Новости

04.02.2018 18:00
Рубрика: Власть

Тюрьма накормит

Тюремное ведомство поможет обеспечить бывших заключенных работой и жильем
Заместитель директора Федеральной службы исполнения наказаний Валерий Максименко сообщил в эксклюзивном интервью "Российской газете", что ведомство разрабатывает масштабный проект: продукты, выращенные заключенными, могут появиться в обычных магазинах. А исправляющимся осужденным будут смягчать наказание и направлять на работы в сельхозпредприятия дальних поселков. После освобождения осужденные по своему желанию смогут остаться работать на предприятиях крупного сельскохозяйственного холдинга, который предоставит им не только работу, но и место жительства.
Тюремная пайка рассчитана не формально, 
а с учетом калорийности каждого продукта. Фото: Архив "РГ" Тюремная пайка рассчитана не формально, 
а с учетом калорийности каждого продукта. Фото: Архив "РГ"
Тюремная пайка рассчитана не формально, 
а с учетом калорийности каждого продукта. Фото: Архив "РГ"

Валерий Александрович, смертность за решеткой снижается или повышается?

Валерий Максименко: Снижается. За девять месяцев прошлого года в учреждениях уголовно-исполнительной системы умерли 2 тысячи 274 человек. Это на 12,3 процента меньше по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года.

От чего гибнут люди? Болезни? Насилие?

Валерий Максименко: В основном от болезней. При этом нам удалось снизить смертность от заболеваний на 11,2 процента. И здесь особо хотелось бы отметить, что смертность от ВИЧ-инфекции снизилась на 16,4 процента, от туберкулеза - на 44,2 процента.

Здоровье человека - это прежде всего питание. В какую сумму обходится питание заключенного в день?

Валерий Максименко: Уже несколько лет подряд объем средств, выделяемых на питание заключенных, сокращается. Если в 2015 году выделялось 22 миллиарда рублей, то в прошлом году было выделено 16 миллиардов рублей. Сегодня в день на питание одного заключенного приходится 72 рубля.

Как удается накормить человека на такую сумму? Это реальная задача?

Валерий Максименко: Трудная. Но реальная. Более того, в прошлом году мы даже сэкономили 1,2 миллиарда рублей. Директором ФСИН было принято принципиальное решение - вернуть эти деньги в казну.

Но - как так? Скажите честно, вы урезали пайки?

Валерий Максименко: Нет, заключенные получали все, что положено.

Тогда в чем секрет?

Валерий Максименко: Секрета нет. Просто к питанию заключенных мы подошли не формально, а с учетом калорийности каждого продукта питания и экономики его производства. В результате расходы на питание значительно сократились.

Кроме того был составлен четкий рацион питания с учетом, сколько кому положено калорий, - мужчине, женщине, несовершеннолетнему, больному человеку и т.д. Была разработана специальная компьютерная программа, с помощью которой мы смогли рассчитать, сколько требуется средств на питание заключенных в каждом регионе.

Значит, все дело в компьютерной программе? Но если денег недостаточно, электроника разве спасет? Или она подскажет, где взять мясо подешевле?

Валерий Максименко: На все три вопроса я отвечу только положительно. Знаете, сколько сейчас компьютерных программ, отвечающих на ваши вопросы?! Например, в Агросервере, Совэконе вы найдете не только предложения по покупке/продаже, но и цены на основные продукты питания по всей территории России. Мы ими активно пользуемся. Кроме того мы внедрили научный подход и оптимизировали работу наших сельскохозяйственных предприятий.

Расскажите детально.

Валерий Максименко: У нас по всей стране масса сельскохозяйственных предприятий, на которых трудятся осужденные. И так получалось, что раньше мы, к примеру, пшеницу сеяли везде, в том числе и на севере. Между тем ученые давно составили карту, что и где можно выращивать в зависимости от почвы и климата. Вот мы и воспользовались этой картой. Теперь в одних регионах выращиваем зерно, в других картофель, в третьих еще что-то.

Вы говорите очевидные вещи. А почему эти новации появились только сейчас?

Валерий Максименко: К решению вопросов продовольственной безопасности ФСИН России подключила не только своих специалистов, но и науку, в частности ученых Тимирязевской сельскохозяйственной академии. Они проанализировали проблемы деятельности нашего агропромышленного сектора и внесли свои коррективы. Уже первый год внедрение их предложений дало серьезный эффект.

В чем он выразился?

Валерий Максименко: Мы такие продукты питания, как мука, картофель, овощи, мясо, молоко, яйцо, производим сами, а не покупаем их на рынке. И заключенные при этом получают не фальсифицированные продукты питания (спреды, ГМО), а натуральные: с поля, с фермы, т.е. свое. Так и вышло, что качество питания улучшилось. А ранее сторонние поставщики, выигрывающие тендеры, не всегда поставляли качественные продукты.

Вы вернули деньги в казну. Не боялись, что в будущем на такую же сумму ведомству урежут финансирование?

Валерий Максименко: Такое решение - вернуть более миллиарда рублей в бюджет - было принято впервые. Мы понимаем, что сейчас непростая экономическая ситуация, может быть, эти деньги нужнее государству на других направлениях, в том числе социальных.

В рамках проекта планируется строительство 
на сельхозпредприятиях общежитий для осужденных

Тюремное ведомство постоянно приглашает к сотрудничеству бизнес, чтобы развивали производство в колониях. Бизнес откликается?

Валерий Максименко: Да, довольно активно. А знаете почему? Потому что у нас много преимуществ. В частности: гарантированный сбыт продукции, в наличии около 300 тысяч га земли, и довольно много рабочих рук. В ходе консультаций с крупными сельхозпроизводителями мы поняли, что у них есть и современная техника, и знания, и заинтересованность. Отсюда и возникла идея по созданию совместного предприятия. Мы нашли крупный агрохолдинг, с которым договорились о создании государственного частного партнерства (ГЧП) по производству продуктов питания по всей стране.

Продукты для заключенных?

Валерий Максименко: В первую очередь для них. Но также продукция будет продаваться и в обычных магазинах. Это будет взаимовыгодное партнерство. На тех предприятиях будут работать осужденные, отбывающие наказание. После освобождения наши подопечные смогут дальше там работать. Не будут выброшены на улицу.

Вы планируете оставлять людей в тюрьмах и после того, как срок прошел?

Валерий Максименко: В рамках проекта с агрохолдингом планируется строительство на сельхозпредприятиях общежитий для осужденных. Эти общежития получат статус исправительного центра. Осужденным, отбывающим наказание в колониях, после определенного срока наказание будет смягчаться - оставшийся срок заменяться на принудительные работы. Люди смогут жить в этих общежитиях. Тому, кто решит остаться после освобождения, также найдется место. Конечно, не в тех же самых комнатах, что живут его осужденные коллеги. Но место будет, это главное. Там будут условия и для семейной жизни, к ним смогут приезжать жены.

Зачем это нужно ведомству, которое отвечает лишь за исполнение наказаний?

Валерий Максименко: Обществу важно, чтобы человек, отбыв наказание, встроился в нормальную жизнь, стал законопослушным. Часто бывает: пока муж находится за решеткой, жена его бросает, коллеги забывают. После освобождения идти некуда. Получается, что и выхода другого нет, как старые дружки, новые преступления и снова тюрьма. Замкнутый круг.

Мы готовы помогать таким людям: дать им работу, не лишать перспективы. Уверен, нас поддержат и губернаторы. В каждом регионе в колониях из отбывающих наказание до 90 процентов составляют местные жители. Местные власти, безусловно, заинтересованы в нашем проекте. К тому же у нас много заброшенных деревень, умирающих поселков.

При чем здесь умирающие деревни?

Валерий Максименко: На предприятиях в дальних регионах часто не хватает рабочих рук. Люди уезжают. Мы готовы восстанавливать такие поселки, делать их пригодными для жизни.

Превращать такие поселки в зоны?

Валерий Максименко: Наполнять такие поселки людьми. Не делая из поселков зоны. Возьмем пилотный проект в Красноярском крае. Там мы успешно провели работу с бройлерной птицефабрикой. На сегодняшний момент трудятся около 130 заключенных. Они получают зарплату. Из этих денег они погашают долги по искам - компенсируют ущерб, причиненный преступлением.

Кто-то после освобождения обязательно останется работать на этом предприятии. Об этом же говорит и опыт другого пилотного проекта на деревообрабатывающем заводе в Коми.

Обычно после таких заявлений сразу же раздаются голоса, мол, зачем создавать преступникам хорошие условия.

Валерий Максименко: Условия отбывания наказания должны быть хорошими. Они не должны быть роскошными и тем более санаторными. Но наказанием является изоляция от общества. Осужденного лишили свободы. Ограничили в перемещениях. Он находится под надзором и соблюдает установленный режим.

Наказание не предусматривает ни унижения человека, ни издевательств, ни оскорблений. Мы за то, чтобы и на воле у людей были хорошие бытовые условия. Поверьте, тюрьма никогда, ни при каких условиях не будет комфортным местом. Но надо стараться, чтобы человек из нее не вышел преступником.

Новые проекты помогут осужденным найти себе место на воле после освобождения. Фото: Александр Мудрац / ТАСС

В СМИ часто под вопрос ставится профессионализм пенитенциарных врачей. Кто сегодня лечит заключенных, есть ли хорошие специалисты?

Валерий Максименко: В системе ФСИН России работают около 18 тысяч медицинских работников, из них врачей и провизоров более 6 тысяч человек. Первую и высшую квалификационную категорию имеют более 3,5 тысячи врачей и провизоров, более 6 тысяч медицинских работников среднего звена, 296 врачей имеют звание кандидата медицинских наук, 4 - доктора наук. Кроме этого для оказания медицинской помощи, безусловно, привлекаются врачи - специалисты гражданского здравоохранения. В рамках Соглашений о взаимодействии с государственными учреждениями здравоохранения, которые существуют во всех субъектах Российской Федерации, где дислоцированы учреждения УИС, организовано оказание консультативной помощи, в том числе выездными врачебными бригадами, стационарная помощь оказывается на базе многопрофильных и специализированных ЛПУ.

За 9 месяцев прошлого года проведено более 37,5 тысячи консультаций узкими врачами-специалистами, в том числе с вывозом более 17,5 тысячи пациентов в учреждения здравоохранения. Лечение в стационарных условиях гражданских клиник прошли более 1,5 тысячи человек.

В течение 2017 года в качестве пилотного проекта при поддержке Комитета по медицинским услугам общероссийской общественной организации "Деловая Россия", Мосгордумы и ОНК Москвы внедрена система телемедицины в условиях филиала "Больница" ФКУЗ МСЧ-77 ФСИН России (ФКУ СИЗО-1 г. Москва), позволяющая консультировать больных, находящихся на лечении в больнице при следственном изоляторе, со специалистами городских учреждений здравоохранения г. Москвы.

Особо отмечу, что по итогам 9 месяцев 2017 года зарегистрировано снижение количества больных активным туберкулезом в сравнении с аналогичным периодом прошлого года на 12,5 процента (с 22 818 человек до 19 948 человек). Улучшение показателей заболеваемости туберкулезом стало результатом реализации комплекса мероприятий, в числе которых укрепление материально-технической базы медико-санитарных частей в части обеспечения рентген-диагностической техникой и лабораторным оборудованием. Например, в 2017 году было поставлено 49 флюорографов, 22 рентгеновских аппарата, 16 ультразвуковых сканеров, 16 комплектов для эндоскопического исследования, 1 маммограф.

Власть Право Уголовное право Происшествия Правосудие Тюрьмы Правительство Министерство юстиции Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) Тюремная реформа
Добавьте RG.RU 
в избранные источники