Новости

08.02.2018 06:51
Рубрика: В мире

Леди Макбет Иссык-Кульского уезда

Народная артистка так сыграла алайскую царицу, что послужила образцом для ее памятника
Гулайым Каниметова: На сцене надо жить и играть как в последний раз, ведь даже самый непритязательный зритель заметит неискренность. Фото: Евгения Евреинова Гулайым Каниметова: На сцене надо жить и играть как в последний раз, ведь даже самый непритязательный зритель заметит неискренность. Фото: Евгения Евреинова
Гулайым Каниметова: На сцене надо жить и играть как в последний раз, ведь даже самый непритязательный зритель заметит неискренность. Фото: Евгения Евреинова
Надо было очень постараться, чтобы застать народную артистку Киргизии Гулайым Каниметову вне сцены. Репетиция, премьера, уроки актерского мастерства для молодых дарований, а еще подготовка к бенефису, ведь в этом году исполняется полвека, как первая киргизская выпускница ГИТИСа сыграла свою первую роль.

Гулайым Кызайбаевна ждала нас в фойе театра. "Я очень хотела бы приехать в ваш офис, посмотреть, как работаете, но совсем нет времени. Замерзли? Вот сюда садитесь, здесь удобнее", - заботливо пригласила актриса в свою гримерку. За окном мороз минус 15, а в этой маленькой комнатке живые цветы от благодарной публики и тепло актерской души.

Мало найдется девочек, которые не хотели бы стать актрисами, но не всем везет. Вы верите в судьбу?

Гулайым Каниметова: Наверное, да. Я и вправду о сцене с детства мечтала, но не об актерской карьере. Певицей хотела стать. Хотя нашу семью вряд ли можно назвать музыкальной.

Мы жили на Иссык-Куле. Отец служил в органах, мама работала учителем. Из родственников я тоже не помню, чтобы кто-то выделялся особыми талантами. Разве что мама. Она очень любила петь, и получалось у нее глубоко, от души. С годами уверенность в том, что я хочу именно этого, укреплялась, словно сцена тянула меня. Поэтому, когда окончила школу, проблем с выбором профессии не было. В 1965 году поступила в музыкальное училище имени Куренкеева на вокальное отделение. Пошла на риск: туда принимали только с 18, и я обманула приемную комиссию, сказав, что уже совершеннолетняя, хотя на тот момент мне было всего 16. Я в то время и правда выглядела старше своих лет.

Поступила, все шло хорошо, но на втором курсе началось возрастное изменение голоса. Преподаватели заметили. Пришлось сознаться, и педагог сказала, что теперь все придется начинать сначала, чтобы правильно поставить голос. На мое счастье, тогда ГИТИС объявил первый набор студентов из союзных республик. Мне предложили попробовать поступить, но не на вокальное, а на театральное отделение. Попыталась, и сама не знаю, как получилось, но прошла легко. Нас было 30 человек из Киргизии, окончили 24, и когда вернулись на родину, сразу всем курсом поехали в Ош открывать там Киргизский национальный театр.

Почти у каждого артиста, будь то кино или театр, есть своя звездная роль. У вас тоже?

Гулайым Каниметова: Безусловно, это Курманжан Датка - Алайская царица. Играя эту неординарную женщину, словно переношусь в ее время. Столько в ней гордости, самообладания. Прежде чем приступить к репетициям, много прочла о героине, чтобы передать образ зрителю как можно точнее. Мне не хотелось, чтобы она выглядела либо хорошей, либо плохой, стремилась показать ее настоящей. Ведь Курманжан Датка - не только реальный персонаж, но и национальная героиня, можно сказать,символ страны. Конечно, страшно волновалась, даже несмотря на то, что за плечами столько лет и сыгранных ролей.

Не так давно вы покорили зрителей в Германии моноспектаклем по произведению Чингиза Айтматова. Но ведь эта работа поставлена на киргизском языке, как же публика вас понимала?

Гулайым Каниметова: Это был моно-спектакль "Эсимде"("Я помню"), который был создан по повести "Материнское поле". Режиссер-постановщик этой работы - народный артист Казахстана Бекболот Парманов. Премьера прошла в Бишкекском городском театре. Я играю роль многострадальной Толгонай.

В чем секрет успеха, сейчас сказать не могу, но того, что зал утонет в овациях, сама не ожидала. Хотя, наверное, этому есть объяснение. Чингиз Айтматов - писатель с мировым именем, а тут зрители смогли увидеть постановку произведения на языке оригинала. И потом, язык искусство понятен всем. В наступившем году собираюсь представить Толгонай зрителям во Владимире и Хмельницком.

В Киргизском национальном театре драмы успешно идут на киргизском языке спектакли по пьесам Шекспира и русских классиков. Трудно играть?

Гулайым Каниметова: Нас учили актерскому мастерству на этих произведениях. Мой дипломный спектакль - "Чайка" Чехова (роль Нины Заречной). Кстати, я была первой киргизской актрисой, которая ее сыграла.Потом была королева Гертруда из "Гамлета", жена Яго Эмилия из "Отелло". Эти роли я играю и сейчас и очень люблю своих героинь.

Есть такая роль, которую назвали бы любимой или испытываете большое желание исполнить?

Гулайым Каниметова: Хочется многого, но годы берут свое. А любимая? Да, такая есть - Катерина Измайлова из произведения Николая Лескова "Леди Макбет Мценского уезда". За ее исполнение я получила в 1989 году гран-при на фестивале "Нооруз-89".

Были ли моменты отчаяния, когда просто хотелось все бросить? И если да, что остановило?

Гулайым Каниметова: Конечно, и много. Особенно вначале карьеры. Я тогда играла в ошском театре.Не хочу критиковать актерскую кухню, разное бывает, но мне всегда на помощь приходила мама, которая тихо и ласково говорила: "Ты сама выбрала свою дорогу, тебя зрители ждут, как же можешь все бросить? Терпи, иди и играй". После этого, как по взмаху волшебной палочки, неприятности куда-то пропадали, все начинало получаться.

Многие театральные актеры успешно снимаются в кино, а вас камера как-то не прельщает. Почему?

Гулайым Каниметова: Я снималась в нескольких фильмах, но ведь театральная сцена и съемочная площадка - это как небо и земля. Вот скажите, как можно передать состояние души, когда во время съемок, например, делают несколько дублей? И потом, есть же настроение зала, которое актер на сцене кожей чувствует, а у киноактеров такого контакта со зрителем нет. Как сказала героиня фильма "Москва слезам не верит", театр - это же особое искусство. Съемки фильма, бывает, идут несколько лет, а в театре за два часа нужно создать целый образ так, чтобы поверили: он настоящий.

Уже не одно поколение ваших учеников играет в театрах. Что легче - выходить на сцену самой или учить этому других?

Гулайым Каниметова: Конечно, учить труднее. Тем более сейчас.

В наше время актерское мастерство не просто преподавали, нас учили жить на сцене. Изобразить кого-то на сцене - вовсе не значит сыграть роль. Нужно же душу героя показать, неважно, положительный он или отрицательный. Чтобы зритель поверил, надо было перевоплотиться и стать тем, кого играешь. На мое счастье, моими преподавателями в ГИТИСе были Народный артист СССР, профессор, соратник и ученик великого Станиславского Иосиф Моисеевич Раевский и Заслуженный артист России Леонид Георгиевич Топчиев - мой самый любимый педагог. Не знаю откуда, но он всегда находил слова поддержки, если что-то не получалось. Чтобы он хоть когда-то на меня голос повысил, я такого случая не припомню.

У сегодняшних студентов есть одна большая ошибка. Они не играют, а представляют героя на сцене, думая, что достаточно выучить текст. Постоянно твержу, что так делать нельзя. Зритель, пусть даже самый непритязательный, заметит неискренность. На сцене надо жить и играть как в последний раз, отдавать роли всего себя.

Справка "РГ"

В 2012 году народная артистка Киргизии Гулайым Каниметова стала обладательницей номинации "Лучшая женская роль" на Международном фестивале национальных театров "Алтансэргэ" ("Золотая коновязь"), который проходил в Бурятии. В 2017 году на седьмом международном фестивале камерных и моно спектаклей "Люди", который проходил в городе Орел, победила в номинации "Лучшая женская роль".

Кстати

За исполнение роли Курманжан Датки Гулайым Каниметова удостоена государственной премии Киргизии имени Токтогула Сатылганова. С ее образа изготовлен памятник Алайской царице, установленный в центре Бишкека.

В мире экс-СССР Киргизия
Добавьте RG.RU 
в избранные источники