Кристофер Лэндон: на создание маски убийцы меня вдохновил мой ребенок

В фокусе 05.12.2017, 16:55 | Текст: Алексей Литовченко
 Фото: kinopoisk.ru
Фото: kinopoisk.ru

В российском прокате вот-вот стартует новый потенциальный хоррор-хит от главного оплота малобюджетных ужасов, студии Джейсона Блума Blumhouse Productions. Называется он "Счастливого дня смерти" и рассказывает удивительную историю одной симпатичной студентки, которую в день ее рождения убивает таинственный незнакомец, после чего она снова просыпается в день своего рождения, чтобы к вечеру снова быть убитой тем же таинственным незнакомцем. И так далее до бесконечности. Вернее, до конца фильма.

В чем мораль этой поучительной картины, почему душегуб носит маску младенца и зачем пускать в ход избитые клише и одновременно ломать их - об этом и не только мы поговорили с постановщиком и соавтором сценария картины Кристофером Лэндоном.

"Счастливого дня смерти" объединяет фильм "День сурка" с жанром слэшера. При этом "День сурка" - довольно серьезная лента, метафорическая, со множеством возможных трактовок, а слэшер - сугубо развлекательная штука. От чего в "Счастливом дне смерти", по-вашему, больше - от первого или от второго?

Кристофер Лэндон: Для нас было важно сделать фильм развлекательным, веселым, немного страшным, но одновременно со смыслом: о том, насколько важно хорошо относиться к людям. Если говорить о метафорах, то совершенно очевидно, что большинство людей сейчас чувствуют себя застрявшими в повседневности, обреченными на ежедневную рутину, повторение одних и тех же действий. Мы же хотели показать, как человек может вырваться из этой монотонности, приложив некоторые усилия и взглянув на себя со стороны. Мне кажется, это самая мощная метафора. Поэтому, наверное, по форме - ближе ко второму, а по содержанию - к первому.

В фильме преследующий и умерщвляющий героиню некто скрывается за маской весьма нестандартного фасона - в виде головы младенца. Как она появилась и чье сознание ее породило?

Кристофер Лэндон: Когда мы готовились к съемкам, я много думал, какой должна быть маска у моего убийцы, перебирал множество вариантов. И параллельно я ожидал рождения своего ребенка, которому сейчас уже исполнилось полгода. В общем, мои мысли были заняты двумя вещами: маской убийцы и детьми. Как-то так идея и родилась.

Я решил, что требуется что-то забавное и вместе с тем пугающее, и связался со своим другом Тони Гарднером, мастером спецэффектов. Он - один из создателей "Чаки" и той самой маски из "Крика" (плюс работал, помимо прочего, над "Армией тьмы" и "Зомбилэндом", а начинал с клипа Майкла Джексона Thriller - "РГ-Кинократия"). Короче, идеальная кандидатура для сотрудничества. Я сказал ему, чего хочу, и он нарисовал проект лица младенца и, в качестве дополнительного варианта, чтобы было, из чего выбрать, свиную морду. Свиная морда получилась ничего, впечатляющая, но мне это показалось недостаточно оригинальным, и я окончательно остановился на первоначальном варианте, с грудничком.

Не кажется ли вам, что если что угодно смешать со слэшером, получится хорошо?

Кристофер Лэндон: Да, возможно, дело в том, что в жанре слэшера сделано уже все, любые идеи, любые сюжеты уже до смерти избиты, поэтому ничего другого, мне кажется, и не остается, кроме как скрещивать слэшер с чем-нибудь еще. Только так и можно сделать что-то уникальное.

Если взять классические семейные фильмы, как, скажем, "Назад в будущее", то к какому из них еще вы бы сняли слэшер-версию?

Кристофер Лэндон: Интересно, что вы упомянули "Назад в будущее", потому что это один из моих любимых фильмов, и я часто о нем размышляю. В "Счастливого дня смерти" в комнате одного из центральных персонажей, кстати, даже можно заметить постер. Я бы даже сделал из него не просто слэшер, а слэшер-мюзикл. Осталось только придумать, как.

Жанр слэшера богат, как известно, всевозможными штампами и клише. В "Счастливого дня смерти" многие штампы ломаются, но далеко не все. Например, в одной из сцен героиня, чтобы убийца ее не достал, запирается в своей комнате и заколачивает окна. Мудрое, казалось бы, решение. Но затем оказывается, что она почему-то не догадалась перед тем, как запереться, проверить, не спрятался ли он где-нибудь в кладовке или в ванной.

Кристофер Лэндон: С одной стороны, в большинстве случаев я полностью полагался на штампы, давал им работать как обычно. Но некоторые я вводил специально, чтобы сломать - ради комедийного эффекта или сюжетного твиста. Как раз подобное и происходит в описанной вами сцене. Героиня придумывает умный ход - запереться, чтобы не быть убитой, - но запирается вместе со своим убийцей. То есть в один и тот же момент клише и используется, и ломается.

Когда делаешь такого рода кино, трудно устоять от соблазна вставить какой-нибудь смешной слэшеровый штамп. Как, допустим, сцена погони по коридорам больницы - классика. Однако в нашем случае она вдруг заканчивается ловушкой в автомобиле и взрывом. Я просто старался превратить что-то знакомое и заезженное во что-то веселое и неожиданное.

Какое ваше любимое слэшер-клише?

Кристофер Лэндон: Знаете, когда кто-то стоит перед шкафчиком с зеркальной дверцей, открывает ее, потом закрывает - и в отражении мы видим убийцу за его спиной. Вот это мое любимое.

А почему же в "Счастливого дня смерти" его нет?

Кристофер Лэндон: Да просто как-то не было подходящего места в сценарии, куда его можно было бы пристроить.

У слэшеров должны быть сиквелы, да и Джейсон Блум сиквелы тоже производить любит. Есть ли какая-то информация о продолжении?

Кристофер Лэндон: Да, недавно у меня родилась замечательная, по моему мнению, идея, я сразу же позвонил Джейсону Блуму, чтобы поделиться, и ему она тоже очень понравилась. Я считаю, сиквел у "Счастливого дня смерти" может быть даже еще бодрее и веселее. Но все зависит от студии и, соответственно, от реакции зрителей. Если все сложится удачно, полагаю, ничто не мешает нам превратить фильм как минимум в дилогию.

Читайте также