Карточный долг - дело Честейн

Рецензия 10.01.2018, 13:35 | Текст: Алексей Литовченко

Молли Блум (Джессика Честейн) была подающей надежды лыжницей-могулисткой (могул - это когда сначала по кочкам скачут, а потом с трамплина красиво прыгают), но отстегнувшаяся некстати лыжа и последовавшее затем падение шансы на карьеру жестоко растоптали. Молли погоревала-погоревала - и устремилась к новым высотам. Тоже в некотором смысле к спортивным.

Молли стала организатором, сначала в Лос-Анджелесе, затем - в Нью-Йорке, подпольных покерных игрищ. Вполне благополучным. До поры до времени. Ведь поскольку в подпольных игрищах обычно не пушистые лапуськи участвуют, а всякие сомнительные личности (ушлые голливудские звезды, миллионеры-мошенники, русско-еврейские мафиози), якшанье с ними в итоге вышло предприимчивой даме боком.

ФБР, арест, обвинения. Честно заработанные (ха-ха) деньги конфисковали. И только один благородный чернокожий адвокат (Идрис Эльба) может ей теперь помочь. Ему она и рассказывает свою печальную повесть.

Исповедью женщины адвокат, само собой, проникается. Понимает: бедняжка просто рядом стояла и к грязным делишкам клиентов никакого отношения не имеет. А что кто-то у нее продул все сбережения и покончил с собой - так это его проблемы. И если кто-то другой за ее столом заманивал людей в свою финансовую пирамиду - тоже: моя хата с краю. Тем более, как далее выясняется, в опасный омут Молли затянуло тяжелое детство, в котором отец ее, Кевин Костнер, матери ее же напропалую изменял.

Нет, Аарон Соркин, орденоносный сценарист, впервые севший в кресло режиссера, не то чтобы оправдывает героиню. Хотя и не винит. Дело в том, что характеры его увлекают не в первую очередь. В первую очередь его увлекает то, как возникают и функционируют разные интересные структуры. Так было всегда, и в сериалах его, и в фильмах. И опять.

Говорят много, двигаются мало, зато быстро. Представьте "Казино" Скорсезе, где все, что этого самого казино не касается, остается за скобками. Плюс немного судебной драмы. Равно - сплошная умная болтовня, которая складывается в мануал по ведению конкретного вида бизнеса. Крайне познавательный. К примеру, вот какая лазейка есть в законодательстве об азартных играх. Брать процент со ставок - это ай-яй-яй. А если не брать - то это почти законно.

А характеры - ну а что характеры? Сильная независимая женщина и сильный независимый (а также благородный!) афроамериканец - уже двойной беспроигрышный ход. Сценарий - точный, резкий, информативный. Такой же, как всегда у Соркина. Режиссура - что характерно, тоже как всегда. То есть не хуже, скажем, Финчеровской. С самой открывающей сцены, где Джессика Честейн летит со склона навстречу перелому позвоночника в стремительном монтаже, и до финала бойкий ритм почти не сбивается, несмотря даже на десятиминутные диалоги, а Джессика Честейн не перестает комментировать свои флэшбэки, лишь в настоящем времени иногда замолкая и уступая место пламенным речам Идрисы Эльбы.

Соркин - хороший сценарист и режиссер. Полезный. Благодаря его картинам можно получить исчерпывающее представление о построении и устройстве различных успешных организаций, будь то бейсбольная команда, Facebook или подпольные игорные заведения. В доступной и увлекательной форме. Только вот бы он еще про футбольную сборную сделал кино. Желательно поскорее.

4

Читайте также