Новости

21.02.2018 20:20
Рубрика: Власть
Проект: В регионах

Конкуренция по плану

Местным властям нужно учиться анализировать рынки
На днях министр инвестиций и развития Свердловской области Виктория Казакова представила доклад о развитии конкуренции в регионе. Опросив 1129 предпринимателей и потребителей из всех муниципалитетов, исследователи выяснили, что 47,4 процента респондентов оценивают конкуренцию в своем сегменте рынка как умеренную, 40,4 - как высокую и только 10,5 процента заявили, что ее нет. Вместе с тем за три года Свердловская область умудрилась скатиться в федеральном рейтинге развития конкуренции с 16 на 56 место. Почему это произошло и как исправить положение, мы беседуем с руководителем регионального управления Федеральной антимонопольной службы Дмитрием Шалабодовым.
 Фото: Татьяна Андреева/РГ Дмитрий Шалабодов: В инвестиционно успешных регионах не боятся давать преференции новым проектам. А наши муниципальные депутаты в панику впадают. Фото: Татьяна Андреева/РГ
Дмитрий Шалабодов: В инвестиционно успешных регионах не боятся давать преференции новым проектам. А наши муниципальные депутаты в панику впадают. Фото: Татьяна Андреева/РГ

Дмитрий Валерьевич, чем обусловлено такое крутое пике Среднего Урала в рейтинге аналитического центра при правительстве РФ? Где приозошел провал?

Дмитрий Шалабодов: Из 11 приоритетных рынков единственный, на котором Свердловская область очень достойно выглядит на уровне страны, - межмуниципальные автоперевозки. При федеральном индикаторе 67 процентов у нас он бизок к 100. То есть почти все маршруты обслуживают частные компании. По остальным рынкам предстоит еще много работы.

Возьмем дошкольное образование. Здесь целевой индикатор - развитие сети негосударственных учреждений. Таким образом решается проблема демографических волн: нецелесообразно на пике строить большое количество детсадов, понимая, что через 10 лет 15 процентов из них окажутся не востребованы. Если бизнес готов предложить конкурентный продукт, родители будут им пользоваться.

Государство постепенно выходит из тех секторов экономики, которые являются конкурентными. Речь не идет об обеспечении обороноспособности страны, жизни и здоровья граждан, но все остальное - пожалуйста. Именно на это нацелен Национальный план развития конкуренции, утвержденный 21 декабря 2017 года.

Этот документ рассчитан на 2018-2020 годы. А что дальше?

Дмитрий Шалабодов: Подразумевается, что национальный план в дальнейшем будет приниматься на пятилетку и являться постоянно действующим.

Я бы хотел остановиться на одном принципиальном моменте плана-2020: по всей вертикали власти, с федерального до муниципального уровня, должны быть приняты "дорожные карты" с четкими сроками реализации. Раньше подобного не было. Кроме того, дано поручение главам субъектов РФ ежегодно представлять доклады о развитии конкуренции. У нас в регионе это поручено мининвестразвития, а УФАС будет давать оценку докладу.

Цифры Свердловскстата далеки от истины, потому что в регионе работают магазины, которые платят налоги и сдают отчетность в Краснодарском крае, Челябинске, Санкт-Петербурге, Москве

Развитие конкуренции - прежде всего задача муниципалитетов. Она не должна насаждаться сверху. Именно территориям стоит озадачиться анализом, на каких рынках необходимо развивать конкуренцию. Не так давно все почему-то решили, что в каждой деревне необходимо открыть гостиницы с целью развития туризма. А зачем? Может, больше истратим, чем заработаем?

Другая проблемная точка - обеспеченность муниципалитетов объектами розничной торговли. Сфера сугубо конкурентная, но сегодня мы федеральный показатель не выполняем. Потому что просто "заселить" регион федеральными торговыми сетями не означает развивать конкуренцию. Сети заходят в малые города - у местных торговцев сразу существенно падает выручка. Они начинают жаловаться, что их душат рыночные монстры, у которых издержки меньше, а экономическая власть выше. Может, регион выигрывает за счет налогообложения крупных плательщиков? Ничуть: налоги ведь платят по месту регистрации. Недавно мы анализировали розничный товарооборот продуктов питания, взяли данные статистики и сравнили с информацией, полученной напрямую из муниципалитетов и торговых сетей. Оказалось, расхождение чуть ли не 40 процентов! Цифры Свердловскстата далеки от истины, потому что в регионе работают магазины, которые платят налоги и сдают отчетность в Краснодарском крае, Челябинске, Санкт-Петербурге, Москве. Единственное, что получает Свердловская  область - НДФЛ с зарплаты персонала.

Что делать? На мой взгляд, муниципалитеты должны активнее использовать экономические рычаги, налоговые льготы и прочее, чтобы поддержать местные предприятия и не потерять тех, кто, собственно, бюджет и наполняет.

На ваш взгляд, местные власти вообще готовы "пораскинуть мозгами" на предмет развития конкуренции?

Дмитрий Шалабодов: Конечно, важна координирующая роль министерства инвестиций. Тогда территориям будет проще понять, какое направление лучше развивать, как предпринимателей поддерживать. Инструментарий на самом деле очень большой. Те же налоговые льготы или льготная ставка аренды земли. Проанализируйте, как это повлияет на доходную часть бюджета. Может, чем-то стоит поступиться? Я смотрю, как инвестиционно успешные регионы строят свою политику, например Тюменская область, Татарстан, и вижу, что там не боятся давать преференции новым проектам. А наши муниципальные депутаты в панику впадают: "Так это же потеря для бюджета!" Но ведь вы только приобретете от того, что новые предприятия заработают. Да, они не будут платить налог на прибыль, зато создадут мультипликативный эффект. В Тюменской области недавно открыли ферму на 6000 голов скота. Это 500 рабочих мест, НДФЛ, на зарплату люди покупают в магазинах продукты, вещи. Плюс развивается транспортная логистика. Курганская область в плане человеческого и производственного потенциала не уступает Тюменской, к тому же расположена намного южнее, там можно собирать совершенно другие урожаи. Но почему-то в Тюмени они выше. Мы не говорим, что конкуренция - абсолютное благо, но это на самом деле благо.

ФАС подготовила законопроект, который предусматривает запрет на создание ГУПов и МУПов в конкурентных сферах. Для вас это недобросовестная конкуренция?

Дмитрий Шалабодов: По сути, да, так как ГУПы и МУПы имеют неограниченный экономический ресурс: учредитель - власть, она дает денег столько, сколько необходимо для ведения бизнеса, даже неэффективного. Банки кредитуют под гарантии государства. Более того, для госпредприятий предусмотрены поблажки в процедуре госзакупок - как с такими конкурировать частному бизнесу?

Если законопроект примут, создать новый ГУП или МУП без согласования с ФАС будет нельзя. Это не говорит о том, что мы пытаемся влиять на решения властей, во главу угла ставится состояние рынка: является ли он конкурентным и как может измениться вследствие прихода такого мощного игрока. Подчеркну, речь идет не о ликвидации ГУПов и МУПов, а об ограничении на реорганизацию и создание новых.

В Москве сложился очень интересный опыт формирования цен на дорожные работы в рамках госзакупок. Есть определенный минимум, ниже которого заказчик никогда не опустится, потому что иначе, скорее всего, и щебень некачественный будет, и смолы. Стоит ли перенять этот опыт другим субъектам?

Дмитрий Шалабодов: В законодательстве вопрос минимальной цены не урегулирован. Я думаю, в техзадании прописан не этот пункт, а поэтапный строительный контроль. Пока не подписан акт промежуточного этапа, подрядчик не имеет права двигаться дальше. Если прописано в техзадании, что выход на площадку 1 марта, приехали проверить, а там никого нет - это повод для одностороннего расторжения контракта. Количество этапов законодатель не ограничивает. Такой опыт есть не только у Москвы.

Мы часто слышим аргументы: законодательство о закупках такое, что на аукционы либо никто не заявляется, либо выигрывают компании, у которых нет ни ресурсов, ни технологий соответствующих. Думаю, дело не в "плохом" законе, а в том, насколько ответственно организована работа у заказчика. Я лично рассматривал скандальное дело о внесении СУ-196 в реестр недобросовестных поставщиков. Спрашиваю представителя заказчика: "Как вы подписывали акты, если видели, что нет скального грунта? Это же уголовное преступление". "А мы подписывали, не выезжая на место". Если бы не ФСБ, никто об этом и не узнал бы.

Власть Работа власти Регионы Экономика Бизнес Малый бизнес Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Свердловская область
Добавьте RG.RU 
в избранные источники