Новости

21.12.2017 22:24
Рубрика: Общество

Новая жизнь для платья, прожженного сигаретой

Куда отнести хлам перед Новым годом
Обнаруженная в начале XXI века новая зависимость - шопоголизм, каждый сезон выталкивает в магазины 41 процент наших соотечественников. Научившись покупать много лишнего, мы не подумали о том, как избавиться от накопленного.

Восхитительный обычай итальянцев - выкинуть перед Новым годом хлам из дома, нам понятен, но не освоен. Корреспондент "РГ" отправилась на склад, где сортируют ненужную одежду, чтобы понять, как кофточка из новой коллекции повлияет на экологию одного гардероба, города, страны и планеты.

Предположим, каждые три месяца среднестатистическая горожанка (мужчины меньше страдают от проблемы "надеть нечего") отправляется в магазин и возвращается с двумя обновками. Итого - восемь обновок в год. Умножаем на пять лет, и в нашем шкафу - 40 вещей. Выбросить - жалко, продавать - замучаешься, раздать нуждающимся - не хватает времени.

В среднестатистическом шкафу каждый год появляется минимум 8 обновок. Фото: Depositphotos.com

Москвичка Дарья Алексеева придумала простой способ расстаться с ненужным платьем. Собираясь на лекцию или выставку, вы берете с собой несколько пакетов залежавшихся тряпок и оставляете их в красивых контейнерах фонда "Второе дыхание". Собранное отправляется на склад. В месяц сюда поступает от 12 до 20 тонн вещей.

- 20 тонн может быть в мае или сентябре, когда люди массово чистят гардеробы, - поясняет Даша. - Или в начале января, когда все очнутся от праздников и начнут убирать свои квартиры. В июле, когда все уехали, мы собираем меньше одежды.

Мы покупаем вещи, "потому что у меня важная встреча", "потому что я иду с мужем в гости" и т.д.

- Мы слишком маленькая организация, чтобы менять привычки или выступать против крупных брендов, - говорит Даша. - Я не могу убеждать людей, что секонд-хенды сегодня - это не кучи тряпья на раскладушках, как в 90-е. Но там можно найти нормальную одежду и сэкономить 90 процентов бюджета. Но я могу создать инфраструктуру.

Сейчас в Москве более ста точек приема одежды. Вещи можно сдать в магазине, можно поставить ящик в офис (это будет стоить 200 тысяч рублей в год).

И вот собрано 20 тонн одежды, но кто знает, куда она уходит.

- Для тех, кто своими глазами хочет увидеть, что мы делаем со сданной ими одеждой, в 2018 году по выходным будем устраивать день волонтеров. Пожалуйста, приходите и сортируйте. Мы говорим "да" любой одежде (кроме нижнего белья и нейлоновых колгот). Вы можете принести нам футболку, залитую кетчупом, или платье, прожженное сигаретой…

Лабиринты серых ангаров на окраине Москвы когда-то были заводом МИГ, сегодня здесь аренда склада обходится Даше в 180 тысяч рублей в месяц. Холодно и неуютно. Гигантские стеллажи забиты черными мешками.

25-летняя Оля, выпускница столичного вуза, инженер, специалист по проектированию аварий на атомных реакторах, несколько лет назад оказалась на улице - "организация развалилась". Однажды у нее закончились деньги.

Услышав про организацию Доктора Лизы, пошла туда - ночлежка, бесплатное питание. Старалась держать себя в форме и не опуститься до уровня бомжа (алкоголь, попрошайничество). Перебивалась разовой работой без оформления - клеила объявления, раздавала флаеры. Пережить все это ей помогло папино воспитание: безвыходных ситуаций нет. Папа был прав: Олю пригласили работать на склад.

Сгодятся и футболки, залитые кетчупом. Не принимаются только белье и нейлоновые колготы

- К этому моменту я успела потерять все документы, шансов быть принятой на работу не было, но меня взяли, - говорит Оля. - Даша очень мощно меня поддерживала, всегда шла навстреч и даже зарплату выдавала не раз в две недели, а чаще. Я восстановила документы, сняла жилье, жизнь наладилась.

Теперь Оля мечтает получить профессию программиста, построить карьеру, обзавестись собственным жильем и сделать мир лучше. Но пока надо перебрать 300 кг старой одежды. Норма кажется безумной. Попробуйте перевести килограммы в количество - футболок, юбок, платьев и брюк.

Меня к тому же терзает мысль: не завалялось ли среди ненужного тряпья платье от Мiu Miu или хотя бы джинсы от Calvin Klein? Оля словно в ответ ловко выуживает из кучи вещей нечто глобально розовое. Костюм поросенка.

- 40 процентов того, что нам сдают, - вещи на переработку, - комментирует Даша. - Но для нас главное, чтобы одежда не выбрасывалась. Синтетика плохо гниет, и так же как пластик, при гниении выделяет СО2. Если собрать всю одежду, выброшенную в Москве за год, это будет равноценно освобождению города от 450 тысяч автомобилей.

- С этой одеждой никто не работает, потому что это убыточно, - продолжает Даша. - Бизнесу неинтересно. Вот пластик доходный, бумага, стекло, а одежда - нет.

Убыточность Даша объясняет так. Чтобы сдать платье на переработку, недостаточно достать его из шкафа и бросить в спецконтейнер. Одежду нужно рассортировать по составу ткани: впитывающая или нет, хлопок или синтетика, а может, и вовсе - шерсть. После отвезти собранное на перерабатывающие компании, которых катастрофически не хватает.

- Что-то везем за свой счет в Кинешму (Ивановская область), что-то сдаем в Подмосковье, - говорит Даша. - В Кинешме нам говорят: ребята, мы примем вашу синтетику, но вы должны срезать фурнитуру, иначе станки повредятся. И наши девчонки сидят и вырезают ножницами заклепки из штанов. В итоге мы тратим 40 рублей на килограмм подготовки, при этом нам платят 2 рубля за сырье - мы в минусе. "Минус" 38 рублей с каждого килограмма одежды. Но продолжаем этим заниматься, потому что одежду выбрасывать нехорошо.

А если вдруг находится что-то от Мiu Miu, то такие вещи чистят, стирают, приводят в порядок и везут в небольшие городки. Например, в Жиздру или Старицу. И бесплатно отдадут тем, кому они очень нужны. Регулярно Даша бесплатно помогает младшему медицинскому персоналу домов престарелых.

- Женщины носят одну и ту же одежду по пять-семь лет, потому что еда, коммунальные услуги и ботинки для детей важнее.

От обычной выдачи одежды отличает отсутствие унизительного копания в мешках. "Какой у тебя размер? На, получи". Их бесплатные магазины почти бутик на Тверской: хорошая музыка, стойки с одеждой, стилисты и красивые бумажные пакеты. Разбирают почти все, остается процентов 20 одежды - для следующей смены.

Так простая идея освободить квартиры от хлама превращается не только в благотворительную акцию и спасение планеты от мусора, но и в способ поднять женщине самооценку и порадовать ее обновками. Здесь Даша уточняет, гениальная идея принадлежит не ей, чарити шопы (благотворительные магазины) давно существуют в Европе и США. Ненужные вещи сортируются, отдаются нуждающимся, продаются через секонд-хенды, а вырученные деньги уходят на исследование рака и другие жизненно важные проекты, которым нужна поддержка.

- Почему я должна нести свое барахло на выставку, почему я не могу избавиться от него рядом с домом?

- Чтобы доставить такой ящик к вашему дому, мне нужно купить его за 70 тысяч в Германии и привезти в Россию. Даша показывает яркие большие короба с дверцей, которая должна плотно закрыться после очередного мешка хлама. Ящики отечественного производства протекают, заводы не могут рассчитать конструкцию так, чтобы ее не распирало от объема вещей, в итоге дверца не закрывается плотно, дождь, снег, ящик начинает ржаветь, одежда тоже.

- Мы работаем над системой датчиков, чтобы они показывали наполняемость контейнеров и можно было грамотно простроить маршруты, чтобы водитель везде успел. Датчик подключен к Wi-Fi. Это сложный и нетипичный для благотворительных фондов IT-продукт. По сути, мы социальный бизнес и благотворительная организация. Честно говоря, я не знаю, где бы я, как благотворительная организация, взяла денег на аренду, зарплату людям, которые работают на складе, - говорит Дарья.

На содержание фонда в месяц требуется около миллиона рублей. Сводить дебет с кредитом Даше позволяют секонд-хенды.

- Это единственный способ финансировать эту деятельность, - говорит Даша. - Из сбора вещей ты не выдавишь какую-то слезливую историю, чтобы тебе начали давать такие деньги.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"

Общество Ежедневник