Хуан Антонио Байона: У нас будет больше динозавров, чем когда-либо

Журнал
    08.12.2017, 11:05
Один из самых ожидаемых фильмов грядущего, 2018 года, сиквел "Мира Юрского периода", создавался в обстановке повышенной секретности. Один кадр с девочкой, глазеющей на череп трицератопса, был выложен в марте, в конце июня был представлен заголовок - Fallen Kingdom. Сверх того никакой более-менее ценной информацией нас не баловали. До этой недели.
 Фото: Universal  Фото: Universal
Фото: Universal

Сначала в интернете появились короткие видеоролики, анонсирующие релиз первого трейлера. А сегодня этот трейлер, рыча и громыхая, ворвался в пространство интернета и кое-что наконец-то прояснил.

Чтобы прояснить чуть больше, мы поговорили с режиссером картины Хуаном Антонио Байоной, постановщиком хоррора "Приют" и не по-детски пронзительной сказки "Голос монстра".

О сюжете "Мира Юрского периода 2" до этого дня ничего не было известно, но, судя по первому трейлеру, основной вопрос картины - что теперь делать с динозаврами.

Хуан Антонио Байона: Начнем с того, что это вторая часть трилогии. Она начинается спустя некоторое время после событий первой части. Остров заброшен, динозавры разгуливают повсеместно, предоставленные сами себе. И им всем грозит опасность: вот-вот начнет извергаться вулкан. Соответственно, героям предстоит спасать не людей, а ящеров. И тут мы сталкиваемся с большой этической дилеммой. Которая действительно формулируется именно так, как вы сказали. Что делать с этими динозаврами? Заслуживают они защиты, как все прочие живые существа на планете, или же следует их оставить на острове, и пусть себе погибают?

То есть это не просто очередное кино о том, как доисторические чудовища поедают разбегающийся двуногий корм?

Хуан Антонио Байона: Точно так.

Поэтому вы взялись за проект?

Хуан Антонио Байона: Не только. Когда мне впервые Колин Треворроу рассказал эту историю, я тут же пришел в полный восторг. Но дело не только в том, что это просто интересно. Это еще и вызов. "Мир Юрского периода 2" - одновременно сиквел фильма Треворроу и пятый фильм франшизы, если вести отсчет с самого начала. То есть нужно одновременно добавить что-то новое, захватывающее и не сбиться с пути, сохранить предыдущие наработки и удовлетворить ожидания фанатов. И, кроме того, впереди ведь еще один фильм, к нему тоже необходимо правильно подвести, посеять зерно, из которого он впоследствии вырастет. Поэтому, мне кажется, передо мной стояла особенно сложная задача, но вместе с тем и увлекательная.

В вашем предыдущем фильме, "Голос монстра", для создания этого самого монстра использовались не только CGI-спецэффекты, но и живые, аналоговые. Что насчет "Мира Юрского периода"? Есть ли там "настоящие" динозавры?

Хуан Антонио Байона: Знаете, на каждом фильме чему-то учишься, каждый фильм дает какой-то отдельный опыт. В "Голосе монстра" мы комбинировали аниматронику с CGI-эффектами - и да, результат вышел потрясающим. Для меня очень важно плотное сотрудничество с командой создателей спецэффектов, потому что реалистичность того, что происходит на экране, напрямую зависит от качества их работы. А нет ничего более реалистичного, чем то, что можно потрогать. Поэтому я очень рад, что тот опыт, который я получил, снимая "Голос монстра", удалось перенести на "Мир Юрского периода".

Главное достоинство аниматроники - в том, что ты получаешь возможность взаимодействовать с чем-то реальным. И нам повезло, что у нас была возможность применять аниматронику достаточно широко, во всех моментах, где она казалась целесообразной. Кажется, в нашем фильме будет больше динозавров, чем когда-либо, и то, что получилось на съемочной площадке иметь дело с настоящими динозаврами - это очень хорошо. Это помогает не только актерам, хотя им, конечно, гораздо легче иметь видимый и осязаемый материал для своей работы, но и режиссеру, поскольку позволяет лучше держать под контролем весь процесс.

Каково это - сотрудничать со Стивеном Спилбергом, и насколько он был вовлечен в производство?

Хуан Антонио Байона: Сотрудничать со Спилбергом - это воплотившаяся в жизнь мечта. Я всегда любил его фильмы и всегда им восхищался. Поэтому просто не мог воспринимать саму возможность сидеть с ним за одним столом и обсуждать какие-то рабочие моменты иначе, кроме как честь и большую привилегию. Он снял "Парк Юрского периода", он же сам спроектировал всю трилогию "Мира Юрского периода", без него ничего бы этого не состоялось, и участие он принимал самое деятельное. Как и Колин Треворроу, кстати. Поэтому, пожалуй, справедливо будет сказать, что это была коллективная работа.

Тем не менее сколько в этой работе и в конечном результате лично вашего?

Хуан Антонио Байона: С того самого момента, когда я точно узнал, что буду работать над фильмом, я решил, что хочу передать собственные ощущения, которые я испытал, когда впервые ребенком посмотрел первый "Парк Юрского периода". Во-первых, это ошеломление от осознания того, что перед тобой - невероятно живые динозавры. Во-вторых, это леденящий ужас, когда ты видишь огромного злого Тираннозавра. Комбинация этих чувств - и есть то, за что миллионы людей полюбили творение Стивена Спилберга.

И именно эту комбинацию я попытался повторить. Динозаврами, понятно, сейчас мало кого удивишь, значит, чтобы должным образом отдать дань наследию, выполнить завет великой первой картины, следует хорошенько напугать зрителя. Мы много говорили об этом с Колином Треворроу, и в итоге пришли к тому, что надо больше саспенса. Так и получилось: поверьте, в "Мире Юрского периода" много, очень много саспенса.