Новости

07.12.2017 20:39
Рубрика: Происшествия
Проект: В регионах

Поводок как повод для конфликта

Из-за пробелов в законе страдают не только домашние любимцы, но и их хозяева
Вячеславу Никитовичу Дронову 76 лет. Живет вместе с женой, Татьяной Васильевной, почти что в центре Петербурга - на Монетной улице. До недавнего времени у Дроновых был еще третий член семьи - шпиц Шарик. "Почти человек", как говорят о нем хозяева. Радость и утешение. Но несколько недель назад шпица загрызла соседская собака - ротвейлер Ванесса. Когда хозяин Шарика попытался его отбить, - отгрызла палец и самому Вячеславу Никитовичу. Шарик умер в ветеринарной клинике.

Урок не впрок

Далее события развивались так, как вроде бы и положено в такой драматической ситуации: Дронова на скорой увезли в больницу, где ему сделали операцию (правда, пришить откушенную фалангу не удалось), в 43-е отделение полиции медики направили сообщение о происшествии, участковый майор Игорь Ройбу начал проверку случившегося... Но закончилось расследование странным выводом: состава преступления в данном случае полиция не обнаружила, о чем спустя несколько недель и уведомила Вячеслава Никитовича. Возмущенный пенсионер обратился с жалобой к прокурору района. Однако найти понимание в прокуратуре ему тоже не удалось.

Здесь надо пояснить, что конфликт между собаками и их владельцами возник не впервые. Хозяйка Ванессы регулярно выгуливает свою питомицу без намордника и поводка. И несколько месяцев назад молодая и, видимо, плохо воспитанная Ванесса уже нападала на Шарика. Тогда она порвала шпицу живот, его оперировали, но Татьяна Васильевна Дронова (в тот раз шпица выгуливала именно она) сумела сохранить своему любимцу жизнь и даже смогла договориться с хозяйкой Ванессы, что та оплатит лечение. Однако, видно, тот урок не пошел на пользу.

В день, когда произошел трагический инцидент, ротвейлера выгуливал 14-летний подросток, сын хозяйки. Опять, как отмечает Дронов, без намордника и поводка.

- Я едва успел открыть дверь в парадной, еще даже на улицу не вышел, - рассказывает Вячеслав Никитович, - а ротвейлер словно поджидал нас. Просунул голову в полуоткрытую дверь и вцепился в Шарика. Я стал ротвейлера отталкивать, тогда он бросил Шарика и вцепился в меня. А мальчик стоял на улице и молча смотрел на происходящее.

Сейчас уже не установить, чем объясняется такое поведение хозяина Ванессы. Возможно, мальчик просто растерялся. Возможно, понимал, что справиться с большой и злобной собакой ему не по силам. Но в любом случае остаются вопросы: почему опасная для окружающих собака-ротвейлер оказалась в общественном месте без надлежащего сопровождения? Почему нанесенный ею ущерб - и физический, и моральный - остался вне поля внимания правоохранителей? И главное: что сейчас можно и нужно предпринять, чтобы подобные инциденты в наших дворах не повторялись?

Идите в суд?

Забегая вперед, скажем: сын Вячеслава Никитовича, Сергей Дронов уже обратился к адвокату Сергею Комолову, чтобы эта история получила правовое продолжение. Однако сам пострадавший относится к этой затее скептически.

- На предварительной беседе, - делится он, - адвокат сообщил нам, что лучше всего было бы уладить дело в досудебном порядке, заключить соглашение, получить с хозяйки ротвейлера какую-то компенсацию... Я думаю, что это неправильно. Поймите, меня не финансовый вопрос волнует, меня беспокоит, что человек, который так безответственно относится к своей собаке, остается безнаказанным.

Алексей Бороздин, президент Северо-Западной ветеринарной ассоциации, считает, что у этого дела есть юридические перспективы.

- Во-первых, в Петербурге действует "Закон об административных правонарушениях", он довольно жесткий и внятный. В частности, в этом законе есть пункты про надлежащее содержание собак, правила их выгула. Хочу отметить, что выгул такой серьезной собаки, как ротвейлер, несовершеннолетним подростком - это тоже нарушение. В данном случае очевидно, что закон был нарушен, причем не единожды, и владелицу ротвейлера следует как минимум оштрафовать. Полиция в данном случае должна была передать дело на административную комиссию в администрацию Петро-градского района, а там в соответ-ствии с "Законом об административных нарушениях" должны были принять меры.

Во-вторых, по мнению Бороздина, здесь явно просматриваются признаки жестокого обращения с животными: шпиц был покалечен большой собакой, что привело его к мучительной смерти.

- А "жестокое обращение с животными" - это уже уголовная статья, - подчеркивает эксперт, - и она, на мой взгляд, вполне может быть здесь применена.

Однако другие эксперты с таким заявлением не согласны. Анна Разинова, юрист Центра правовой зоозащиты, отмечает, что применить в данном случае статью 245 УК будет весьма сложно, так как вряд ли по-страдавший сможет доказать, что собаку специально натравливали на шпица: свидетелей нет. Количество ситуаций, когда собаки кусают людей или других домашних животных, нанося тем самым и физический, и моральный вред хозяевам - огромно. По самым скромным подсчетам, подобных случаев по стране - сотни тысяч в год. Однако наказывают за них единицы. Почему?

Контролировать некому

Во-первых, есть лакуны в механизме применения закона об административных нарушениях.

- Представьте ситуацию: я не по правилам выгуливаю свою собаку, - поясняет Разинова. - Вы, член административной комиссии, подходите ко мне и просите предъявить документы. Я имею полное право вам их не показывать. Более того, если вы подойдете ко мне с сотрудником полиции, которому я документы предъявить обязана, а он передаст вам сведения обо мне, это будет с его стороны нарушением закона: ведь он разглашает мои персональные данные.

Вторая причина, по мнению эксперта, заключается в том, что в Петербурге несовершенны сами правила содержания и выгула животных.

- Город, четверть населения которого имеет собак, фактически не предоставляет им возможностей для нормального выгула и дрессировки, - возмущается Анна Разинова. - Как, скажите, можно выгулять молодого пса, если все время дер-жать его на поводке? Как научить его выполнять команды, если ему (он же в наморднике!) нельзя сунуть поощрительный кусочек?

Какой же выход? По мнению эксперта, владельцам собак надо предоставить больше прав и одновременно ужесточить ответственность.

- Если собака покусала, а тем более покалечила кого бы то ни было (человека или другое животное), хозяин ее однозначно должен получить реальный тюремный срок, - подчеркивает эксперт. - Если хозяева будут уверены, что за инциденты вроде описанного им грозит реальный срок заключения, они по-другому будут относиться к содержанию и выгулу своих животных.

А жителям города, которые видят ненадлежащий выгул собак, следует немедленно фиксировать это (хотя бы на камеры телефонов) и заявлять в административные комиссии.

Очень часто конфликты по поводу животных оборачиваются самосудом. Происходит это потому, что люди не видят реальной возможности призвать владельцев собак к порядку. А зря. Такие возможности есть.

- Например, в истории со шпицем и ротвейлером, конфликты между которыми случались не однажды, Дроновым надо было не ограничиваться беседами с соседкой, а фиксировать травмы и писать заявление куда положено. Кстати, помимо статьи про жестокое обращение с животными в УК есть еще и статья 167 - "умышленное повреждение чужого имущества". Собака, по закону, является "чужим имуществом", и если ей нанесен вред, уголовное дело можно возбудить и по этой статье. Кстати, санкции там жестче: до двух лет реального тюремного срока.

Прямая речь

Сергей Комолов, адвокат:

- Помимо травм, мой доверитель получил и серьезный моральный вред: семья сейчас не спит ночами, у супругов обострились хронические сердечно-сосудистые заболевания. Однако назвать сумму, на которую они могут рассчитывать в качестве компенсации морального вреда, я пока не готов. Думаю, она будет исчисляться десятками тысяч рублей.

Пока верстался номер

"РГ" получила официальные ответы из прокуратуры и ГУ МВД по Санкт-Петербургу и Ленобласти. В них сказано, что для принятия итогового процессуального решения по материалу необходимо установить вред, причиненный здоровью пострадавшего. Ввиду продолжения лечения Дронова в медицинском учреждении, сделать это пока не представляется возможным. Вместе с тем, прокуратурой района решается вопрос о предъявлении искового заявления в порядке статьи 45 ГПК РФ в интересах пострадавшего о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью заявителя, а также компенсации морального вреда.