С Новым годом, с новым адом

Рецензия 20.12.2017, 17:40 | Текст: Алексей Литовченко

Под эгидой Жоры Крыжовникова и под негласным лозунгом "Больше ада!" шестая (не считая спин-оффа про собачек) часть бесконечной в перспективе серии новогодних комедий имени Тимура Бекмамбетова наотмашь разит по бокс-офису и здравому смыслу навязчивым продакт-плейсментом и незатейливым юморком.

Всего на этот раз в альманахе - пять новелл разной степени невменяемости. Любопытно, что центральную роль в самой вменяемой исполнила Юлия Александрова, супруга Крыжовникова. В ней же отчетливее всего чувствуется почерк мастера: съемка от первого лица, неадекватные пьяные тела в кадре, атмосфера надвигающегося апокалипсиса, соответствующий саундтрек. Юлия Александрова, опять же.

Она играет профессиональную снегурку на сносях, путешествующую по Нижнему Новгороду на тракторе в компании киргизского Деда Мороза. Обманом вломившись в квартиру одинокой феминистки четвертой волны (не спрашивайте), которая тоже вот-вот родит, внучка азиатской ипостаси славянского божества решает ей помочь.

Тем временем в Санкт-Петербурге Сергей Светлаков предает случайно огню свою квартиру и подселяется с женой, детьми и прочими родственниками к Ивану Урганту, чтобы загадить и уничтожить его квартиру. В Новосибирске густомясая барышня приковывает себя наручниками к возлюбленному врачу на глазах у его невесты - потому что, как известно, нарушение статьи 127 УК РФ и берлинский синдром - залог крепких отношений. Дмитрий Нагиев в Тюмени знакомится с вероятным пасынком: называет его дебилом, отбирает телефон и утаскивает с собой в лес за праздничной елью. (Кстати, напомним, что ранее в этом году Тимур Бекмамбетов публично осудил законопроект, дающий право любому жителю страны на самостоятельную вырубку хвойных деревьев.) Наконец, из Хабаровска сбегает в Москву малолетний видеоблогер, одержимый идеей заполучить себе в матери сентиментальную ведущую новостей федерального телеканала.

Последний сегмент - он в действительности по значимости первый, так как объединяет все остальные. На каждом этапе этой одиссеи персонажи из разных городов помогают мальчику сделать еще один шаг на пути к безумной цели, вместо того чтобы отправить его домой к отцу. Новый год ведь, чудеса, как не помочь тронувшемуся умом "Умке". Такова внутренняя логика фильма. Если же со стороны посмотреть, то логика совсем другая. Просто все они тронутые.

Крыжовников как-то раз уже снимал про Новый год. В "Нечаянно" 2014 года Тимофей Трибунцев убивает соседку, а его семья спокойно собирается за столом рядом с трупом, смотрит телевизор, ест оливье, обсуждает сексуальную ориентацию Димы Билана. В "Ёлки новые" эта короткометражка не вписалась бы, но в фильмографию Жоры и то, и другое вписываются одинаково органично. Россия, застолье, попса, ад - это мы.

Перед Жорой Крыжовниковым, очевидно, стояла задача оживить подзачахшую франшизу. Он и оживил. Как Франкенштейн своего монстра, ударив разрядом электричества и прокричав: "It's alive!". Сюжеты по-прежнему примитивны и крепко настояны на розовой водичке, но в отличие от всех предыдущих "Ёлок", где главенствовали мещанский уют, любовь, продакт-плейсмент и приторная доброта, в "Новых" царит деятельное, разрушительное зло. И продакт-плейсмент.

Лица из рекламных роликов не только бьют детей, устраивают пожары, лишают друг друга свободы и планов на будущее, не забывая продавать товары рекламодателей. Это называется "семейная новогодняя комедия". Смотрите во всех кинотеатрах. Каждый год. Всегда.

1

Добавьте RG.RU 
в избранные источники

Читайте также