Новости

06.12.2017 18:48
Рубрика: Культура
Проект: В регионах

Васко да Гама уже в Кремле

Елена Гагарина о том, чем будут удивлять зрителей Музеи Московского Кремля
В четверг в Музеях Московского Кремля открывается выставка "Владыки океана. Сокровища Португальской империи XVI- XVIII веков", для которой предоставили свои работы музеи, архивы и коллекционеры России, Португалии, Испании, Великобритании. Накануне ее открытия на "Деловом завтраке" в "Российской газете" Елена Юрьевна Гагарина, генеральный директор Музеев Московского Кремля, рассказала не только об этом масштабном международном межмузейном проекте, но и о перспективах развития Музеев Московского Кремля, о реставрации соборов и о том, какие фильмы об освоении космоса ей нравятся.
Елена Гагарина: В Музеях Московского Кремля всегда эксклюзивные выставки. Фото: Сергей Куксин/ РГ Елена Гагарина: В Музеях Московского Кремля всегда эксклюзивные выставки. Фото: Сергей Куксин/ РГ
Елена Гагарина: В Музеях Московского Кремля всегда эксклюзивные выставки. Фото: Сергей Куксин/ РГ

По следам Васко да Гама...

Как возникла идея проекта "Владыки океана. Сокровища Португальской империи XVI-XVIII веков"? Казалось бы, где эпоха Великих географических открытий и где Московское царство времен Василия III и Ивана Грозного? Отдельные миры...

Елена Гагарина: Я бы не сказала, что ответ столь очевиден. Обычно, когда говорят об эпохе Великих географических открытий, говорят о влиянии европейцев на культуру народов Америки, Индии, Африки... У нас была задача - продемонстрировать и ответный процесс. Показать уникальные произведения искусства, вошедшие в сокровищницы королевских дворов Старого Света благодаря кругосветным путешествиям и торговле с Индией, Китаем и Южной Америкой. Экзотические товары и предметы роскоши, созданные на далеких континентах, стали непременным атрибутом первых кунсткамер и европейских сокровищниц. Эти произведения, в том числе и шедевры из сокровищницы русских царей, займут важное место в экспозиции. Естественно, московское царство отнюдь не было изолировано от событий на европейском континенте.

Когда говорят об этой эпохе, обычно вспоминают пирата Фрэнсиса Дрейка и противостояние испанской Армады и английского флота. История Португальской империи оказывается в тени более поздней борьбы за "владычество на море"...

Елена Гагарина: На самом деле первый документ о разделе "сфер влияния", как мы сейчас сказали бы, был подписан в 1494 году между Португалией и Испанией. Мы привезем этот чрезвычайно интересный документ из Национального архива Торре ду Томбу в Лиссабоне. Этот договор является памятником ЮНЕСКО. История Португальской империи, границы которой достигали, например, Малайзии, у нас мало известна. Да, ее проходят в школе. Но у нас можно будет увидеть вещи из семьи Васко да Гама, того самого мореплавателя, который впервые стал известен схватками с французскими корсарами и который первым открыл морской путь из Европы в Индию. Мы привозим чудесный золотой глобус, где изображения созвездий даны по гравюрам Дюрера - из дворца Синтры, дворца португальских монархов.

К сожалению, у португальцев сохранилось относительно немного памятников. Поэтому мы привезли часть вещей и из Испании, и из Великобритании. В том числе из частных коллекций. Например, картину с видом Лиссабона XVI века, когда-то принадлежавшую Данте Габриэлю Россетти, известному художнику прерафаэлиту, нам дает Общество британских антикваров. Причем по правилам Общества, чтобы получить разрешение на вывоз работы, мы должны были оплатить создание ее копии. А поскольку эта картина была разрезана на две части, речь идет о копировании двух картин.

Многотрудный получился проект... В Музеях Кремля есть специалисты по культуре Португалии?

Елена Гагарина: Нет. Но одним из кураторов выставки является известный ученый, кандидат исторических наук, сотрудник Института всеобщей истории РАН Владимир Ведюшкин, который занимается как раз периодом Великих географических открытий. Помимо всего прочего он написал замечательную статью для каталога выставки.

Вопрос, почему Португальская империя стала клониться к закату, на выставке затрагивается?

Елена Гагарина: Нас, разумеется, больше интересовал секрет их изначального успеха. Португальцы были отважными мореплавателями, отлично освоившими искусство навигации, которое невозможно без знания математики, астрономии... Другое дело, что, несмотря на открытия новых торговых путей, страна осталась бедной. Тот ресурс и те преимущества, которые они получили в эпоху географических открытий, видимо, не были использованы для развития метрополии.

Есть ли выставки, которые вы мечтали привезти, но пока не получается?

Елена Гагарина: Мы не работаем с выставками, нацеленными на "прокат блокбастера" на музейных площадках разных стран. Мы всегда делаем выставки сами. На мой взгляд, Музеи Кремля лучше представляют ожидания своей публики. Если говорить о вынужденных ограничениях, то мы не можем делать проекты, которые требовали бы множество графических или живописных работ. В наших помещениях без климатических витрин показывать живопись и хрупкую графику физически невозможно. Мы, например, планируем привезти прекраснейшие китайские свитки периода Мин и делаем для них климатические витрины, но в выставочных залах можно поставить только две.

Музей с выходом на Красную площадь

В 2020 году предполагается закончить реконструкцию Средних торговых рядов, которые должны быть отданы Музеям Московского Кремля. Здание трудно приспосабливать к потребностям музея?

Елена Гагарина: Непросто. Там было много переходов, пространства с разной высотой потолка. Но архитекторы из бюро "Проект Меганом" смогли предложить конструкцию, позволяющую основную экспозицию музея сделать на одном уровне - в старом здании и новом, которое строится внутри каре. Между ними будут воссозданы мостики на уровне второго этажа. В новое здание, кроме основной экспозиции, переедут реставрационные мастерские, библиотека, фондохранилище и архивы.

А что в Кремле останется?

Елена Гагарина: Все государственные регалии останутся в Кремле. И, конечно, остается Оружейная палата, где будут две очень важные экспозиции, посвященные церемониям коронации и венчаниям на царство.

И шапка Мономаха?

Елена Гагарина: И шапка Мономаха.

Какая сейчас ситуация с реставрацией Успенского собора? Реставрация Архангельского собора практически закончена?

Елена Гагарина: Почти. Мы переходим к реставрации убранства, будем золотить купола. Что касается Успенского собора, там основная проблема - состояние кровли и сводов. Предварительные работы должны были определить, как появляются протечки, как обеспечить вентиляцию, чтобы пространство между чердаком и внешними сводами проветривалось. Чисто технические проблемы мы решили и в ближайшее время приступаем к работам. Мы ведем реставрацию так, чтобы ни в коем случае не закрывать собор.

Говорят, традиции реставрации архитектуры сегодня во многом утеряны?

Елена Гагарина: Практически все реставрационные объединения, которые существовали на протяжении долгого времени, сейчас разрушены. Их было много еще в начале нулевых годов - нам было из кого выбирать. Сегодня сложно найти экспертов и организации, которые бы имели и лицензии, и успешный опыт работы с памятниками.

Но ведь музей должен проводить тендер, чтобы выбрать самый дешевый вариант из предложенных? А дешевый не значит лучший... А где лежит бесплатный сыр, все знают.

Елена Гагарина: 44-й Федеральный закон, конечно, совершенно ужасная вещь. Но по крайней мере нам не нужно теперь каждый год проводить конкурс для того, чтобы выбирать заново подрядную организацию на проведение реставрационных работ. Мы можем один раз выбрать по конкурсу организацию, которая будет реставрировать памятник в течение нескольких лет.

То есть как Успенский собор реставрировало знаменитое Межобластное научно-реставрационное художественное управление (МНРХУ, ныне АО "МИРХУ"), так оно и будет работать?

Елена Гагарина: Да.

Использование соборов во время служб создает напряжение в отношениях между музеем и церковью?

Елена Гагарина: Нет, не создает. У нас подписано соглашение между музеем, Московской патриархией и министерством культуры - очень давно, в 1991 году, об использовании соборов. По этому соглашению музеи занимаются реставрацией соборов и всех тех памятников, которые находятся внутри соборов. Также музей готовит соборы к службам. Патриархия каждый год присылает нам список тех служб, которые в течение года будут проходить. Еще, естественно, бывают какие-то дополнительные службы, к которым мы также готовимся и информируем туристические компании о том, что в тот или иной день собор будет закрыт.

Это правда, что музей делает реставрацию на заработанные деньги?

Елена Гагарина: Да, вот так. Здесь важно сказать, что на протяжении очень длительного времени определенную сумму на реставрацию Архангельского собора выделял "Газпромбанк", около 13 миллионов в год. Все остальные деньги в реставрационные работы вкладывал музей. В реставрации Успенского собора мы сотрудничаем с ОАО "Транснефть".

В новое здание в Средних торговых рядах, кроме основной экспозиции, переедут реставрационные мастерские, библиотека, фондохранилище и архивы

Каков бюджет музея? Сколько вы получаете от государства?

Елена Гагарина: Могу сказать, что от государства мы получаем деньги на коммунальные услуги и на бюджетную часть зарплаты. Кстати, налогов мы в прошлом году заплатили больше, чем получили денег от государства.

Вы доходное предприятие?

Елена Гагарина: Доходное. Несмотря на то, что очень ограничены в возможностях. Примерно сорок процентов всех посетителей Кремля проходят по льготным билетам или бесплатно. Во время детских каникул мы практически работаем бесплатно.

Во сколько все-таки обходится реставрация соборов?

Елена Гагарина: Многое зависит от того, какие работы запланированы. Вы не можете предугадать, с чем столкнетесь в ходе реставрации, поэтому сумма может корректироваться. Годовой бюджет реставрационных работ может быть от 20 до 50 миллионов рублей.

Фактически от музеев требуют перейти на самоокупаемость?

Елена Гагарина: Мы давно перешли на самоокупаемость. Но, конечно, очень сложно выполнять требования министерства культуры по увеличению доходов музея. Эти требования растут каждый год.

Конкретные цифры указываются?

Елена Гагарина: В этом году, к примеру, мы должны увеличить доходы музея на 15 процентов. На столько же, что и в предыдущие годы. Даже для коммерческого учреждения это серьезные цифры.

Несмотря на то что Музеи Кремля получают в распоряжение здание Средних торговых рядов, это нонсенс, что в качестве критерия эффективности работы музея рассматривается его доходность.

Елена Гагарина: Музей, конечно, не коммерческое учреждение.

Преодолевая Кремлевскую стену

Гиды без лицензии имеют право работать на территории Музеев Кремля?

Елена Гагарина: У нас есть штат своих экскурсоводов. Плюс с нами работают гиды, которые не только получают лицензию, но проходят очень серьезное обучение. Далеко не каждому после окончания этого обучения мы даем лицензию. Более того, мы лишаем гидов лицензии, если, сдав экзамен, они продолжают во время экскурсий давать неадекватную информацию. Такие случаи у нас были. Это очень неприятно.

Что значит неадекватная информация?

Елена Гагарина: Та, что не соответствует исторической правде. Бывает, что на экзамене отвечают так, как мы их учили, а зрителю рассказывают фантастические байки. Нам это не нужно совершенно.

Сколько у вас экскурсоводов?

Елена Гагарина: У нас 35 экскурсоводов в штате. Еще 16 мы привлекаем по договору. Плюс Музеи Кремля работают с гидами, которые прошли у нас обучение и получили лицензии. Кроме того, сделаны бесплатные аудиогиды для Оружейной палаты и мобильное приложение.

А с китайским языком есть гиды?

Елена Гагарина: Да, уже год, как работают экскурсоводы с китайским. Может быть, мы даже возьмем кого-то в штат.

Читатель "РГ" рассказывает, что при посещении Музеев Кремля ему пришлось жену в инвалидной коляске тащить на руках вверх по ступенькам с помощью корейских туристов. Кроме того, их машине не разрешили парковку рядом с Кутафьей башней, поскольку за рулем был он, а не жена-инвалид. Он спрашивает, можно ли разрешить получение билетов для инвалидов-колясочников с сопровождающими непосредственно у турникетов? Нельзя ли отметить на карте-схеме пандус для колясок и решить проблему с туалетной комнатой на территории для инвалидов?

Елена Гагарина: Парковки - это огромная проблема. Она касается не только инвалидов. У нас ни один автобус не может подъехать к музею на достаточно близкое расстояние для того, чтобы высадить посетителей. На территории, примыкающей к Кремлю, парковок никто не разрешит сделать. Это связано с обеспечением безопасности.

Что касается инвалидов-колясочников, то мы тесно здесь сотрудничаем с комендатурой, чтобы оборудовать для них вход через Боровицкие ворота. Проект, который делает высокий подъем на холм доступным для инвалидов-колясочников, разработан уже давно. Надеюсь, в ближайшее время его удастся реализовать.

Примерно сорок процентов всех посетителей Кремля проходят по льготным билетам или бесплатно

Если говорить о соборах, то мы можем сделать доступный вход для инвалидов только в один из соборов. Это исторические памятники, и создавать дополнительные пандусы во все соборы не представляется возможным. Такая ситуация, к сожалению, во многих музеях мира, находящихся в памятниках архитектуры.

В этом году открыт новый экскурсионный маршрут "Древний Кремль и святые обители", позволяющий увидеть археологические находки и остатки фундаментов Малого Николаевского дворца и церквей Чудова монастыря - на месте недавно снесенного так называемого 14-го корпуса. Насколько востребован этот маршрут? В декабре, например?

Елена Гагарина: Вы удивитесь, но востребован. Археологические шурфы - только начало археологического музея под землей. Там можно будет увидеть, как Кремль выглядел в XVI веке - времени расцвета этих монастырей, посмотреть находки, обнаруженные при археологических раскопках, увидеть фрагменты фресок, что были на стенах этих монастырей, а также резные ренессансные камни, обрамлявшие порталы соборов. Там будет и мультимедийная экспозиция, над которой мы сейчас работаем.

Это тот музей, на который в 2018 году обещают выделить 974 млн рублей?

Елена Гагарина: Обещают. Музей должен открыться в 2020 году. Но уже сейчас в Благовещенском соборе есть экспозиция, посвященная кладам, обнаруженным на территории Кремля.

В связи со столетием революции в соцсетях оживились дискуссии о захоронениях у Кремлевской стены и в ней. Но никто не спрашивает мнение родственников тех людей, чьи близкие там лежат. Как вы к этой полемике относитесь?

Елена Гагарина: Начнем с того, что никто нас не спрашивал, где мы хотим хоронить отца. Поэтому не будут спрашивать, наверное, если решат некрополь у Кремлевской стены закрыть. На мой взгляд, что сделано, то сделано. Пересматривать историю не самое благодарное дело. Сейчас, например, многие хотят увидеть музей-квартиру Ленина в Кремле и сожалеют, что ее теперь там нет. Меж тем, когда ее демонтировали, наверняка все были уверены, что это лучшее решение. Где гарантия, что ситуация с некрополем у Кремлевской стены не повторится? Знаю, что то, что я сейчас скажу, идет вразрез с мнением многих людей. Но, наверное, заниматься эксгумацией не очень правильно.

С Мавзолеем Ленина вопрос отдельный, я не готова его обсуждать.

Космос и время блокбастеров

Два года назад вы участвовали в открытии выставки "Космонавты. Рождение космической эры", организованной лондонским Музеем Науки и РОСИЗО. Есть ли проекты в России, связанные с космонавтикой, в которых вы участвуете не как директор Музеев Московского Кремля, а как дочь Юрия Алексеевича Гагарина?

Елена Гагарина: Тот лондонский проект был совершенно особенный. Он готовился лет пять как минимум. Среди объектов, дающих представление о "русских в космосе", были не только работы из музеев, но и из НПО "Энергия", например. Некоторые из этих "экспонатов" не то что на выставках не были, но и территорию завода прежде не покидали. Огромные усилия для того, чтобы решить возникавшие вопросы, приложила Ольга Юрьевна Голодец. Что касается меня, то я просто помогала в решении некоторых проблем.

Если говорить о российских музеях, посвященных освоению космоса, - в Москве, или Звездном городке, или на родине моего отца, то мама передала подлинные вещи в дар многим музеям. И продолжает это делать, откликаясь на их просьбы.

Как вы относитесь к книгам и фильмам-блокбастерам о космосе, которые появляются сейчас?

Елена Гагарина: Книга книге рознь. Фильмы тоже бывают разные. Но когда создатели фильма показывают сценарий, чтобы можно исправить ошибки или неточности, то, наверное, от этого все выигрывают.

Вы смотрели резонансные фильмы "Салют-7" и "Время первых"?

Елена Гагарина: Да.

Как вам?

Елена Гагарина: Живо. Хотя я слышала и отрицательные отзывы.

А "Космос как предчувствие"?

Елена Гагарина: "Космос как предчувствие" мне очень нравится.

Подробнее о выставке в Музеях Московского Кремля читайте в ближайшем номере "РГ-Неделя"