20idei_media20
    19.02.2018 21:28
    Рубрика:

    Галерея Гари Татинцяна привезла в Москву три проекта Мэта Коллишоу

    Мэт Коллишоу в галерее Гари Татинцяна в Москве
    Галерея Гари Татинцяна привезла в Москву живопись и три самых известных проекта Мэта Коллишоу, сделанных за последние три года: "Черные зеркала" (2017), "Альбион" (2017) и "Все рушится" (2014-2017). Все они демонстрируют зачарованность британского художника итальянским Ренессансом и барокко, сумрачным духом готических романов и оптическими приборами викторианской эпохи.

    Мэт Коллишоу - художник из плеяды "молодых британцев", громко заявивших о себе на рубеже 1980-1990-х и поддержанных галереей Чарльза Саатчи. После знаменитой выставки Freeze 1988 года, придуманной Дэмьеном Хёрстом, чтобы представить работы своих сокурсников по Голдсмит колледжу, где Коллишоу показал "Пулевое отверстие" - огромный сибахром с увеличенной фотографией из учебника криминалистики, все заговорили о его завороженности ужасным и смертью. То была тема поколения, которую Хёрст сделал центральной на выставке.

    Тридцать лет спустя Мэт Коллишоу называют "последним романтиком" и "подлинным современным моралистом" (The Guardian). Но, в сущности, и завороженность ужасным, и вкус к театральным эффектам, и пристальное внимание к меняющейся оптике взгляда, равно как интерес к исследованиям естественных наук, - словом, все или почти все, что было в той показанной на Freeze работе, можно обнаружить и в новых работах художника. Например, в созданной специально для галереи Боргезе в Риме инсталляции "Все рушится" (All things fall, 2014-2017), которую сегодня можно увидеть в московской Галерее Гари Татинцяна.

    Да, вместо пугающих деталей снимка смертельной пулевой раны - жуткие подробности картины "Избиение младенцев" Ипполито Скарселлы, "чудесного красочника" XVI века, по слову Александра Бенуа. Эпизоды картины, до которой не всякий посетитель доходит на втором этаже Галереи Боргезе, Коллишоу переводит в белоснежные скульптурные композиции. Но вместо постамента - чуть видоизмененная модель ротонды Браманте, что построена на месте, где распяли святого апостола Петра. Она становится сценой хоррора: вспышки света 18 раз в секунду и бешеное вращение (60 оборотов в минуту) ротонды, превращенной в безумную карусель. Вместо углубленного "погружения" в предмет - выхваченная из полутьмы "движущаяся картинка" старинного зоотропа, далекого предка синематографа. Перед зрителем предстает "ожившая картина": персонажи убивают младенцев механически, словно марионетки, выполняя приказ царя Ирода. И лишь, когда "карусель", замедляя ход, замирает, можно увидеть фигуры матерей, в отчаянии пытающихся спасти своих детей.

    Зачем художнику понадобилось "переводить" картину XVI века в трехмерную анимацию XIX столетия? Почему именно этот способ он выбрал, чтобы остановить зрителя XXI века сюжетом массового убийства, пусть и двухтысячелетней давности? Волшебное слово "остранение" проясняет все - даже и еще и то, что без диковинного зоотропа сюжет избиения младенцев сегодня, пожалуй, внимания и не привлечет: кадры детей, вытащенных из руин, из разбомбленных школ и госпиталей, мелькают в телевизоре чуть не ежедневно. Фигурки в зоотропе мелькают почти как на телеэкране. Коллишоу не обличает нашу "привычку" к ужасному - он делает ее явной. Он не рассчитывает на исправление нравов, но дает возможность человечеству увидеть себя - в свете мельканья зоотропа.

    При блестящем умении выстроить аттракцион Мэт Коллишоу явно закладывает в фундамент своих работ рефлексию о природе медиальных средств. Скажем, в основе его работы "Альбион" (2017) лежит принцип проекции, которую в Англии называют "призрак Пеппера". Этот "призрак Пеппера" верой и правдой служил театру с давних времен, "выводя" на сцену то привидения, то "дух отца Гамлета". Надежный друг Пеппер в случае "Альбиона" помог Мэту Коллишоу показать призрак знаменитого дуба Робин Гуда в Шервудском лесу. Дуб, раскидистый и огромный, к счастью, жив до сих пор. Но требует, разумеется, заботы и терапии: сложная система подпорок хранит его для толп туристов. Мэт Коллишоу, знающий Шервудский лес с детства - он родом из Ноттингема - сканировал образ легендарного дерева и этот скан спроецировал на диагональный экран с помощью технологии "признака Пеппера". Призрак дуба из Шервудского леса прочитывается как явление "старой доброй Англии" времен короля Артура. Правда, в окружении небольших "портретов" птиц, чье чудесное яркое оперение меркнет на пестром рекламном фоне городских стен, и дуб, и лес, и природа выглядят фейком. "Призрак Пеппера" демонстрирует призрачность мифа об особом британском мире, в который можно вернуться, стоит лишь довести до конца "брекзит".

    Выставка продлится до 28 апреля. Вход бесплатный.

    Поделиться: