

    Маша сейчас думает, как жить дальше. Квартиру приватизировала, но продать ее не может, пока сыну не исполнится 18 лет. Да и зачем? Пусть уезжают те, кого она раздражает, рассуждает Мария.

    О конфликте соседей в трехэтажном доме знают в полиции и сельсовете. Маша рассказала, что в прошлом году собака Втюриных сильно напугала ее сына. Пес бегал без поводка и налетел на мальчика. Мария написала заявление в полицию. Утверждает, что передала листок лично участковому. Почти год прошел, а из полиции ни ответа ни привета. Даже не знает, зарегистрировали ли ее заявление. Больше она к участковому не обращается.

    Между тем

    Местные власти предпочитают в разборки не вмешиваться.

    - На редкость воинствующий подъезд, - признался глава сельсовета Михаил Ефремов. - Но мне заниматься их склоками некогда, надо решать вопросы газификации. К тому же ни одного письменного обращения о том, что кого-то обижают, к нам не поступало.

    По мнению главы, сейчас домами управляют собственники. Вот пусть они собираются и вместе думают, что лучше, мир или ссора. Кстати, в этом доме накопилось много коммунальных проблем. Например, септики менять надо. Может, лучше направить энергию жильцов в другое русло, предлагает Ефремов.