1 декабря 2017 г. 19:00

"Мне известна судьба лицеиста Саранчова..."

Внучка лицейского выпускника 1917 года дополнила нашу ноябрьскую публикацию

"С младенчества дух песен в нас горел..." - о судьбах выпускников-лицеистов рассказала в "Родине" (N11 за 2017 год) Светлана Павлова, ведущий научный сотрудник лицейского музея в Царском Селе. В публикации говорилось, в частности, о том, что "неизвестна дальнейшая судьба Михаила Ивановича Саранчова, высланного из Ленинграда в 1935 году".

Лицеист Михаил Иванович Саранчов с внучкой Олей. Фото: из семейного архива
Лицеист Михаил Иванович Саранчов с внучкой Олей. Фото: из семейного архива

Практически мгновенно из Санкт-Петербурга пришел отклик внучки лицеиста!

"Я увидела в статье имя моего деда, Михаила Ивановича Саранчова - лицеиста последнего, 73го курса, Императорского Александровского Лицея.

Хочу поблагодарить Светлану Васильевну Павлову за работу по поиску сведений о судьбах лицеистов и рассказать о том, как сложилась жизнь деда.

Михаил Иванович провел почти всю жизнь в ссылках, сначала в разных российских городах, затем в основном в Казахстане. Работал главным бухгалтером, как правило, на крупных предприятиях. Моя бабушка, бывшая с ним рядом, уже в Казахстане была по доносу отправлена в тюрьму, где провела год. Дед постоянно писал запросы прокурорам. Ее освободили, но она вышла из тюрьмы тяжело больной и скончалась через несколько месяцев, в ноябре 1943 года. За ней ухаживала моя мама, которая вместе с племянницей приехала в Казахстан из блокадного Ленинграда.

Дед оставался в ссылке до 1958 года, затем вернулся в Ленинград, где ему дали комнату. Он преподавал в Финансово-экономическом институте. Я имела счастье узнать его, он проводил со мной очень много времени. Он прекрасно рисовал, осталась подборка его карикатур на темы международной политики. Это был исключительный по масштабу личности и эрудиции человек. Он оказал на меня огромное влияние, хотя его не стало, когда мне еще не исполнилось и шести лет, в 1964 году. Потом мне всю жизнь очень не хватало дедушки.

Что до лицейских друзей деда, я смутно помню Михаила Митрофановича Красовского, который умер раньше деда, и очень хорошо - его жену, Ольгу Моисеевну Ревич, которая умерла, когда я уже училась в университете. Они были теми людьми, которые не побоялись прийти на вокзал проводить моих деда и бабушку в ссылку в январе 1935 года.

Что касается лицеиста Николая Николаевича Давыдова, правнука Дениса Давыдова, который вслед за своим знаменитым предком стал партизаном в Великую Отечественную, то, со слов мамы, дед также общался с ним и тяжело переживал его смерть. Это, отчасти, спровоцировало его собственный инфаркт. В доме сохранился составленный Н.Н. Давыдовым 5-язычный Ботанический словарь с дарственной надписью.

Ольга Саранчова, С.-Петербург"