30 ноября 2017 г. 16:05

Родина в огне

Почему шокирующие фото из фотопроекта-тезки журнала заставили ужаснуться
В соцсетях обсуждают интервью фотографа Данилы Ткаченко - лауреата World Press Photo и Премии Кандинского. Он путешествует по России и фотографирует жизнь отшельников. Драпирует заброшенные храмы в специально пошитые "костюмы". Поджигает заброшенные дома в глухих деревнях - именно этот проект он назвал "Родина".
Фотографии горящих домов вызвали неоднозначную реакцию в сети.   Фото: РГ
Фотографии горящих домов вызвали неоднозначную реакцию в сети. Фото: РГ

Журнал "Родина", к этому проекту отношения не имеющий, публиковал много репортажей из мест, где нет дорог и где есть заброшенные дома и старинные храмы. Но нигде и никто не додумался их сжигать или маскировать под арт-объекты.

От села Крохино на Белом озере в Вологодской области, которое разрушили, а затем затопили при строительстве водохранилища в 1960-е, осталась только церковь.Она, наверное, уже превратилась бы в кирпичную крошку, если бы не волонтеры.

- Хотим сохранить стены, которые еще живы, приезжаем сюда несколько раз в году и проводим консервацию, - объясняла Анор Тукаева, которая руководит благотворительным фондом "Крохино".

Тоже ведь искусство, хоть тут и обходятся без арт-изысков. Вот только премий волонтерам никто за это не дает. Да они к ним и не стремятся - лишь бы стены выстояли. И оставались памятником сотням затопленных деревень, сел, монастырей и даже городов.

Сергей Шихуцкий из заонежской деревни Кондобережской создал календарь в одной из соцсетей - каждый день публикует его фото на фоне видов своей деревни, жителей которой можно пересчитать по пальцам.

На сегодняшней серии фотографий село Космозеро. Стоит оно на берегу узкого (как река) и очень длинного (при длине 20 км озеро имеет ширину 200-500 метров) одноименного озера, протянувшегося чуть ли не не через весь Заонежский полуостров. Возраст села почтенный - свыше пятисот лет. Крестьяне-землепашцы, рыбаки и охотники жили в нем еще во времена царя Ивана Грозного. Село Космозеро являлось центром Космозерского прихода. Оно состояло из трех деревень: Артово, Демидово и Погост. Приход насчитывал в XVIII веке 87 дворов с населением в 675 душ. Здесь сохранился исторический ландшафт с пашнями и сенокосными угодьями. Жилая застройка села тоже уникальна - это огромные дома-комплексы с избами и дворами-сараями. Часть из них взята на учет как памятники архитектуры. На третьем фото дом, в котором два года назад снимался один из эпизодов фильма "Находка" с Алексеем Гуськовым, для местных жителей это было большим событием) #ВесьЗаонежскийКалендарь #заонежье #zaonezhie #карелия #karelia #весна #май #18мая #календарь #деревня #karelialive #фотодляроссии #русскийсевер #russiannature #natgeoru #instarussia #photorussia #russiaphoto #путешествие #культура #дом #зодчество #красота #резьба #узор #изба #село #старина #ограда #Космозеро

Публикация от Заонежье. Приглашаю в Карелию. (@zaonezhie)

Сергей часто навещает заброшенные дома нежилых окрестных деревень, часовни. Чтобы проверить, целы ли, поправить покосившуюся дверь, сделать фото. Многие из этих домов уникальной архитектуры. Так Шихуцкий хочет привлечь людей в Заонежье. "Нужно, чтобы они увидели все вживую, приезжали сюда хотя бы в отпуск", - говорит он.

Но кто-то заброшенные дома, как выяснилось, проверив, сжигает.

- Конечно, это по-русски: взять и на хрен сжечь. Нелогично и неправильно, но я и не претендую на какую-то правильность, - объясняет в интервью colta.ru Ткаченко.

...Нелогично, кажется, но Василий Родионов вернулся из Австралии в Приморье, на Родину его предков. И больше четверти века живет с женой, детьми и внуками в крохотной деревне Хмыловке. 

А жители деревни Поперечка в Архангельской области отказались покидать свою Родину. Оказавшись отрезанными от остального мира, они на свои средства ремонтируют и содержат ветку узкоколейки.

Там же, в архангельской глуши, в селах Большая и Малая Нисогора на реке Мезени, где в этом году строили поморский карбас по старинной традиции, жизнь оживает летом. Правда, половина изб, бревна которых на северном солнце светятся какой-то нереальной серебряной сединой, все равно забыты. Но не прокляты. Еще висят занавески за окнами, еще бурьян не добрался до высоких окон, еще прямят шею деревянные кони на крышах… Вот запылают-то, если подпалить!

Седина. Синева. Зелена

Публикация от Артем Локалов (@artemlokalov)

Но пожарники до этих мест еще не добрались. Деревянную церковь с удивительными окнами в пол и видом на реку, здесь восстановили. А в одной из оставленных изб устроили музей.

- Дак, изба без хозяина осталась. Мы и решили музей сделать, - объяснял нам Федор Шарухин, один из тех, кто приезжает на Родину летом. - Собрали по всей деревне старую утварь, принадлежности всякие, мебель.

Ткаченко признается, что вся эта "трухляшечка" - письма, фотографии, старые газеты и журналы, оставшиеся в покинутых избах, - его сначала захватывают. А потом он расстается со всем этим "радикальным образом".

У Ткаченко много других фото - есть целая серия заброшенных объектов. Они нестандартные, захватывающие. Но жечь дома, даже кем-то оставленные, - это жесть. И это ненормально - ощущать крылья за спиной от того, что никто не остановит. А сами избы, как древние старухи, доживающие век в одиночестве, с раскрытым от ужаса беззубым ртом, даже "Вечную память" себе не прошамкают.

Из таких деревень, которые теперь доживают, достаивают, догнивают, вытягивали жилы коллективизацией. Ликвидировали как "неперспективные населенные пункты". Затапливали, а прежде сжигали подчистую. И многие вроде Клавки и Петрухи из распутинской Матёры из-за этого не горевали - наоборот, сами готовы были подпалить "отцову-дедову избу", чтобы получить компенсацию. Теперь все не компенсации ради - для "ухода от реальности".

Ясно, что деревня - особенно та, что вдали от дорог, в глуши - уходит. Проваливаются крыши, гниют бревна, дома врастают в землю. Еще немного - и только по одичавшим садам с корявыми яблонями и угадаешь бывшие Новиковку, Пшеничниково или Завалы…

Пусть так. Только деревня не заслужила, чтобы кто-то над ней еще и надругался перед тем, как оплачут. Если будет кому оплакивать.