Новости

15.11.2017 16:27
Рубрика: "Родина"

Лечебное питание в курортных интерьерах для вождей большевиков

Как отдыхал и лечился товарищ Троцкий и его соратники
Текст: Юрий Борисенок (кандидат исторических наук) , Сергей Девятов (доктор исторических наук) , Валентин Жиляев (кандидат исторических наук) , Ольга Кайкова (кандидат исторических наук)
Основатель и руководитель ВЧК Феликс Дзержинский на отдыхе в Мухалатке. 1922 г. Основатель и руководитель ВЧК Феликс Дзержинский на отдыхе в Мухалатке. 1922 г.
Основатель и руководитель ВЧК Феликс Дзержинский на отдыхе в Мухалатке. 1922 г.

Лев Давыдович Троцкий (1879 - 1940) - виднейшая фигура среди большевиков в дни Октябрьской революции и первые годы советской власти. Когда во второй половине 1920-х гг. в результате ожесточенной внутрипартийной борьбы он был свергнут с политического Олимпа, победившим его сторонникам сталинской линии стоило немалых усилий, чтобы вымарать из истории 1917-го и последующих лет имя председателя исполкома Петроградского совета, первого наркома по иностранным делам, затем члена Политбюро ЦК РКП(б), Председателя Реввоенсовета Республики (РВСР), наркома по военным делам РСФСР, наркомвоенмора СССР. Со временем у читателей исторических трудов по ранней советской истории могло сложиться впечатление, что "здоровые силы" в рядах большевиков постоянно разоблачали троцкизм во всех видах, в том числе и тогда, когда сам Троцкий занимал упомянутые выше ключевые посты.

Недавно рассекреченные архивные документы представляют совершенно иной облик революционного вождя. Вплоть до 1927 г. напряженность в политических дискуссиях не мешала руководству страны рассматривать Льва Давыдовича как полноправного члена политической элиты со всеми причитающимися привилегиями. Это хорошо видно на примере полностью и щедро оплачивавшихся государством затрат на отдых и лечение Троцкого и его жены Натальи Ивановны Седовой (1882 - 1962), с 1918 по 1928 г. занимавшей пост заведующей отделом по делам музеев Наркомпроса. Супругам были доступны лучшие курорты Крыма и Черноморского побережья Кавказа, а также лечение за рубежом.


Крымский курорт Суук-Су на фоне горы Аю-Даг. 1917 г.

Крымский рай в Суук-Су

К курортному сезону 1922 г. в Крыму для государственного и партийного руководства Советской России был подготовлен дом отдыха ВЦИК N 2 имени Карла Маркса "Суук-Су". Кроме партийно-государственного актива, в этом лечебно-оздоровительном заведении побывали и первые лица РСФСР. В начале августа 1922 г. члену Политбюро ЦК РКП(б) Льву Борисовичу Каменеву поступила записка от Троцкого:

"Л.Б. Нат. Ив. (Наталия Ивановна Седова. - Авт.) уже около года больна: температура всё время повышена (37,5). Надеялись на лето и на деревню: не помогло. Она чахнет. Необходимо ее отправить в Крым, по предложению Гетье, для этого нужно:

1) отпуск minimum на 2 мес.

2) денежные средства или установление возможности лечиться на месте (в Крыму).

Троцкий"1.

За положительное решение по этой просьбе проголосовали члены и кандидаты в члены Политбюро ЦК РКП(б): Каменев, Г.Е. Зиновьев, А.И. Рыков, И.В. Сталин, М.П. Томский, М.И. Калинин и В.М. Молотов. Калинин наложил резолюцию: 1) поручить Енукидзе2 выдать необходимые средства; 2) поручить Семашко3 обеспечить лечение в Крыму. Распоряжение Рыкова было следующим: предоставить 2месячный отпуск.

Таким образом, в продолжительную осеннюю поездку 1922 г. на отдых и лечение Троцкий отбыл вместе с женой в крымский санаторий "Суук-Су". Вот как характеризовали этот курорт в то время: "Местность чудная, громадный роскошный парк, расположенный уступами. В центре парка Казино с рестораном, а в парке разбросаны среди зелени домики для отдыхающих..."4.

Л.Д. Троцкий (справа) у поезда.  / РГАСПИ. Ф. 325. Оп. 1. Д. 26. Л. 24.

В делах Сметно-финансового отдела ЦК РКП(б) сохранились документы по обеспечению Троцкого специальным (лечебным) питанием и медицинским обслуживанием5. Расходы на эти цели полностью оплачивались ЦК. Приводим несколько приходно-расходных документов и авансовых отчетов, полученных от начальников поезда РВСР (А.И. Каузова и С.И. Фирсова), о выполненных работах и покупке продовольствия при поездке Льва Давыдовича осенью 1922 г. в Крым:

"22 года, октября, 2 дня, я, нижеподписавшийся получил от Нач. Поезда Пред. Рев. Воен. Совета Республики тов. Каузова А.И. (100.000.000 руб.) сто миллионов рублей для расплаты с рабочими за проведенные работы в здании "Казино" курорта "Суук-Су".

И.Д. Завед. Гурзуф. подр. Кур. Управл. Шевелёв"6.

Еще две расписки: "Мною получено от начальника поезда Предреввоенсовета Республики тов. Каузова пять тысяч рублей (5.000) для передачи персоналу, обслужив. курорт Суук-Су, тов. Шевелёву зав. курортом три тысячи 3.000 руб., В. Лебедевой уборщице одну тысячу руб. 1.000 руб., Ходуновой уборщице одну тысячу рублей (1.000). Всего 5.000 руб. пять тысяч руб. получила сполна 6 X-22 г. В. Лебедева"7.

"Куплено на рынке Гурзуф хлеба... 20 фунтов по цене 30 руб. фунт на сумму 600 руб. хлеб сдал Пономарёву и Сударикову для Л. Давыдовича и команды. Деньги получил сполна - Стенин 20 X 22 года. Продукты получил - Пономарёв, Судариков"8.

Решение Политбюро ЦК РКП(б) об отпуске Троцкого. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 400. Л. 2.


Цвели сухумские мимозы

В начале 1920-х гг. ответственные партийные и советские руководители в основном выезжали на отдых и лечение на курорты Крыма и Кавказских Минеральных Вод. В те годы Сочи, Мацеста и Сухум, Гагры явно проигрывали крымским и северокавказским курортным местностям, прежде всего из-за неразвитой инфраструктуры. Но Лев Давыдович Троцкий, несмотря на все трудности и неустроенность курортов Черноморского побережья, весной 1923 г. по совету кремлевских врачей стал готовиться к поездке на лечение и отдых в Абхазию.

Сухум. Гора Чернявского.

24 марта 1923 г. в ЦК РКП(б) поступила записка от управляющего делами Бутова: "Препровождая при сём отчёт тов. Фирсова от 28/III с.г. N 38 на сумму 3.006 руб., прошу о дальнейшем ассигновании 3.000 руб. дензнаками 1923 г. (золотой рубль. - Авт.) на ту же надобность на имя тов. Фирсова". Резолюция секретаря ЦК В.В. Куйбышева от 31 марта гласила: "Ассигновать". Имеется пометка: "Выдано 2/VI - 3.000 руб."9 Эти солидные суммы, как и дальнейшее выделение ЦК финансовых средств, предназначались для персонального содержания Троцкого. Они расходовались главным образом на обеспечение Льва Давыдовича специальным (лечебным) питанием, а также на покупку лекарств при поездках по стране.

Приводим еще один финансовый документ. Управление делами ЦК подтвердило выставленный совхозом "Отрадное" счет на отпущенные в апреле 1923 года продукты для поезда Троцкого (см. таблицу).

Продукты для поезда Троцкого
Яиц куриных 70 шт. 105 руб.
Творог 6 и 1/4 ф. 31.25
Масло сливочн. 5 и 1/8 ф. 76.87
Картофель 1 пуд 22
Морковь 10 ф. 10
Свекла 15 ф. 15
Итого руб.   260.12 (Двести шестьдесят руб. 12 коп.)10

Счет был погашен из отпущенных ранее средств.

В июне 1923 г. для обеспечения поездки председателя Реввоенсовета Республики на Черноморское побережье Кавказа в Сухум ЦК РКП(б) отпустил 300 тысяч рублей. В конце месяца была произведена закупка необходимых продуктов. 28 июня 1923 г. Московским торгово-промышленным товариществом "Гастроном" был выдан счет на сумму 5760 руб. новыми денежными знаками. По этому счету было отпущено: "сахару-рафинаду 20 фунтов, сахарного песку 1 пуд, соли 20 фунтов, какао - 2 , кофе - 3, геркулесу - 5 фунтов, портвейну и мадеры по 2 бутылки"11. В дополнительном отношении разъяснялось, что "испрашиваемая сумма предназначается для расходов на лечение Л.Д. Троцкого (на приобретение диетических продуктов, воды и проч.), на ремонт помещения, содержание личной охраны и пр."12.

Но запланированная поездка на Черноморское побережье Кавказа ни весной, ни летом, ни осенью 1923 г. не состоялась. Лев Давыдович и Наталья Ивановна выехали из Москвы в Абхазию только в начале января 1924-го. Решение Политбюро ЦК РКП(б) было кратким:

"а). Предоставить т. Троцкому, согласно его желания и заключения консилиума, 2-х месячный отпуск для лечения в Сухуме.

б). Разрешить напечатать заключение консилиума в газетах (кроме слова "в Сухуме").

в). Ассигновать средства"13.

Супруга Троцкого вспоминала: "В конце концов, мы решились на это (поездка в Сухум. - Авт.). Путешествие, длинное само по себе - через Баку, Тифлис, Батум, удлинялось еще снежными заносами. Но дорога действовала скорее успокаивающим образом. По мере того как отъезжали от Москвы, мы отрывались несколько от тяжести обстановки ее за последнее время. Но все же чувство у меня было такое, что везу тяжелобольного. Томила неизвестность, как сложится жизнь в Сухуме, окружающие нас там будут ли друзья или враги?"14. Известие о смерти В.И. Ленина 21 января 1924 г. застигло Троцкого на вокзале в Тифлисе по пути в Сухум, вследствие чего наркомвоенмор не присутствовал на похоронах вождя. "Приехали совсем разбитые, - писала Наталья Ивановна. - Первый раз видели Сухум. Цвели мимозы - их там много. Великолепные пальмы. Камелии. Был январь, в Москве стояли лютые морозы. Встретили нас абхазцы очень дружески"15.

В Абхазию вслед за Троцким вскоре поехали и другие советские вожди. Постепенно, начиная с 1924 г., Сочинско-Мацестинский курорт и приморские местности Абхазии стали осваивать многие государственные и партийные руководители высшего ранга: Сталин, Калинин, Молотов, К.Е. Ворошилов и другие.


А лучше - за рубеж

В момент путешествия в Абхазию вождю Октября было всего 44 года, но его здоровье оставляло желать лучшего. К сожалению, отдых и лечение в Сухуме не помогли, постоянные недомогания и повышенная температура остались. Определенный скепсис по отношению к возможностям отечественных медицинских специалистов как у Троцкого, так и у других тогдашних советских руководителей Советского государства имелся. Сам Троцкий так вспоминал о кремлевском враче Л.Г. Левине16: "Он лечил Ленина, Сталина и всех членов правительства. Я хорошо знал этого спокойного и добросовестного человека. Как у всякого авторитетного врача, у него установились интимные, почти покровительственные, отношения с высокими пациентами. Он хорошо знает, как выглядят позвоночники господ "вождей" и как функционируют их авторитарные почки. Левин имел свободный доступ к любому сановнику"17.

Кремлевский врач Лев Григорьевич Левин с внуком Пашей. Фото 1930-х гг.

Однако и Левин, и другие московские медицинские специалисты терялись в догадках по поводу затяжной температуры и плохого самочувствия Троцкого. А чтобы не брать на себя ответственность, эскулапы настаивали на заграничной поездке уже впавшего в опалу и лишившегося поста наркомвоенмора пациента. После длительных консультаций Лев Давыдович весной 1926 г. выехал для лечения в Германию, но и после этой поездки он не почувствовал себя лучше.

Процедура подобных зарубежных путешествий к тому времени была уже регламентирована. 24 июля 1925 г. Секретариат ЦК рассмотрел вопрос "О поездках коммунистов за границу для лечения и отдыха". Тогда было утверждено положение, при котором "...все коммунисты, едущие за границу лечиться или отдыхать, как за свой счёт, так и за счёт учреждений или ЦК РКП(б), должны проходить через Лечебную комиссию ЦК РКП(б)". При этом предполагалось, что: "Решения Лечебной комиссии о заграничном лечении членов РКП предоставляются одному из Секретарей ЦК, который их санкционирует или переносит на утверждение Секретариата ЦК"18.

Так, 9 февраля 1927 г. супруга Троцкого получила в консультации профессоров при Санитарном управлении Кремля заключение о том, "что она страдает хронической малярией... Ввиду безуспешности повторного лечения на русских курортах (Крым, Кисловодск, Сухум) настойчиво рекомендуется поездка весною (примерно с половины марта) за границу (горные климатические, антималярийные станции Франции или Италии) на срок не менее 3-4 месяцев. Консультанты: Гетье, Александров, Хольцман, Цукерштейн". Лечебная комиссия ЦК ВКП(б) 22 февраля 1927 г. постановила направить Наталью Ивановну "на лечение за границу на два месяца. В дальнейшем лечение по заключению заграничных врачей. Поставить на утверждение Секретариата ЦК. Секретарь Леч. Комиссии ЦК - Чернин"19. Стало быть, и в 1927 г., за несколько месяцев до снятия активного оппозиционера Троцкого со всех постов, к его жене применяли обычные для Лечкомиссии ЦК правила.


Австрийский санаторий "Wiener Cottage Sanatorium", где находился на лечении А.А. Иоффе вместе с женой и сыном.

И троцкистов не обделили

Весьма значительные суммы выделялись государством и на лечение соратников Троцкого, в особенности известного дипломата Адольфа Абрамовича Иоффе (1883 - 1927), причастного к заключению Брестского мира в 1918 г. и Рижского мирного договора с Польшей в 1921м. В 1923 г., будучи советским полпредом в Японии, Иоффе тяжело заболел. Попытки излечить в условиях Дальнего Востока диагностированный у пациента хронический полиневрит стоили очень дорого.

В феврале 1924 г. коллегия Наркомата иностранных дел (НКИД) направила в ЦК РКП(б) выписку о расходах на лечение Иоффе за 1923 год. Сумма расходов составила "14.171.52 иена, 488 к.д., 310.22 сер. руб., 230 чер. руб. и 34.720 сов. рубля", и коллегия НКИД своим решением предложила отнести эти суммы на счет ЦК РКП(б) с возмещением этих расходов НКИД20. В эти затраты вошли и командировочные расходы врача Санитарного управления Кремля Я.Г. Этингера21, направленного в Японию для лечения. За эту 95дневную командировку (со 2 мая по 5 августа 1923 г.) доктором было израсходовано "6.585 сов. рубля, 558 золотых рубля, 551 иена". Всего на лечение в Японии в 1923 г. Иоффе потратил очень существенную сумму - 14775 руб. 46 коп. золотом22.

Секретарь ЦК РКП(б) Молотов в своем ответе в НКИД писал: "Имея в виду, что вопрос об отнесении указанного расхода на счет ЦК не был обременительным для его сметы, ЦК предлагает провести таковое в советском порядке, на будущее время установить, чтобы все вопросы о производстве расходов за счёт ЦК предварительно согласовывались с ним". Оргбюро ЦК РКП(б) это решение поддержало23. В то же время Оргбюро выделило дополнительно к тем средствам, которые были ранее отпущены и истрачены, 5000 руб. (а также 1000 руб. от НКИД) на дальнейшее лечение Иоффе в течение шести месяцев24. Но на этом финансовые проблемы с этим пациентом для Лечебной комиссии ЦК РКП(б) не закончились.

С 14 февраля по 13 мая 1924 г. Иоффе находился в Австрии (в этой стране он затем, в 1924 - 1925 гг., был советским полпредом). В итоге расходы на его поездку (вместе с женой и сыном) в Вену, лечение и отдых в двух санаториях ("Loew" и "Wiener Cottage Sanatorium") составили 5968 долларов США (11 908,76 руб. золотом при выделенных 6000). Перерасход составил 5908,76 руб. золотом25. 10 июня 1924 г. Финансовая комиссия ЦК рассмотрела вопрос "О покрытии позаимствованных т. Иоффе на своё лечение в Полпредстве: в Вене 2.928 ам. долл. в Варшаве - 500 черв. руб. (сверх разрешенного ему пособия в сумме руб. 6000)" и постановила: "Покрыть Полпредству в Вене долг в сумме 2928 ам. долларов и Полпредству в Варшаве 500 черв. рублей из фонда на лечение, зачислив 360 ам. долларов личным долгом т. Иоффе". 13 июня 1924 года Оргбюро ЦК на своем заседании утвердило это решение26. Поиск подходящих санаториев в Австрии, их предварительный осмотр, а также сопровождение А.А. Иоффе при его поездке в Вену осуществлял известный русский психиатр Ю.В. Каннабих27, тесно сотрудничавший с Санитарным управлением Кремля как профессор-консультант.

Именно в свете приведенных выше цифр нужно рассматривать обширное предсмертное письмо Иоффе Троцкому от 16 ноября 1927 года. За день до своего самоубийства оппозиционер, до революции получивший в Вене диплом врача, жаловался на своих политических противников: "Лечебная комиссия ЦК постановила меня за границу не посылать и лечить в России, т.к. профессора-специалисты настаивают на длительном лечении за границей и кратковременное считают бесполезным; ЦК же, наоборот, согласен дать на мое лечение до тысячи долларов (2 тысячи рублей) и не считает возможным ассигновать больше"28. То есть не только Лечкомиссия, но и ЦК партии большевиков в самый разгар борьбы со сплотившейся вокруг Троцкого оппозицией не возражали против поездки Иоффе за границу для лечения, но не готовы были оплатить лечение длительное, свыше полугода, на чем настаивали кремлевские врачи.

Таким образом, сам Троцкий, его семья и соратники вплоть до осени 1927 г., когда один из главных творцов Октябрьского переворота был отправлен в политическое небытие, пользовались многочисленными государственными благами, в том числе в области лечения и отдыха.


1. РГАСПИ. Ф.17. Оп. 163. Д. 219. Л. 35-36.
2. Енукидзе Авель Софронович (1877 - 1937) - в 1918 - 1922 гг. секретарь ВЦИК, в 1922 - 1935 гг. секретарь ЦИК СССР.
3. Семашко Николай Александрович (1874 - 1949) - в 1918 - 1930 гг. нарком здравоохранения РСФСР.
4. ГАРФ. Ф. 1235. Оп. 140. Д. 46. Л 102.
5. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 82. Д. 52.
6. Там же. Л. 34а.
7. Там же. Л. 34.
8. Там же. Л. 26.
9. Там же. Л. 28.
10. Там же. Л. 115.
11. Там же. Л. 357.
12. Там же. Л. 120-121.
13. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 408. Л. 1.
14. Троцкий Л.Д. Моя жизнь. М., 2006. С. 494.
15. Там же. С. 495.
16. Левин Лев Григорьевич (1870 -1938) - доктор медицинских наук, зав. терапевтическим отделением Кремлевской больницы, консультант Лечсанупра Кремля. Расстрелян как участник "антисоветского правотроцкистского блока". Прадед В.С. Высоцкого.
17. Цит. по: Коммерсант-Власть. 2003. 26 мая - 1 июня. С. 60.
18. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 112. Д. 689. Л. 11, 268.
19. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 113. Д. 267. Л. 261-262.
20. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 82. Д. 71. Л. 2.
21. Этингер Яков Гиляриевич (1887 - 1951) - доктор медицинских наук, консультант Лечсанупра Кремля. Арестован в ноябре 1950 г. по "делу врачей".
22. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 82. Д. 71. Л. 65-65 об., 66.
23. Там же. Л. 5.
24. Там же. Л. 3, 5-8.
25. Там же. Л. 13-13 об., 10-10 об, 11, 14-14 об., 15-17, 20, 27-27 об., 28-28 об., 29.
26. Там же. Л. 47-48.
27. Каннабих Юрий Владимирович (1872 - 1939) - доктор медицинских наук, заслуженный деятель науки РСФСР.
28. Цит. по: Троцкий Л. Портреты революционеров. М., 1991. С. 338.