1 декабря 2017 г. 10:00
Текст: Михаил Зеленов (доктор исторических наук, главный специалист РГАСПИ) , Андрей Сорокин (кандидат исторических наук, директор РГАСПИ, ведущий рубрики "Советская история. Документы")

"Если Финляндия останется с Россией, это приведет страну к гибели"

Почему большевики поддержали стремление имперской окраины к независимости
Сенат Финляндии. 1917 г.
Сенат Финляндии. 1917 г.

История вопроса

В течение нескольких веков Финляндия находилась в составе Швеции в статусе Великого герцогства/княжества Финляндского. В ходе русско-шведской войны 1808-1809 гг. Россия отобрала Финляндию у Швеции, что закреплено условиями Фридрихсгамского мирного договора. Великое Княжество Финляндское в составе Российской империи находилось на особом положении, имело прав больше, чем другие национальные окраины. Когда в России в феврале 1917 г. произошла революция и было свергнуто самодержавие, то встал вопрос - кому перешли права великого князя, который до этого управлял Финляндией? Временное правительство считало, что все права императора перешли ему вплоть до Учредительного собрания (которое и решит вопрос о статусе Финляндии в составе России), а финские политики полагали, что эти права перешли сейму (парламенту), и Учредительное собрание не вправе решать вопрос о судьбе Финляндии, так как представителей Финляндии в составе этого собрания нет.

С апреля до октября 1917-го юристы России и Финляндии пытались договориться о границах автономии Финляндии в составе России, было создано около десятка проектов будущих законов, определяющих правовые взаимоотношения России и Финляндии. 2-3(15-16) октября 1917 г. в Гельсингфорсе встретились члены Юридического совещания при Временном правительстве и члены Комиссии основных законов при финляндском сенате (правительстве), которые пытались найти общий язык при обсуждении проектов "Формы правления Финляндии" и "Закона о взаимных правовых отношениях России и Финляндии". Созданные совместными усилиями проекты были рассмотрены Временным правительством 23 октября (5 ноября), чтобы быть потом принятыми сеймом Финляндии. Однако парламент в Гельсингфорсе не торопился принимать эти законы, а 25 октября (7 ноября) Временное правительство, как хорошо известно, перестало существовать.

14 (27) ноября финляндский сейм принял на себя осуществление верховной власти страны, объявив себя независимым от российских властей и назначил новое правительство во главе с сенатором П. Свинхувудом. 22 ноября (5 декабря) сейм обратился к международному сообществу с просьбой признать независимость Финляндии, однако Германия и Швеция ответили, что признают независимость только после соответствующего акта со стороны правительства России. 23 ноября (6 декабря) 1917 г. сейм принял Декларацию независимости и чуть позже потребовал вывода из Финляндии располагавшихся там российских войск (док. N 1). Сложилась парадоксальная ситуация: сенат, который протестовал против утверждения независимости Учредительным собранием, теперь не хотел обращаться к социалистическому правительству России с просьбой о независимости. 9(22) декабря сейм Финляндии единогласно принял адрес к Учредительному собранию России с просьбой признать независимость Финляндии. Однако социал-демократы, члены сейма, пытались по своим каналам получить информацию о настроении Советского правительства и выработали 13(26) декабря проект декларации Совнаркома "Финскому народу" (док. N 2), который они вручили В.И. Ленину 14 (27) декабря. Ленин подтвердил, что преград к получению независимости не существует, нужно лишь официально оформить это решение.

16 (29) декабря финляндское правительство обратилось к Совнаркому с просьбой признать независимость Финляндии. 18 (31) декабря на своем заседании СНК решил принять резолюцию, предложенную наркомом по иностранным делам Л.Д. Троцким1 (акт известен как Декрет о независимости Финляндии[2]). Однако Советское правительство не обладало законодательными функциями, и требовалось утверждение этого декрета на заседании ВЦИК. Президиум ВЦИК поставил этот вопрос в повестку дня 21 декабря 1917 г. (3 января 1918 г.) (док. N 3). 22 декабря (4 января) ВЦИК утвердил декрет о независимости Финляндии (см. док. N 4). Наконец, III Всероссийский съезд Советов 15 (28) января 1918 г. утвердил декреты СНК и ВЦИК о Финляндии.

Публикуемые документы хранятся в РГАСПИ, АП РФ и ГА РФ и расширяют традиционные представления о процессе получения Финляндией независимости. Особенности орфографии и пунктуации документов сохранены.

Публикацию подготовил Михаил Зеленов, доктор исторических наук, главный специалист РГАСПИ


К. Ю. Стольберг - председатель Комиссии основных законов Сената Финляндии в 1917 году, первый президент Финляндии (1919-1925).

N 1. Требование финляндского сената о выводе из Финляндии русских войск3

Не позднее 5(18) декабря 1917 г.

"Благодаря мудрой политике Александра I..."*

Точка зрения, на которую в настоящее время стал финский народ, требуя себе полной независимости, не вызвана исключительно событиями последнего времени, а является скорее результатом долговременного исторического развития и созданных им условий.

Хотя Финляндия, за время ее соединения с Швецией, не занимала в политическом и государственно-правовом отношении обособленного положения, а составляла часть шведской государственной территории, все-таки финский народ, на основании национальности большинства населения и географического положения страны, чувствовал себя до некоторой степени особым народом, хотя и соединенным с шведским народом. Особенно сильно это чувство развилось в 18-м столетии. Соединение с Швецией доставило к тому же финскому народу участие в вольных государственных учреждениях, и он на этом основании, за время 600-летнего соединения с Швецией, имел возможность деятельно участвовать в государственной жизни. Эти обстоятельства привели к тому, что, когда Финляндия в 1809 году вследствие исхода войны была отторжена от Швеции, финский народ уже был подготовлен к тому, чтобы создать себе будущность в виде особого, хотя и соединенного с Россией, государственного организма.

"Финский народ проявил благодарность к России"

Когда Финляндия, благодаря мудрой политике Александра I, при соединении ее с Россией, фактически достигла такого обособленного положения, оказалось, что необходимо заново создать только высшую правительственную власть, особый орган для доклада императору и великому князю финляндских дел и высшую судебную инстанцию. В прочих же отношениях Финляндия уже располагала всем, что требуется для полного государственного организма.

Вследствие того, что конституция, которая перед тем была общею для Финляндии и для Швеции, отныне стала особою конституциею Финляндии, она превратилась в государство с собственною конституциею, с особым, на этом основании, законодательством, особым управлением, особым судом, особыми финансами и особою военною организациею. Только для иностранных дел не было особого органа; так как Финляндия по отношению к иностранным державам составляла часть российского государства, то эти дела относились к ведению императорского правительства, также поскольку они касались Финляндии. Но независимо от сего Финляндия с 1809 года составляла особое государство, монарх которой, правда, был российский император, но все-таки был обязан управлять Финляндиею в качестве монарха этой страны на основании конституции и прочих ее законов. И финский народ с самого начала доказал, что он в состоянии поддерживать свое положение особого государственного организма.

За время 80 лет, в течение которых Россия соблюдала это положение, обстоятельства вообще сложились благоприятно. Сейм Финляндии, правда, в продолжение полустолетия не созывался; это тормозило прогресс, но не противоречило буквальным определениям основного закона. А когда Сейм в 60-х годах вновь был созван, для Финляндии наступило время быстрого прогресса. Финский народ проявлял благодарность и преданность монархам и неуклонную верность по отношению к России. Но уже в 80х годах российское правительство стало подготовлять вторжения в права Финляндии, которые затем, лишь с кратковременными перерывами, следовали одно за другим. Россия стала проводить политику, которая в своих последствиях означала отмену принадлежащего Финляндии согласно ее конституции права иметь свое законодательство и особые судебные учреждения и находиться под управлением собственных властей, другими словами, отмену тех условий, на которых состоялось соединение с Россиею, и вместе с тем была направлена к денационализации финского народа. Эта деструктивная политика приняла особенно радикальный и сознательный характер за время генерал-губернаторства генералов Бобрикова (1899-1904)4 и Зейна (1909-1917)5.


Митинг и манифестация в Гельсинфорсе (ныне Хельсинки) 18 июня 1917 г. / РИА Новости

"Государство должно зиждиться на законе"

Нарушение прав Финляндии, к которому привела эта политика, ощущалось финским народом тем более глубоко и болезненно, что он с 1809 года, если не считать иностранной политики, привык самостоятельно вершить свои дела и, на этом основании и вследствие крупных успехов, достигнутых за это время во всех, можно сказать, областях человеческой культуры, национальное и политическое самосознание его сильно окрепло. Финский народ по вере, языку, культуре и историческому прошлому коренным образом отличается от русского народа. Низвержение конституции и общественного строя Финляндии и упразднение национальной ее самобытности поэтому в глазах финского народа, по необходимости, равносильно упразднению самых основ его будущности.

Общественный строй, который Финляндия при соединении с Россиею сохранила в виде драгоценного наследия со времени ее соединения с Швециею, основывается на том принципе, что государство должно зиждиться на законе. Закон считался высшею властью в государстве, и он был безусловно обязателен как для народа, так и для монарха, который поэтому был обязан управлять государством согласно его законам. Один из самых могущественных и наиболее самовластных королей Швеции Карл XI объявил, что если бы в его приказах и повелениях оказалось что-то либо противоречащее общим законам страны, то таким распоряжениям не следует подчиняться. Та же мысль выражена в словах, которыми санкционирован важнейший, ныне действующий основной закон Финляндии, форма Правления 1772 года. Многие события в истории Швеции также подтверждают, что монарх, умышленно нарушающий законы государства или иным образом пытавшийся повредить стране, считался утратившим право на корону. Тем же принципом руководствовался и русский народ, когда он низверг царскую власть.

Финляндский генерал-губернатор Николай Иванович Бобриков (17августа 1898 - 4 июня 1904) и финляндский генерал-губернатор Франц-Альберт Александрович Зейн (11 ноября 1909 - 2 марта 1917)) и

Политика, которая при генерал-губернаторах Бобрикове и Зейне проводилась со стороны России по отношению к Финляндии и за которую русский народ несет ответственность, особенно с тех пор, как его законодательные палаты оказали ей поддержку, не ограничивалась только отдельными нарушениями финляндских законов, согласно которым монарх был обязан управлять страною, но умышленно и последовательно игнорировала конституциею страны и систематически попирала ее права. Фактически эта политика, как доказывается в особенности опубликованною в 1914 году программою Корево, ставила себе целью упразднение всего правового и общественного строя Финляндии и денационализацию финского народа6. Этот народ получил вследствие сего неоспоримое право высвободиться из соединения с Россиею. На самом деле за каждым народом необходимо признать право всеми мерами отстаивать свой правовой строй и другие преимущества, имеющие для него значение жизненных условий, и, когда ему угрожает потеря этих преимуществ, принимать меры, требуемые для их сохранения. Но пока финский народ оставался соединенным с Россиею, он не мог иметь никакой гарантии, что жизненные условия его будущности будут сохранены за ним.


"Финский народ не обязан подчиняться такой судьбе"

Начавшаяся в марте месяце сего года русская революция вернула, правда, Финляндии ее конституцию, поскольку это было возможно, ибо изданные за время войны т.н. обязательные постановления, во многих отношениях противоречащие основным законам Финляндии, не были отменены. Но результаты этой революции по отношению к Финляндии проявились преимущественно в том, что страна за время девяти месяцев, истекших с начала революции, впала в анархию, которая, главным образом под влиянием расположенных в стране недисциплинированных русских войск, грозит дойти до крайних пределов. Если Финляндия останется соединенною с Россиею, это положение вещей будет продолжаться и приведет страну к гибели. Российское государство за время своего тысячелетнего существования не в состоянии было создать твердый закономерный порядок. Не закон, а воля государей и приказы чиновников имели обязательную силу в России, а когда эта сила была низвержена революцией, никакая другая связующая сила не могла заменить ее и наступило распадение общественных связей, которое привело Россию к ее нынешнему тяжкому положению. Россия не в состоянии поддерживать у себя организованную государственную власть и еще менее она может гарантировать Финляндии то, что составляет непременное условие ее существования, а именно упорядоченный общественный строй. Наверно, пройдет также много времени, прежде чем на созданных революциею основах удастся создать в России твердый государственный порядок. При таких условиях Финляндия, оставаясь в соединении с Россиею, испытала бы на себе разрушение анархиею ее правового и общественного строя, а это для финского народа означало бы гибель его в качестве народа с западноевропейскою культурою.

Финский народ не обязан подчиниться такой судьбе. Его право отделиться от России при нынешних условиях еще более ясно и неоспоримо, чем когда-либо прежде. В Финляндии поэтому и не существует сомнений относительно правомерности воспоследовавшего со стороны Сейма и правительства объявления независимости Финляндии. Историческое развитие финского народа, его особая культура и общественный строй, в связи с нынешним положением дел в России, служат вполне достаточным основанием для такого шага.

Независимо от этих общих оснований, именно в настоящий момент особое обстоятельство вызывает эту меру с настоятельною необходимостью. Населению Финляндии в три с половиною миллиона угрожает голод, и чтобы предупредить или, по крайней мере, облегчить его посредством подвоза жизненных припасов из-за границы, необходимо, чтобы границы страны были открыты и чтобы правительство могло вступить в непосредственные сношения с правительствами иностранных держав, что представлялось невозможным, пока оставалось в силе соединение с Россиею.


"Войска немедленно должны быть выведены"

Как известно, исключительно стратегические соображения побудили Россию завладеть Финляндиею. Признавалось необходимым занять эту страну, чтобы обезопасить северо-западную границу России и ее новую столицу. Такие мотивы ныне, однако, не имеют значения. Прежде всего такое рассуждение означает, что один народ обязан во всем служить интересам другого народа, что противоречит как требованиям права и справедливости, так и основным началам права самоопределения народов, которые неоднократно выставлялись русскою революциею. Финский народ на основании своей истории и в качестве народа с особою культурою и особым национальным и политическим самосознанием имеет право жить для выполнения своих особых задач и не стать жертвою интересов другого - хотя бы и великого народа. Засим, если внимательнее отнестись к делу, нельзя отрицать, что свободная и независимая от России Финляндия представляет гораздо более верную гарантию добрых отношений между обоими народами, которые по географическому положению является соседями, чем если она будет находиться в зависимости от России. В сем последнем случае Финляндия, как уже сказано, никогда не была бы гарантирована от посягательств со стороны России.

Финский народ, который, желая поддерживать дружественные отношения со всеми другими народами, будет, по достижении независимости, соблюдать полный нейтралитет, проникнут особенно сильным желанием жить в дружественных отношениях с русским народом. Финский народ, поэтому, с уверенностью ожидает, что русский народ, верный великодушным началам, провозглашенным за время революции, признает Финляндию свободным и независимым государством.

Принимая во внимание, что русским войскам в настоящее время не предстоят никакие военные задачи в Финляндии и что расположенные здесь войсковые части, в которых дисциплина совершенно ослабела, распространяют, кроме того, в Финляндии анархию и истощают имеющиеся в стране незначительные запасы пищевых продуктов, Финляндия, наконец, вынуждена выставить требование, чтобы эти войска немедленно были выведены из пределов страны.

РГАСПИ. Ф. 516. Оп. 1. Д. 49. Л. 86?91.
Машинопись (2 экз.), правка черными чернилами, надпись на финском языке. Л. 79-85 - машинопись на шведском языке.


N 2. Проект декларации Совнаркома "Финскому народу", составленный ЦК Финляндской социал-демократической рабочей партии

[13(26) декабря 1917 г.]

ФИНСКОМУ НАРОДУ

Финский народ, который более ста лет тому был насильно присоединен к России, находясь после этого под гнетом русских правящих классов, ясно заявлял неоднократно и особенно в последнее время, что он считает свою политическую независимость необходимым условием своей материальной и духовной культуры. Сознательный пролетариат Финляндии особенно заявлял, что одним из условий успешности классовой борьбы является самостоятельность Финляндии, так как лишь посредством ее могут быть устранены те трения между Россией и Финляндией, которые приносят выгоду лишь националистической политике имущих классов.

Русское Рабочее и Крестьянское Правительство, придерживаясь неуклонно заявленного им принципа самоопределения народов и стремясь по возможности исправить ту несправедливость, которую русские правящие классы оказывали до сих пор Финляндии, заявляет, что оно со стороны России признает, что Финляндия будет с этих пор вполне независимым государством. Отсюда вытекает то, что лишь со стороны военных условий это будет возможным и самое позднее немедленно после заключения мира все русские войска будут выведены из Финляндии и Финляндская территория будет представлена во всех отношениях в управление финского народа.

Русское Рабочее и Крестьянское Правительство, решая таким образом, надеется, что близкое взаимоотношение в области духовной и материальной жизни между Россией и Финляндией будет и впредь продолжаться и развиваться, так как ему не будут более мешать принуждение и национальная ненависть.

Штампы: штамп секретного архива ЦК ВКП(б).

АП РФ. Ф. 3. Оп. 66. Д. 576. Л. 3. Машинопись (2 экз.). Бумага со следами дырокола.

Проект декларации Совнаркома "Финскому народу".


N 3. Протокольное постановление Президиума ВЦИК о внесении на заседание ВЦИК вопроса о независимости Финляндии

21 декабря 1917 г. (3 января 1918 г.)

[Протокол] N 10

Заседание Президиума ВЦИК

21/XII-17 6-30 м. веч[ера]

Присутствуют7: [...]

Вопрос о независимости Финляндии.

Внести на обсуждение ЦИК предложение Сов.Н.К. Утвердить Постановление СНК и предложить ЦИК принять без прений, ограничившись лишь заявлениями от фракций.

Пометы:
на л. 1 сверху слева фиолетовым
(химическим) карандашом: N 10.
ГА РФ. Ф. 1235. Оп. 32. Д. 10. Л. 5.
Черновой вариант протокола.
Рукопись черными чернилами
(автограф В.А.Аванесова).


N 4. Из черновой записи протокола N 23 заседания ВЦИК с обсуждением вопроса о независимости Финляндии8.

22 декабря (4 января) 1917 г.

Заседание ЦИК С[оветов] Р[абочих] и С[олдатских] и К[рестьянских Депутатов]

22/XII-17 г. 9 ч. Веч[ера].

Под председ. т. Свердлова в 9 час[ов] ве[чера] открыв[ае]т[ся] засе[дание] ЦИК. 4 ч .

Суханов[9] о порядке дня - принимается поряд[ок] дня, пред[ложенный] Презид[иумом].

Сталин. Пред[ставители] фин[ского] правит[ельства] обратились с заявлением. Читает. СНКом поступить иначе не мог. СНК исходил из провоз[глашенного] принц[ипа] самоопр[еделения] народов. Нас обвинят, что Россия превратилась в развалины, но она не была нашей собственностью[10].

Свердл[ов] 11

Моис[еев] от[крыл] прения12 - 4 ч[еловека]13

Суханов об оглаш[ении] рез[олюции]14

Аванес[ов] от фракций поровну

Прошьян15

Принята.

Воз[держались] 4.

ГА РФ. Ф. 1235. Оп. 17. Д.24. Л. 1 об.
Рукопись фиолетовым (химическим) карандашом на бумаге в линейку тетрадного формата.
Автограф В.А. Аванесова.

Из черновой записи протокола N 23 заседания ВЦИК от 22 декабря 1917 г.

* Подзаголовки расставлены редакцией.


1. Протоколы заседаний Совета Народных Комиссаров РСФСР. Ноябрь 1917 - март 1918 г. М., 2006. С. 123.
2. Декреты Советской власти. Т. 1. М., 1957. С. 250.
3. Вопрос был рассмотрен на заседании СНК 6(19) декабря 1917 г. и первоначально было принято решение "Ответить, чтобы Финляндия ультиматума не предъяв[ляла], т.к. иначе она будет наказана". Однако в протокол был записан мягкий вариант: "Обсудить вопрос со Смилгой" (т.е. с председателем областного комитета армии, флота и рабочих Финляндии). (см.: Протоколы заседаний Совета народных комиссаров РСФСР. Ноябрь 1917 - март 1918 г. М., 2006. С. 89).
4. Бобриков Николай Иванович (1839 - 1904) - генерал-губернатор Финляндии.
5. Зейн Франц-Альберт Александрович (1862 - 1918) - генерал-губернатор Финляндии.
6. Программа централизации имперского управления разрабатывалась под руководством председателя комиссии по систематизации финляндских законов Н.Н. Корево. Предполагалось укрепить центральную государственную власть в Финляндии (изменить законы о генерал-губернаторе, сейме, полиции и т. п.) и реализовать меры, направленные на сближение Финляндии с остальными частями империи (урегулировать денежную систему, вопросы гражданства, образования, вероисповедания и т. п.).
7. На заседании Президиума присутствовали: В. Аванесов, Б. Малкин, М. Натансон, Г. Зиновьев, Я. Свердлов, В. Фомин, С. Щукин, К. Петерсон, П. Будеев, И. Литвин, П. Прошьян, Л. Брагинский. - ГА РФ. Ф. 1235. Оп. 32. Д. 10. Л. 13-14.
8. Отчет о заседании см.: Правда. 1917. 23 декабря (1918. 5 января); Протоколы заседаний Всероссийского Центрального исполнительного комитета Советов рабочих, солдатских, крестьянских и казачьих депутатов II созыва. М., 1918. С. 174-178.
9. Суханов Николай Николаевич (1882-1940) - в 1917 г. меньшевик-интернационалист. В опубликованной стенограмме порядок дня огласил Свердлов.
10. Речь Сталина была с некоторыми изменениями напечатана: см.: Сталин И.В. Cоч. Т. 4. М., 1947. С. 22-24.
11. Далее одно слово неразборчиво. В стенограмме речь Свердлова не отражена.
12. Моисеев Борис Измайлович (1877-?) - в 1917 г. меньшевик-интернационалист, на заседании заявил, что до Всероссийского Учредительного собрания "ЦИК не вправе накладывать свою резолюцию по поводу столь важного вопроса, как отделение целой страны от государства". Как указано далее в "Правде", "заявление Моисеева встречено шумом и смехом".
13. Далее одно слово неразборчиво.
14. В стенограмме речи Суханова не содержится.
15. Прошьян Прош Перчевич (1883-1918) - левый эсер, в 1917?1918 гг. нарком почт и телеграфа. На заседании заявил, что "левые эсеры всегда горячо отстаивали идею полного национального самоопределения народов, всегда стояли на страже рабочих и крестьян, и от имени левых эсеров приветствует пролетариат Финляндии и всецело присоединяется к решению СНК".