Новости

18.02.2018 18:45
Рубрика: Экономика

Новая азбука

В ближайшие годы грамотность человека будет определяться по его умению программировать
Уже через несколько лет навыки программирования понадобятся представителям практически всех, даже, казалось бы, далеких от него профессий. Почему это случится и насколько наши работники готовы к масштабной цифровизации? Что нужно изменить в системе профессиональной подготовки кадров, чтобы массовое внедрение новых технологий прошло безболезненно для предприятий и рынка труда? На эти и другие вопросы "Российской газеты" отвечает генеральный директор Союза "Молодые профессионалы (Ворлдскиллс Россия)" Роберт Уразов.
Вузы и колледжи должны ежегодно выпускать 800 тысяч специалистов с цифровыми навыками. Фото: REUTERS Вузы и колледжи должны ежегодно выпускать 800 тысяч специалистов с цифровыми навыками. Фото: REUTERS
Вузы и колледжи должны ежегодно выпускать 800 тысяч специалистов с цифровыми навыками. Фото: REUTERS

Айтишником быть обязан

Роберт Наилевич, обсуждая программу "Цифровая экономика", эксперты пришли к выводу, что одна из основных ее составляющих - это кадры. Есть ли они у нас? На какие проблемы рынка труда может наткнуться эта программа?

Роберт Уразов: Это уникальная для страны программа. Впервые в ней отражены как технологические блоки, так и навыки, которыми люди должны владеть. Есть и ориентиры по кадрам.

Так, например, вузы и колледжи должны ежегодно выпускать 800 тысяч специалистов, владеющих цифровыми навыками. Это действительно важно: технологии, какими бы современными они ни были, без людей неэффективны. Но проблема в том, что, к примеру, в системе среднего профессионального образования компетенциям, обозначенным в программе "Цифровая экономика", сейчас не обучают.

Вообще?

Роберт Уразов: Вообще. Есть отдельные модули, "куски". Например, если молодого человека готовят по специальности системное администрирование, в программе есть модуль, посвященный информационной безопасности.

Но сможет ли он после одного этого модуля стать специалистом по информационной безопасности? Очевидно, нет. Он не будет способен обеспечить защиту данных в управленческом, технологическом, организационном контурах, не сможет сделать необходимые экономические расчеты.

По многим новым цифровым специальностям в России пока нет даже стандартов подготовки. В прошлом году мы организовали первый отраслевой чемпионат в сфере информационных технологий по стандартам "Ворлдскиллс" - DigitalSkills. Требования к участникам разрабатывались вместе с ведущими компаниями IT-сектора. Например, в одной из компетенций ребята должны были создать чат-бота, который мог бы подбирать вакансии для ищущих работу людей не по названию профессии, а по совокупности навыков, которыми он владеет.

В процессе проведения чемпионата начали формироваться те самые стандарты подготовки представителей цифровых профессий, которые сегодня нужны. Именно поэтому мы решили сделать его ежегодным.

В "цифровом" мире навыки программирования будут нужны не только айтишникам, но и представителям других профессий. Каких?

Роберт Уразов: Практически всех. Умение программировать будет актуальным и для биологов, и для химиков, и для врачей, и даже для вас и ваших коллег. Журналистика, основанная на простой ретрансляции событий, себя изживет. Будет востребована аналитика.

Но как успевать ее делать, если нужно постоянно выдавать готовый продукт, особенно в онлайн-журналистике? Вот здесь и пригодится программирование. Например, навыки написания скриптов, если речь идет о работе с большим массивом данных. Пара строчек кода - и вы сможете быстро анализировать цены на жилье в разных районах города: программа будет собирать данные из открытых источников, сравнивать их и выдавать среднее значение.

По сути, программирование становится новой азбукой. Если раньше грамотным человеком считался тот, кто умеет писать, сейчас - тот, кто знает физику, математику, то в ближайшем будущем это определение будет касаться тех, кто умеет программировать.

Стандарт удачи

Значит, всему этому нужно массово учить?

Роберт Уразов: Да. Но для этого, опять же, должны меняться образовательные стандарты, в них - добавляться цифровые элементы.

Это сейчас происходит, но медленно. Простой пример - токари-фрезеровщики. В программе их подготовки до сих пор нет числового программного управления (ЧПУ). Хотя в реальной жизни без него фрезеровщики уже практически не работают - станки с ЧПУ стоят на большинстве современных предприятий.

Как меняется рынок труда под влиянием автоматизации и цифровизации?

Роберт Уразов: Еще 10 лет назад не существовало ни разработчиков мобильных приложений, ни специалистов по продвижению в соцсетях. А сегодня это очень распространенные профессии.

Промышленная робототехника, управление беспилотными летательными аппаратами, генная инженерия - все это уже не научная фантастика, а прикладные виды деятельности.

Бывает, что профессия называется по-старому, а ее содержание пересобрано процентов на 90. Камнетесы, к примеру, уже не работают молотком и зубилом, а программируют роботизированные руки, которые могут выполнять многие операции.

Дальше скорость изменений будет только нарастать. Важно уже сейчас начать готовить специалистов, которые будут работать в новых условиях.

У нас есть проект FutureSkills. Он объединяет малораспространенные, но перспективные компетенции, по которым пока нет образовательных стандартов: это технологии блокчейн, виртуальной и дополненной реальности, промышленный Интернет вещей. Мы проводим соревнования, чтобы студенты уже сейчас могли получить цифровые навыки. Но эти практики нужно масштабировать.

Научить учителя

Президент Владимир Путин недавно раскритиковал систему профессиональной подготовки кадров. Студенты техникумов и колледжей в 2017 году впервые сдавали демонстрационный экзамен по стандартам WorldSkills. Что он показал? У нас правда все плохо?

Роберт Уразов: В 2017 году демонстрационный экзамен проводился в пилотном режиме в 242 колледжах и техникумах. Несмотря на то что это небольшой процент - в России всего чуть больше 3,6 тысячи учебных заведений такого типа, - мы получили неплохой срез и повод для размышлений.

В целом, демэкзамен успешно сдали 18 процентов учащихся (всего через аттестацию прошли 13,7 тысячи студентов. - Прим. ред.). По Москве - чуть больше 20 процентов. Большинство ребят недотянули до уровня, который требуется по мировым стандартам.

Это критично?

Роберт Уразов: Задания демонстрационного экзамена моделируют реальные процессы на производстве. Простейший пример: нужно качественно сварить металл или сложить стену из кирпича. При этом результат должен соответствовать требованиям мирового стандарта - по каждой профессиональной дисциплине он свой. В процессе аттестации независимые эксперты оценивают то, что участники экзамена умеют делать руками и головой, а не владение теорией.

Если студент справился с заданием, значит, у него не будет проблем на будущей работе. Там ведь важны как раз конкретные умения и навыки: для повара - сварить суп, для фрезеровщика - выточить деталь. Если же он мало что умеет по своей специальности, проблемы будут не только у него, но и у будущего работодателя. Ему придется тратить деньги и доучивать такого специалиста либо, как вариант, просто не брать его на работу.

К слову, 800 человек, заявившись для участия в демэкзамене, когда узнали задание, просто развернулись и ушли. Это тоже о многом говорит.

Вы упомянули, что нужны образовательные учреждения нового образца. Какими они должны быть и что вообще нужно менять в существующей системе подготовки?

Роберт Уразов: Технологии быстро устаревают. Не факт, что те, которые были актуальны на декабрь прошлого года, будут актуальны на декабрь нынешнего.

Нужно привыкать к тому, что придется постоянно учиться. Всю жизнь. Колледжи, где образовательные программы рассчитаны на три года, для этого мало подходят. Требуются образовательные технопарки, которые будут предлагать короткие курсы, позволяющие быстро получать новые навыки.

Теперь по поводу изменений. Нам нужно снимать ограничения в отношении людей, которые готовят специалистов. В госсистеме сейчас обязательное требование для преподавателя - педагогическое образование. Складываются ситуации, когда преподаватели с 40-летним стажем имеют корочку педагогического вуза, но не знают, что такое современная интернет-защита. В это же время есть молодые ребята, у которых нет педагогического образования, порой нет даже высшего, но они ведут успешный бизнес в этом направлении. Кто из них реальный носитель практики и кто сможет дать максимум полезной информации студентам? Ответ очевиден.

Я не говорю, что нужно взять и заменить работающих сейчас преподавателей. Речь о том, что должны быть возможны разные варианты.

Кроме того, пора уходить от контроля процесса подготовки и заниматься исключительно контролем результата. Причем, опять же, оценивать не теоретические знания, а практические умения и навыки. Если ребята успешно сдают итоговый практический экзамен, значит, они априори хорошо подготовлены.

Сейчас мы ищем регионы и площадки, на базе которых можно было бы протестировать новые модели подготовки кадров.

Инфографика "РГ": Александр Смирнов / Марина Гусенко
Спрос на айтишников каждый год увеличивается на 25-30 процентов

Уметь работать

Движение "Ворлдскиллс" всегда ориентировалось на колледжи и техникумы. Теперь к нему стали присоединяться вузы. Зачем это высшим учебным заведениям?

Роберт Уразов: Грани между средним профессиональным и высшим образованием стираются - это мировая тенденция. Российская сборная на последнем мировом чемпионате по профессиональному мастерству в Абу-Даби на 35 процентов состояла из вузовских студентов.

Но в конце прошлого года в России действительно впервые прошел отдельный чемпионат для ребят из высших учебных заведений с финалом в Москве. Мы стремимся повысить шансы ребят на трудоустройство после выпуска. Почти 80 процентов работодателей говорят о том, что у выпускников вузов нет прикладных навыков. Участвуя в чемпионатах "Ворлдскиллс", студенты могут попробовать себя в реальной профессии и получить эти навыки.

Кстати, в тройке самых востребованных профессиональных дисциплин, которые были в программах чемпионатов большинства вузов, оказались сразу две айтишные специальности: "Веб-разработка" и "Инженерный дизайн CAD". (Последняя предполагает создание виртуальных 3D моделей различных объектов: автомобилей, зданий, предметов. - Прим. ред.).

Это реалии нашего времени: рынок web-разработок и IT-решений растет очень быстрыми темпами, и ему постоянно требуется большое количество высококвалифицированных специалистов, владеющих самыми современными умениями и навыками. Спрос на айтишников каждый год увеличивается на 25-30 процентов. И дефицит кадров в этой отрасли, по оценке наших партнеров - крупных компаний сектора, оценивается в один миллион человек.

80 процентов работодателей говорят, что у выпускников вузов нет прикладных навыков

Сейчас профессиональные сообщества в России массово разрабатывают профстандарты. "Ворлдскиллс" каким образом участвует в этом процессе?

Роберт Уразов: Есть поручение президента страны по поводу того, чтобы практика "Ворлдскиллс" использовалась при разработке профессиональных стандартов. Пока поручение в полном объеме не выполнено. Это ограничивает массовое распространение мировых практик в нашей стране.

В профессиональных советах по квалификациям, где есть запрос на изменение содержания подготовки, к нам интерес большой. Но есть несколько "но".

Во-первых, мы не готовы рассматривать варианты, когда стандарт применяется половинчато. Например, вы берете стандарт подготовки повара, прописываете в нем, что горячие блюда надо готовить по-новому, а все остальное оставляете как было. Что получится? Совсем другой повар. Он не будет конкурентоспособен.

Во-вторых, стандарты "Ворлдскиллс" крайне быстро меняются. Для отечественной практики актуализация раз в год - смертельно высокий темп, а для "Ворлдскиллс" - минимальный.

Тем не менее разработан проект постановления правительства, который согласован с минтрудом, с Национальным советом по профессиональным квалификациям, с нашим Союзом. Он предусматривает, что будет определенный перечень профдисциплин, по которым учет мировой практики в части профессиональных стандартов станет обязательным.

А в чем принципиальная разница между российскими и международными профессиональными стандартами?

Роберт Уразов: Отечественные профстандарты - это минимум того, что надо уметь, а международные - то, к чему нужно стремиться.

Конечно, стандарты не обязательны для применения. У предприятий должны быть стимулы, мотивация их использовать. Мы стараемся работать с ними напрямую, заинтересовывать.

Многие промышленные компании испытывают серьезный дефицит высококвалифицированных кадров и не жалеют средств на переподготовку действующих специалистов. На таких предприятиях проблем с внедрением мировых стандартов не возникает.

Участвуя в чемпионатах "Ворлдскиллс", студенты могут попробовать себя в реальной профессии и получить прикладные навыки. Фото: Сергей Куксин