1 января 2018 г. 14:53
Текст: Денис Давыдов (доктор исторических наук)

От коммунара Ивана Турыгина сбежала коммуна

Почему в 1920-х годах провалилась красивая идея подъема сельского хозяйства
Коллективный труд - во благо!
Коллективный труд - во благо!

Зарождение лаишевской коммуны

"Долой мещанство с его частной собственностью! Даешь новый быт!" В 1920-е гг. подобные лозунги были популярны среди комсомольской молодежи: она остро нуждалась в идеалах справедливости и всеобщего равенства. Их воплощением стало появление коммун - объединений нескольких человек, ведущих общее хозяйство и быт. Молодежные коллективы создавались повсеместно: в общежитиях заводов и фабрик, учреждений и вузов, а их жизнь широко освещалась в печати1. Считалось, что коммуна способна воспитать человека нового типа - строителя светлого будущего. Интерес молодежи к новым формам общежития и стремление к коллективизму, безусловно, сыграли значительную роль в развитии коммунального движения. Но находились и другие причины, побуждавшие людей к объединению. В этой связи интересно обратиться к сельскохозяйственным коммунам, участники которых занимались преимущественно крестьянским трудом. Для чего создавались такие коллективы? Страна постепенно оправлялась от разрухи, но последствия Гражданской войны и голода еще давали о себе знать. Продовольственный вопрос вынуждал жителей городов возвращаться в деревню, к забытым хозяйствам. Суровые экономические реалии оправдывали тягу комсомольцев, порой бывших беспризорников и сирот, к земле-кормилице. Лозунг смычки города и деревни получал свое живое воплощение.

Одна из сельскохозяйственных коммун была создана в городе Лаишеве Татарской республики в январе 1925 г. От других молодежных коллективов она отличалось тем, что объединила городских жителей, решивших заняться сельским хозяйством. Ее название - "Заветы Ильича" - призвано было вселить уверенность в стремлении ее членов жить по-новому, в духе ленинских заветов. Для этого была создана неплохая материальная база. Коммуне были предоставлены косилка, конные грабли, 3 плуга, 4 железные бороны, культиватор, а также жнейка и молотилка местного земельного отдела2. Имелось и собственное поголовье домашнего скота: 5 лошадей, 6 дойных коров, бык-производитель, 5 телят, 32 овцы3. К осени 1926 г. в коммуне жили и трудились 13 человек, из них 7 женщин и 6 мужчин, по национальному составу - 9 русских и 2 татарина4.


Молодежь за учебой.

Кто они, активисты?

Кем же были эти молодые энтузиасты, решившие вернуться к исконно крестьянскому труду? Роль организатора сыграл местный комсомолец Иван Туртыгин. Обладая качествами лидера, он выполнял функции завхоза, бухгалтера, выступал с докладами на комсомольских собраниях, не раз поднимая вопрос о помощи коммуне5. Его помощником стала Анна Маркеева, секретарь совета коммуны. В ее биографии, довольно типичной для тех лет, отразилась судьба молодого поколения, охваченного стремлением к справедливости и всеобщему равенству. Анна родилась в бедняцкой семье в Лукоянове Нижегородской губернии. Ее отец был призван на фронт в 1914 г. Долгое время большая семья из семи человек жила на средства матери, отец вернулся лишь в 1918 г. Однако завершение войны не принесло счастья. Наступили голодные времена, из-за чего родители перебрались на родину в село Сорочьи Горы Татарской республики, где снова стали заниматься сельским хозяйством. В 1921 г. от голода умер отец. Мать, не имея средств к существованию, отдала детей в детский дом в город Лаишев. Здесь Анна поступила в начальную школу, а в 1925 г. вступила в коммуну6, при этом ей было поручено вести ее дневник7. Пробыв в коммуне до ноября 1927 г., она была направлена учиться на курсы совпартшколы в Казань. В 1928 г. вступила в партию. По окончании учебы с 1930 по 1935 г. работала заведующей женским сектором Аксубаевского райкома ВКП(б), далее - на различных руководящих партийных должностях8.


Советский плакат 1928 г. Художник И. Шульпин. До массовой коллективизации пропаганда обращалась к беднякам и середнякам, о колхозах речи не было.

"Отношение к работе не совсем сознательное"

Сохранилось несколько кратких характеристик, данных Маркеевой членам коммуны:

"Туртыгину. Отношение к делу сознательное. Коммуной заинтересован. Ответственность за собой чувствует. Отношение к коммунарам хорошее. Дисциплинирован, при посылке на работу как завхоз бывает опрометчив, говорит, что коммунары плохо делают, и фактов на это не имеет. Материальный кризис коммуны переносит, отношение к инвентарю и обмундированию сознательное, хорошее.

Кузнецову. Отношение к делу сознательное, коммуной заинтересован, ответственность за собой чувствует, отношение с товарищами удовлетворительное. Материальный кризис коммуны переносит, не дисциплинирован, отношение к инвентарю и обмундированию хорошее. Мало выдержан, вступает в пререкания с коммунарами. Как работник хороший под руководством.

Исмагилов. Отношение к делу мало сознательное, коммуной заинтересован как общежитием, ответственности за собой не чувствует, отношение к товарищам удовлетворительное. Материального кризиса коммуны не терпит, отношение к инвентарю и обмундированию небрежное, поддается легко под дурное влияние, не участвует в разрешении вопросов, касающихся жизни коммуны. Мало дисциплинирован, мало выдержан, политически не развит.

...Радчук. Как работник хороший, отношение к делу сознательное. Коммуной заинтересован, чувствует за собой ответственность. Отношение к товарищам хорошее. Материальный кризис коммуны переносит легко, отношение к инвентарю и обмундированию удовлетворительное, дисциплинирован, выдержан. Вспыльчив характером.

Маркеева А. Отношение к делу сознательное, коммуной заинтересована, ответственность за собой чувствует, отношение к товарищам хорошее. Дисциплинирована, выдержана... вспыльчива характером.

С. Маркеева. Отношение к работе не совсем сознательное. Коммуной заинтересована, ответственность за собой чувствует, отношение с товарищами хорошее. Кризис коммуны переносит, отношение к инвентарю и обмундированию хорошее. Дисциплинирована, мало участвует в решении вопросов.

В. Маркеева. Отношение к работе умелое, хорошее. Мало заинтересована коммуной, ответственность за собой чувствует. Отношения с коммунарами хорошие. Кризис коммуны переносит. Отношение к инвентарю и обмундированию хорошее. Не участвует в разрешении вопросов, касающихся жизни коммуны. Дисциплинирована, выдержана. Не чувствует себя полноправным членом семьи"9.

Характеристики рисуют образы молодых людей со своими достоинствами и недостатками, но объединенные одной романтической мечтой - создать справедливое общество, основанное на всеобщем труде и равенстве. Однако воплощение этой мечты оказалось несколько иным, чем представлялось ранее.


Советский плакат первой половины 1930-х гг., выпущенный тиражом 30 000 экземпляров. Художник Б. Дейкин.

Закат коммуны

Нельзя не обратить внимания на постоянно упоминаемый кризис коммуны и отношение к нему со стороны молодежи. Что это был за кризис?

Уже первый год существования коммуны стал серьезным испытанием для ее организаторов. Молодым коммунарам пришлось столкнуться с рядом повседневных хозяйственных проблем. В частности, ощущался недостаток конской силы для обработки земли10. Дождливая погода, неудачно выделенный участок под пашню - на опушке леса - привел к неурожаю, в результате чего пришлось закупать продукты11. Негативную роль сыграло и незнание специфики крестьянского труда. Совет коммуны состоял из трех человек, плохо знакомых с сельским хозяйством. По признанию самого И. Туртыгина, такой совет "может делать по неопытности ошибки"12. Признавая это, комсомольцы неоднократно ставили вопрос о необходимости назначить им опытного руководителя, желательно крестьянина-партийца. Требовалась и дополнительная рабочая сила: объединение нуждалось в расширении своего состава до 20-25 человек13. Звучали пожелания привлечь комсомольцев из других организаций города14. Пришлось решать и финансовые вопросы. Один из них - выплата кредита, а также сельскохозяйственного налога в размере 219 руб. Недостаток средств поставил вопрос об отсрочке в выплате налога15. Также коммуна нуждалась в средствах для обустройства отведенного ей сада16.

Несмотря на трудное начало, коммуна тем не менее выжила и продолжила свою работу. Об этом свидетельствует ее бюджет на следующий год. Его доходная часть с января по октябрь 1926 г. составила 1422 руб. 49 коп., а расходная - 1182 руб. 47 коп. Полученный доход предполагалось потратить на ремонт ворот, постройку бани, приобретение одежды и прочие хозяйственные нужды17. Материалы протоколов заседаний фиксируют решение вопросов организации сельскохозяйственного кружка, распределения доходов от продажи скота, молотьбы хлеба, заготовки дров, приобретения племенных овец, караула пчельника, читки газет и др.18 Коммуна зажила своей жизнью. Но жизнь эта оказалась далека от представлявшегося комсомольцам идеала.

Противоречия между идеализированной моделью всеобщего равенства и повседневной хозяйственной практикой нередко выливались в споры и конфликты, в результате которых коммунары покидали коллектив. О своем желании ухода заявил один из его членов - Сабиров. Не получив разрешения, он тем не менее скрылся19. Другой коммунар - Радчук, заявив, что жизнь в коллективе его не устраивает, также пожелал ее покинуть, мотивируя это необходимостью ухода за больным отцом20. Не пожелал оставаться в коллективе и бывший его активист Андрей Федоров, жена которого двумя месяцами ранее также ушла. Желание жить полноценной семейной жизнью вынудило Федорова написать заявление об уходе21. Другими причинами нежелания жить и работать в коллективе признавались тяжелые материальные условия быта, отдаленность коммуны от города, незаинтересованность общественной жизнью. Как следствие, пребывание в коммуне для многих оказывалось недолгим. Например, в конце февраля 1926 г. по собственной просьбе в коллектив была принята воспитанница детдома Гордеева вместе с двумя своими подругами. Однако уже в апреле того же года она покинула коммуну, мотивируя свой уход отъездом в деревню к дяде22. Таким же непродолжительным оказалось пребывание в коммуне Финадеева Ивана, решившего вступить в коллектив в апреле 1927 г. по причине безработицы. Однако, проявив недисциплинированность, уже через два месяца он был осужден на заседании коллектива и исключен23. Свой уход Финадеев прокомментировал так: "Я ухожу из коммуны, потому что здесь нет порядка. Руководят девчонки"24. Как признавали сами коммунары, для некоторых из них приход в коллектив нередко был обусловлен лишь возможностью получить жилье и питание25. В результате таких коммунаров приходилось исключать26.

Актуальным оставался и вопрос о взаимоотношении мужской и женской части коллектива. В феврале 1926 г. был зачитан доклад "Женщина в коммуне", в ходе которого развернулась большая дискуссия. Мужская часть утверждала, что "коммунарки не чувствуют себя ответственными за коммуну". Со своей стороны девушки говорили о том, что их труд недооценивается, отсутствует бережное отношение к вещам27 и в целом отмечается "превосходство мужчины над женщиной"28.


На "железном коне".

Почему у них не получилось?

Одним из способов преодоления конфликтов стала организация культурного досуга. Годовщина образования коммуны в январе 1926 г. была ознаменована постановкой вечера самодеятельности29. В ноябре того же года в коммуне была создана комсомольская ячейка30. Были организованы политический и сельскохозяйственный кружки. Выписывались газеты "Правда", "Комсомольская правда", "Беднота", однако не все коммунары были грамотны: постоянная занятость в сельском хозяйстве не оставляла времени для учебы, хотя молодежь проявляла интерес к знаниям31.

Коммуна просуществовала недолго. Недостаток средств и напряженные межличностные отношения поставили под вопрос ее дальнейшее существование. По всей видимости, в конце 1927 г. ее деятельность была свернута: ведение протоколов собраний коммунаров прекратилось. Так завершилась еще одна попытка создать модель общества всеобщего равенства.

Роль подобных коммун в хозяйственной жизни Татарской республики в 1920-е гг. невелика, их удельный вес в аграрном производстве ничтожен. Большее значение приобретал социально-психологический фактор: приобщение к новым формам жизни оборачивалось "окрестьяниванием" коммунаров, их погружением в непривычную для себя хозяйственную среду, что укрепляло традиционные начала в их сознании и поведенческих установках. В конечном итоге повседневная хозяйственная практика корректировала идеологические приоритеты. Воспитываемые в духе презрения к эксплуататорам, коммунары в то же время неоднократно сталкивались с необходимостью использования наемного труда: этого требовали объемы работ, а также сжатые сроки их проведения в летнюю страду. Сохранялось и традиционное распределение обязанностей на мужские и женские. Таким образом, новационные аспекты деятельности коммуны наполнялись традиционным содержанием. Это не могло не вызывать внутренний конфликт между общественным и личным, между старым и новым в сознании ее членов. Последствием осознания этого конфликта становился уход из коммуны. Данный фактор сыграл свою роль в процессе постепенного сворачивания коммунального движения в начале 1930-х гг.: противоречия между романтизированной теорией организации нового быта и непосредственной практикой ее осуществления убеждали молодежь в сложности построения "нового мира".

К. Юон. Возвращение с работы. Конец 1920-х гг.


1. Адучаев Н. Студенческая коммуна // Красная молодежь. 1924. N 4. С. 90-93; Александров Д. Революция быта // Красное студенчество. 1929-1930. N 6. С. 15; Архангельский. Коммуна студентов-водников // Красная молодежь. 1924. N 2. С. 129-132; Балезин. Наша коммуна // Красная молодежь. 1925. N1 (5). С 104; Бочаров Д. Комсомольцы ли? // Смена. 1932. N 218; Карпенко З. В коммунах рабочей молодежи // Смена. 1926. N 3. С. 8; Дмитриев А. Из коллектива - крепкая коммуна // Красное студенчество. 1930-1931. N 16. С. 26; Коммуна молодежи. М.-Л., 1929; Смирнов Б. Коммуны в Замоскворечье // Смена. 1927. N 3. С. 11.
2. Центральный государственный архив историко-политических документов Республики Татарстан (ЦГА ИПД РТ). Ф. 8169. Оп. 1. Д. 64. Л. 12 об.
3.ЦГА ИПД РТ. Ф. 4034. Оп. 7. Д. 24. Л. 196 об.
4. Там же. Л. 195.
5. ЦГА ИПД РТ. Ф. 8169. Оп. 1. Д. 115. Л. 6.
6. ЦГА ИПД РТ. Ф. 15. Оп. 61. Д. 50. Л. 71.
7. ЦГА ИПД РТ. Ф. 8169. Оп. 1. Д. 94. Л. 12.
8. ЦГА ИПД РТ. Ф. 15. Оп. 61. Д. 50. Л. 69.
9. ЦГА ИПД РТ. Ф. 8169. Оп. 1. Д. 64. Л. 28, 28 об.
10. ЦГА ИПД РТ. Ф. 4034. Оп. 7. Д. 24. Л. 196 об.
11. Там же. Л. 196.
12. Там же. Л. 195.
13. Там же. Л. 197 об.
14. ЦГА ИПД РТ. Ф. 8169. Оп. 1. Д. 115. Л. 6.
15. ЦГА ИПД РТ. Ф. 4034. Оп. 7. Д. 24. Л. 197.
16. Там же. Л. 197 об.
17. Там же. Л. 197.
18. ЦГА ИПД РТ. Ф. 8169. Оп. 1. Д. 64. Л. 3, 5 об., 6 об., 7 об., 21.
19. ЦГА ИПД РТ. Ф. 8169. Оп. 1. Д. 94. Л. 25.
20. Там же. Л. 25 об.
21. ЦГА ИПД РТ. Ф. 8169. Оп. 1. Д. 64. Л. 8.
22. ЦГА ИПД РТ. Ф. 8169. Оп. 1. Д. 94. Л. 20, 25.
23. Там же. Л. 50 об., 53.
24. ЦГА ИПД РТ. Ф. 8169. Оп. 1. Д. 64. Л. 51 об.
25. ЦГА ИПД РТ. Ф. 4034. Оп. 7. Д. 24. Л. 195 об.
26. Там же. Л. 195-195 об.
27. ЦГА ИПД РТ. Ф. 8169. Оп. 1. Д. 94. Л. 10 об.
28. ЦГА ИПД РТ. Ф. 8169. Оп. 1. Д. 64. Л. 23 об.
29. ЦГА ИПД РТ. Ф. 8169. Оп. 1. Д. 94. Л. 9.
30. Там же. Л. 7.
31. ЦГА ИПД РТ. Ф. 4034. Оп. 7. Д. 24. Л. 195 об.