Новости

06.12.2017 12:48
Рубрика: "Родина"

Танк "Мать-Родина"

Деньги на танк для сына собрала простая москвичка Мария Иосифовна Орлова
Мария Иосифовна Орлова и танк Т-34 на постаменте в Саратове - памятник той, подаренной ею сыну "тридцатьчетверке", погибшей в бою. Мария Иосифовна Орлова и танк Т-34 на постаменте в Саратове - памятник той, подаренной ею сыну "тридцатьчетверке", погибшей в бою.
Мария Иосифовна Орлова и танк Т-34 на постаменте в Саратове - памятник той, подаренной ею сыну "тридцатьчетверке", погибшей в бою.

Пять фронтовиков

Мария Иосифовна Орлова больше всего на свете любила угощать собственными пирожками и булочками. Получались они у нее не то что пальчики оближешь - откусишь...

С виду - добрая бабушка, домашняя, уютная, теплая. Воспитывала с мужем Федором Михайловичем, героем Русско-японской, Первой мировой и Гражданской войн, трех сыновей и дочь. В выходные в доме устраивали музыкальные посиделки, дети освоили фортепьяно, гитару, балалайку, мама солировала. А потом - обязательный семейный обед...

Глава семьи Федор Михайлович Орлов ушел на фронт в 63 года.

В 1941-м Мария Иосифовна осталась одна. На фронт ушли все. В том числе 63-летний муж в составе дивизии народного ополчения, которую через пару месяцев возглавил (на севере Москвы есть улица Комдива Орлова - это в честь него. Кстати, за все войны, что он прошел, был 25 раз ранен). Младший сын Василий, мамин любимец, командовал танковым батальоном, Евгений в скором времени перебрался в батальон к брату, а дочка Маша воевала в составе прославленного авиаполка Марины Расковой.

В сентябре пришла первая похоронка: старший сын Владимир погиб, защищая Ленинград.


На Берлин! / РИА Новости

Госпитальная мама

 

- Конечно, Мария Иосифовна не могла усидеть дома, - вспоминает ее внучка, известный кинорежиссер Ренита Андреевна Григорьева. - И она пошла работать в госпиталь. Она ведь и во время Гражданской помоталась с мужем по фронтам и там с ранеными возилась. Все в госпитале ее мамой звали. Тогда же сын Василий приехал с фронта в Москву для ремонта танков и познакомился с моей мамой Ниной Поповой - первым секретарем Краснопресненского райкома партии. Они поженились. А вскоре Мария Иосифовна забрала меня к себе в госпиталь: маме же некогда было за мной следить...

- Чем могла помочь десятилетняя девочка?

- Что вы, я пришлась к месту! Нас при госпитале было таких четверо. Ухаживать за ранеными - не самое важное, главное - их развлекать. Я увлекалась опереттой, вот и пела по палатам, чаще всего про любовь. Мне так здорово хлопали, что возомнила себя настоящей артисткой.

Справка 1929 года, удостоверяющая: Мария Иосифовна была красноармейцам "как родная мать".


Комиссионный сбор

В 1944-м Мария Иосифовна получила от Васи письмо, где он обмолвился: танк, на котором воевал, сильно пострадал в бою,

"...жаль, хорошая была машина". И мать решила действовать.

- Она написала в Кремль, чтобы ей разрешили собрать деньги на новый танк для сына, - вспоминает Ренита Андреевна. - А потом сложила все свое имущество: отрезы материи, сапожки, валенки, ложки - выгребла все! - и понесла в комиссионку. Собрала все семейные сбережения, но главное - сдала золотые саблю и портсигар, которыми мужа еще в Гражданскую наградил Михаил Фрунзе. Саблю выкупил музей Красной армии.

- Разве этого могло хватить? "Тридцатьчетверка" в конце войны стоила около 150 тысяч...

- Нет, конечно. Денег власти наверняка добавили. Но не в этом дело. Сталин прислал Марии Иосифовне благодарственную телеграмму, а танк доставили в воинскую часть и 14 марта 1945 года вручили командиру - полковнику Василию Орлову. После войны мы много раз пытались узнать, кто же догадался краской написать на башне танка "Мать-Родина", но так и не узнали. Это, скорее всего, было народное творчество, кто-то из простых танкистов.


Геройская гибель

Танк принял экипаж младшего лейтенанта Петра Кашникова из 126-го танкового полка 17-й гвардейской механизированной бригады. Вскоре Мария Иосифовна получила письмо, в котором танкисты благодарили за подарок и обещали "...еще беспощаднее громить гитлеровское зверье". Обещание сдержали, воевали геройски: более десятка танков и бронетехники, десяток автомашин противника успели уничтожить до 28 апреля.

В этот день экипаж погиб в окрестностях Потсдама: два фаустпатрона поразили Т-34 с расстояния 40 метров...

Отметка в Журнале боевых действий о попаданиях фаустпатронов в танк N 0412497.

Фрагмент списка отличившихся танкистов.

Танк "Мать-Родина" закончил свой боевой путь вместе с экипажем. Это подтверждает журнал боевых действий полка, который изучил в Центральном архиве министерства обороны питерский военный исследователь Виктор Толстых. Там же нашлась и ведомость на списание танка N0412497. Восстановлению он не подлежал. Хотя в советские годы находились свидетели, видевшие "Мать-Родину" на улицах поверженного Берлина.

Сводная ведомость на списание погибших танков. Последний в списке - N 0412497.

- Этого быть не могло, - говорит Виктор Толстых. - Есть акт технического состояния: сгорело все - от вооружения и оптики до мотора и ходовой части, а сам броневой корпус был разорван. Пробоина кормовой надмоторной брони могла быть не критичной, но пробоина правого борта в том месте, где находится радист-пулеметчик, не оставила экипажу шансов на спасение. Видимо, в боевом отделении полыхнуло топливо, а затем сдетонировал боекомплект. После осмотра было принято решение "... машину списать, как безвозвратные потери".

Герой Советского Союза Василий Федорович Орлов и его учетная карточка награжденного.

А за месяц с небольшим до этого, через четыре дня после получения материнского подарка, в смертном бою у местечка Гисмансдорф погиб гвардии полковник Василий Орлов, самый молодой командир корпуса в Красной армии. Его тело на самолете маршала Конева брат Евгений доставил в Москву. Мать до последнего надеялась, что произошла ошибка...

6 апреля 1945 года указом Президиума Верховного Совета СССР Василию Орлову было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Семья прощается с Василием, погибшим за несколько дней до Победы.


Последний марш-бросок

После войны 17-ю гвардейскую бригаду несколько раз переформировывали. В итоге она - уже как 81-й гвардейский мотострелковый полк - была дислоцирована в немецком городе Эберсвальде. Воинская часть уже оснащалась современной техникой, но в отдельном боксе бережно хранилась полковая реликвия - "тридцатьчетверка" с надписью "Мать-Родина" на броне. Одна из оставшихся "в живых"...

Танк "Мать-Родина" был любимцем у детей военных в Эберсвальде.

В 1965 году в честь 20-летия Победы танк установили на постаменте, думалось, навсегда. Но в начале1990-х начался вывод советских войск из Германии...

- Тут и начались у танка приключения, - рассказывает Виктор Толстых. - Сначала он в составе полка переехал на трейлере в гарнизон Черноречье Самарской области (поселок Рощинский) и там был воздвигнут на постамент возле солдатского клуба. В 1998 году его перевезли в Саратов, где создавался музей бронетехники. И в суете открытия музея чиновники все перепутали: полковник Орлов стал генерал-майором, "Мать-Родина" превратилась в "Родину-Мать", а сам памятник, оказалось, посвящен саратовским танкистам. И лишь в 2013 году благодаря областной ветеранской организации "Боевое братство" и ее руководителю Юрию Сияшину танку было возвращено подлинное имя, установлена мемориальная доска с описанием его истории.


Разговор с сыном

Мария Иосифовна умерла в 1969 году. Похоронена на Новодевичьем кладбище рядом с мужем, дочерью и любимым сыном Василием.

- За несколько лет до смерти ее наградили в Кремле орденом "Отечественной войны" I степени, - вспоминает Ренита Андреевна. - Все военачальники Советского Союза стоя аплодировали ей. А она все послевоенные годы каждый день садилась в кресло перед большим портретом Васи и разговаривала с ним. Все переживала, что не сумела его защитить. Даже танковой броней...

На память о В.Ф. Орлове у Рениты Андреевны Григорьевой остались его очки.

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

Сколько стоил танк Т-34*

 1940 г.   429 256 руб
 начало 1941 г.   305 295 руб
 1942 г.  на заводе N 183 (Нижний Тагил) 166 000 руб
 1942 г.  на заводе N 112 (Сормово) 209 000 руб
 1942 г.  на Уральском заводе тяжелого машиностроения (Свердловск) 273 000 руб
 1942 г.  на заводе N 174 (Омск) 312 000 руб
 1943 г.  на заводе N 183 (Нижний Тагил) 136 500 руб
 1945 г.  (танк Т-34-85) 130 500 руб

Разница определялась технологией, в том числе наличием/отсутствием конвейерного производства.
* Источник: Свирин М.Н. Броневой щит Сталина. История советского танка. 1937 - 1943. М., 2006. С. 206. 363-364.