1 марта 2018 г. 13:34

Интервенция

Пулеметчики на платформе бронепоезда чехословацкого корпуса "Орлик". 1918 год.
Пулеметчики на платформе бронепоезда чехословацкого корпуса "Орлик". 1918 год.
Серб, боснийский солдат и английский матрос
Поджидали у моста быстроглазую швейку.
Каждый думал: моя! Каждый нежность ей нёс
И за девичий взор, и за нежную шейку...

< >

Закурили, сказав на своём языке
Каждый что-то о том, что Россия - болото.
Загоралась на лицах у них позолота
От затяжек... А там, далеко, на реке,
Русский парень запел заунывное что-то...

Арсений Несмелов
1920

6 марта 1918 года отряд английских морских пехотинцев высадился в Мурманске с линейного корабля "Глори". На следующий день на рейде появился английский крейсер "Кокрен", 18 марта - французский крейсер "Адмирал Об", 27 мая - американский крейсер "Олимпия". В августе американцы, англичане и французы заняли Архангельск...

Так сто лет назад в Россию пришла интервенция.

Ее история по сей день мало изучена. Вот и этих чехословаков, занесенных на Транссиб вихрем Гражданской войны, одни считают ярыми противниками советской власти, другие заложниками революции, третьи бандитами и мародерами.

Всмотримся в лица и судьбы Интервенции. Ее палачей, жертв и героев...

Легион заложников

Историки Александр Кручинин и Николай Дмитриев живут в Екатеринбурге - городе, тесно связанном с судьбой чехословацких легионеров. О малоизученной по сей день странице нашей истории с уральцами беседует корреспондент "Родины" в Праге.

Ружье должно было выстрелить...

- В нашей историографии, как я понял, нет единых оценок. Одни считают белочехов ярыми противниками советской власти, другие - заложниками революции, третьи - чуть ли не мародерами...

Дмитриев: Давайте для начала вспомним, как эти люди оказались в водовороте тех непростых событий. Во-первых, в легион вошли те чехословаки, которые еще во второй половине XIX - начале XX веков переехали на постоянное место жительства к нам из Австро-Венгерской империи с целью ведения хозяйственной деятельности. Единые славянские корни, восприятие России как большого и надежного старшего брата...

Во-вторых, это были военнопленные, а также солдаты и офицеры, добровольно перешедшие на сторону России в ходе Первой мировой войны. Число таковых непрерывно росло, причем многие выражали желание воевать на стороне царской армии против Германии и Австро-Венгрии. Поэтому еще в 1914 году началось формирование "Чехословацкой дружины", и она, кстати, довольно успешно действовала в боях в составе российских войск. Чехословаки особенно отличились в битве при Зборове летом 1917 года. В сентябре 1917 года приказом генерала Духонина началось формирование корпуса из двух чехословацких дивизий плюс запасной бригады, и к началу следующего года численность этого войскового соединения превышала уже 40 тысяч человек.

Однако сразу после того, как между большевиками и немцами был заключен Брестский мир, легионеры выразили желание уехать в Европу, во Францию, чтобы на Западном фронте продолжать войну с войсками центральных держав, ибо это могло помочь в воссоздании независимого Чехословацкого государства. Но поскольку западная граница оказалась закрыта оккупационными войсками Германии, то единственным маршрутом для них была дорога через Поволжье, Сибирь, Дальний Восток, а дальше по океану. То есть фактически путь легионеров пролегал вокруг земного шара.

А что тогда происходило на территории России?

- Началась Гражданская война...

- ...и отсутствовала какая-либо власть. Города, железнодорожные станции, целые регионы переходили то к красным, то к белым, а то и непонятно к кому. И едва ли не все воюющие стороны стремились заполучить легионеров к себе. А те рвались прежде всего на родину. Причем с оружием в руках...

- Если на стене висит ружье, то оно обязательно выстрелит.

- Вот именно. Так и произошло. Вполне мирное желание побыстрее покинуть полыхающую страну просто не могло обойтись без вооруженных стычек, которые происходили по разным поводам. В этом смысле - вы правы - их вполне можно назвать заложниками ситуации.

Теперь представьте себе людей, в массе своей вчерашних крестьян, ремесленников, рабочих, которые пять - семь лет не были дома: они передвигаются по огромной стране - и как тут не появиться соблазну привезти в своих заплечных мешках что-то на память. Это я к вопросу о мародерстве.

Кручинин: Об их отношении к красным. Большинство легионеров были далеки от коммунистической идеологии. Они же видели эти экспроприации, уничтожение частной собственности, террор в отношении так называемых "эксплуататоров". Скорее им больше были близки лозунги эсеров.

Путь легиона через Россию. Чехословацкий плакат. 1919 год.


Гашек против белочехов

- Тогда в какой степени справедлив термин "белочехи" - он, насколько я понял, популярен у части историков?

Дмитриев: Действительно, часть легионеров пошли служить в Белую армию, когда она только-только формировалась. Однако их число было невелико. Зачем воевать за чужую землю, чужую правду? Кстати, и в Красную армию поступали - вспомним того же Ярослава Гашека, автора романа о бравом солдате Швейке. По некоторым оценкам, у красных служили до четырех тысяч чехословаков.

Кручинин: Известно, что, вступив в драку, выйти из нее очень сложно. Их нельзя считать ни контрреволюционерами, ни героями, ни мародерами. Мне скажут: но где они брали деньги для того, чтобы элементарно существовать, обеспечивать свое продвижение? Частично помощь оказывали союзники, частично - сами легионеры. Покупали задешево ходовые товары - шерсть, кожу, медь, железо, другое сырье, которым так богата Сибирь, - грузили на поезда и отправляли в Китай, Японию, где с большой выгодой продавали.

- Вы хотите сказать, что сорок тысяч легионеров более двух лет передвигались по Поволжью, Сибири и Дальнему Востоку за счет собственного бизнеса?

- Да, во многом так оно и было. Легионеры были людьми предприимчивыми, с рыночной жилкой, они выходили из критической ситуации разными способами.

Документ, разрешающий передвижение легионеров по России, подписанный И.В. Сталиным.

- Как я понял, заняв антибольшевистскую позицию, легионеры тем самым нарушили договор о нейтралитете. Но могло ли быть по-другому? Большевики заключили сепаратный мир с немцами, чехословаки хотели остаться союзниками государств Антанты...

Дмитриев: Они пытались с большевиками договариваться, даже присутствовали на их собраниях, конференциях. Было стремление уладить все мирно. В целях самообороны чехословакам позволили оставить часть вооружения и окончательно сдать его во Владивостоке. Но комиссары ведь ставили перед собой другие задачи, в частности, привлечь в Красную армию интернационалистов. И когда началось давление, противоречия стали нарастать, антагонизм выливался уже в ожесточенные стычки.

Кручинин: В 1918 году чехословаки и большевики прошли путь от дружбы до вражды. Ведь еще в марте 1918 года на Украине под Бахмачем русские и чехословаки вместе сражались против германцев, Антонов-Овсеенко даже вынес легионерам благодарность. Однако впоследствии вожди большевиков фактически спровоцировали их и втянули в войну. Ведь когда нет ни способностей, ни опыта, ни возможностей управлять огромной страной, что остается? Террор, война, насилие, иначе власть не удержать.


Монумент погибшим чехословакам в Екатеринбурге.

Первый памятник на Урале

- Многие чешские исследователи считают, что легионеры сыграли большую роль в возникновении независимого чехословацкого государства. Так ли это?

Дмитриев: В принципе это справедливо. Идея о создании независимого чехословацкого государства корнями уходит в середину XIX столетия, и взоры борцов за независимость как раз были устремлены на восток - от Российской империи они ждали поддержки. Появление чехословацкой дружины в составе русской армии сыграло, конечно, свою роль. Затем в Екатеринбурге формировались некоторые административные структуры уже под флагом независимой Чехословацкой Республики. Сначала отделение Национального совета, затем подразделения военного министерства, консульское представительство и т.п. И все это происходило на базе легионерского движения.

Кручинин: Я дополню. Когда Европа делилась после Версальского мира, то, понятное дело, чехословаки претендовали на свою долю. А для этого им следовало быть на виду, заслужить авторитет у сильных мира сего, показать, что это самостоятельный народ, сплоченная нация. А как это можно сделать в условиях мировой войны? Конечно, только сражаясь плечом к плечу с союзниками из Антанты против общего врага. Ведь чехословацкие легионеры воевали не только в России, но и в Италии, на Балканах, во Франции. В России чехословацкие легионеры создали три стрелковые дивизии с различными вспомогательными частями, в Италии и Франции - по одной дивизии. Немало чехословаков воевало в армиях союзников. И это, безусловно, было принято во внимание.

- Как менялось отношение к легионерам в советской, а затем российской историографии?

Кручинин: До 60-х годов прошлого века изучением Чехословацкого корпуса и его продвижения по России мало кто занимался. Потом стали появляться работы, которые базировались в основном на отечественных архивах. Стали употреблять термин "белочехи" - исключительно большевистский. Некоторые историки стали даже утверждать, что именно легионеры спровоцировали Гражданскую войну в России.

Дмитриев: Сейчас таких оценок уже нет, хотя многие клише типа "белочехов", скорее по инерции, сохраняются.

Кручинин: Отношение стало меняться с конца 1990-х годов. Именно тогда при поддержке совместной межправительственной военно-мемориальной комиссии на местах захоронений легионеров в городах и селениях России стали устанавливать памятники. Ведь за годы советской власти прилагались целенаправленные усилия к тому, чтобы вытравить эту память о событиях Гражданской войны. В Екатеринбурге на Михайловском кладбище даже деревянные кресты, которые стояли на могилах погибших легионеров, были растащены на дрова. И только в ноябре 2008 года был сооружен памятник погибшим солдатам и офицерам чехословацкого корпуса, его осенью 2017 года в ходе своего официального визита посетил чешский президент Милош Земан.

Дмитриев: Захоронение в Екатеринбурге - крупнейшее в мире захоронение чехословацких воинов за пределами их государства. Здесь покоятся 360 человек, известных поименно, и еще 30, чьи данные неизвестны. Построены памятники в Нижнем Тагиле - на месте захоронения 67 легионеров, в Челябинске (226 человек) - недалеко от вокзала, в Красноярске, Иркутске, Казани, Пензе, других городах. В целом по России ситуация в этом смысле выглядит вполне цивилизованной: более десятка памятников установлено или отреставрировано в последнее время.


Несерьезные параллели

- Я спросил об этом еще и потому, что сейчас некоторые чешские политики-русофобы ставят тему памятников легионерам в прямую зависимость отношения к памятникам нашим воинам, освобождавшим Чехословакию от фашизма. Говорят: почему мы должны терпеть у себя в центре Праги памятник маршалу Коневу, если в России оскверняют памятники нашим легионерам...

Кручинин: Проводить исторические параллели между советскими воинами-освободителями и чехословацкими заложниками Гражданской войны по меньшей мере несерьезно.

Дмитриев: Я уверен, что изучение этой темы российскими и чешскими историками имеет важное значение именно для того, чтобы между нашими народами не оставалось недосказанности. Что было, то было.

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

65 000 человек - состав Чехословацкого корпуса (с 1 февраля 1919 года - Чехословацкого войска в России).

5000 чехословаков - служили в РККА.

Свыше 1000 чехословаков присягнули на верность Белой армии.

За чью свободу сражался Людвиг Свобода?

4 июня 1918 года дипломаты Франции, Англии, США и Италии заявили коллективный демарш правительству Советской России: "Державы Антанты, рассматривающие чехословаков как союзную армию, будут расценивать их разоружение или плохое обращение с ними как враждебный акт по отношению Антанты, продиктованный немецким влиянием".

В конце июля 1918 года чехословаки, захватив Екатеринбург, двинулись дальше на запад. У станции Кын произошло одно из самых кровопролитных сражений гражданской войны на Урале.

Именно здесь сошлись в бою 22-летний поручик Людвиг Свобода из третьего стрелкового полка имени Яна Жижки и 31-летний командир венгерского коммунистического батальона Ференц Мюнних (товарищ Михин).

"Родина" попыталась реконструировать эти события, пользуясь материалами государственного архива Пермского края и сведениями из пермской краевой библиотеки им. М. Горького.


Людвиг и Ференц по разные стороны баррикад...

Оборону у станции Кын держали рабочие отряды, бронепоезд и латыши из Тукумского полка. Но после первого же боя прибалты оставили позиции и исчезли. Тогда в Кын из Перми и был направлен Московский коммунистический интернациональный батальон товарища Михина. Под началом бывшего лейтенанта австро-венгерской армии состояло 360 венгров. Они так же, как и чехи, угодили в русский плен и встали на сторону Советской власти.

7 августа 1918 года, еще затемно, два отряда чехословаков пошли в обход станции, третий с рассветом ударил по красным в лоб. Венгры из отряда Михина били из пулеметов по наступающим цепям, из пушек по ним лупил бронепоезд. Бой на станции Кын стал первым испытанием для интернационального отряда, это были опытные бойцы, обстрелянные на фронтах мировой войны.

Надо ли говорить, что и противник у них был тоже серьезный.

Поручик Людвиг Свобода повел взвод в атаку с тыла. Под рев паровозных гудков - наступавших обнаружили. Тем не менее чехи разрезали обороняющиеся порядки красных, которые укрывались за домами, зданиями мастерских. В разгар боя появился бронепоезд, несколько раз выстреливший картечью по наступающим порядкам. Чехи забрасывали его гранатами...

- Развернуть пулеметы! - скомандовал товарищ Михин и сам повел огонь из "льюиса". Возможно, пущенные венгром пули просвистели над головой чешского лейтенанта Свободы...

Ференц Мюнних. Карта боя за станцию Кын. 7 августа 1918 года. Людвиг Свобода.

Станция Кын была взята чехословаками к ночи. Увидев повешенного накануне товарища, они жестоко расправились с пленными венграми: прежде чем повесить их на балках железнодорожного пакгауза, вырезали на телах звезды, выкалывали глаза...

Из оперативной сводки 3-й армии Восточного фронта от 8 августа 1918 года:

"На Лысьвенском направлении наши части отошли на станцию Новая Лысьва, доблестно сражавшийся батальон интернационалистов окружен и уничтожен, прорвавшиеся 35 человек этого батальона прибыли на станцию Лысьва, с погибшим отрядом остался в руках противника броневой поезд и 6 паровозов".


...и в одном окопе

Летом 1918 года на Урале сражались под разными знаменами немцы, китайцы, чехи, венгры, финны, австрийцы, румыны, словаки, корейцы. Кого-то из них называли воинами-интернационалистами, кого-то - интервентами. Все они безжалостно убивали и друг друга, и русских солдат. Но хуже всего приходилось местным жителям. В глухой тайге и красным, и белым постоянно приходилось брать проводников, но при смене власти их безжалостно расстреливали за пособничество врагу...

Осенью 1918 года Чехословакия провозгласила независимость. Оставив фронт, чехи потянулись во Владивосток, откуда через два океана вернулись домой. Возвратились на родину и большинство венгров. Поручик Людвиг Свобода продолжил службу в чешской армии. А товарищ Михин уже под своими именем Ференца Мюнниха занялся строительством социализма в родной Венгрии.

Через двадцать лет оба снова окажутся в России. И будут уже на одной стороне сражаться с фашистами. А после войны Людвиг Свобода станет президентом Чехословацкой Социалистической Республики, Ференц Мюнних - премьер-министром Венгерской Народной Республики. Наверняка они не раз встречались на совещаниях руководителей стран Варшавского договора. И, может быть, вспоминали свою первую встречу на станции Кын в августе 1918 года...

ДОСЛОВНО

"Лето 1918 года - период наивысшего напряжения революционной борьбы. Она выразилась в многообразном и беспредельно всеохватывающем движении восставшего населения, наплывших отрядов офицерства, казаков, чехов; учесть их, особенно подробно, не представляется возможным. Никаких официальных документов и письменных памятников, исключая воспоминания и живых участников этих событий, эта пора Гражданской войны не сохранила"1.


1. Подшивалов И. Гражданская борьба на Урале 1917-1918 гг. (Опыт военно-исторического исследования.) М., 1925.

"Наши великолепные мальчики в хаки..."

Элеонора Лорд Прей вместе с супругом Фредериком приехала на окраину Российской империи в 1894 году, чтобы вместе с родственниками, Сарой и Чарльзом Смитами, держать "Американский магазин". Их состоятельная семья вошла, как сказали бы сегодня, в местную элиту. Контраст между пуританской жизнью в американской провинции и бурлящей в портовом российском городе был так велик, что Элеонора 36 лет подряд рассказывала об этом на бумаге.

По выражению директора Приморского объединенного музея имени Арсеньева Виктора Шалая, "ни в каком другом источнике не описана так просто и так фактурно гигантская катастрофа, которую пережила наша страна в начале века".


"Город сильно взбудоражен..."

17 марта 1917 года. "Ну вот! Испытываешь заметное расстройство, когда, проснувшись нынче утром, оказываешься в новой действительности, и у всех нас такое ощущение, будто мы стоим на голове. В течение нескольких дней все пребывали в беспокойстве, потому что из Петербурга не было никаких телеграмм, так что нынешняя (об отречении царя. - Авт.) стала прямо-таки как выстрел из пушки... Телеграмма была опубликована вчера в конце дня, и Алеутская вокруг редакции "Далекой окраины" была забита людьми, ожидавшими выхода листка. Я так устала, когда пришла домой, что, не раздеваясь, прилегла на пару часов, и пока я спала, вошел Тед и прикрепил большой лист с телеграммой к зеркалу... Все это звучит замечательно, и если люди, которые это делают, смогут воплотить свои слова, над Россией встанет заря новой эры".

Но вместо "зари" город погрузился в хаос.

25 ноября 1917 года. "Теперь по ночам на улицах становится очень опасно, и по всему городу грабят. В пятницу вечером помощник бухгалтера из Государственного банка, который провожал домой даму, был убит на углу Полтавской и Нагорной... На них напали двое мужчин, и пока (бухгалтер) защищал даму от напавшего на нее, другой мерзавец выстрелил в него, и тот упал, смертельно раненный..."

События, происходившие на Дальнем Востоке, мелькали как в синематографе. Город занимали то интервенты, то красные, то белые. До 1922 года здесь сменилось более десятка правительств...

В январе 1918 года на рейде в бухте Золотой Рог встали японские крейсер "Ивами", броненосец "Асахи" и британский эсминец "Саффолк". Ходили слухи, что они ждут подходящего повода, чтобы высадить свой десант. 4 апреля в городе произошло, по выражению госпожи Прей, "нечто ужасное".

4 апреля 1918 года. "...Город сильно взбудоражен, что вполне естественно. Вооруженные русские вошли в представительство в Маркеловском переулке и стали стрелять в трех японцев и одного китайца: двое убиты, другие двое лежат без сознания. Один из них написал на стене собственной кровью, что это сделали русские, но не сказал, сколько их было".

Речь в письме о нападении неизвестных на владивостокское отделение японской фирмы "Исидо Сёкай", занимавшейся поставкой автомобилей. Виновных так и не нашли, но по одной из версий, это была провокация, устроенная японской контрразведкой. Это косвенно подтверждается тем, что незамедлительно на берег высадились японские и английские матросы - якобы для защиты мирных граждан и обеспечения правопорядка.

5 апреля 1918 года. "Мы видели только самый конец (японской) выгрузки - всего-навсего боеприпасы, ибо основная часть солдат высадилась или начала высаживаться в 6 часов утра. В половине третьего (пополудни) около 200 британских моряков высадились с "Саффолка"..."

Так было положено начало интервенции. По разным данным, к октябрю 1918 года в Приморье, Приамурье и Забайкалье численность иностранных войск составляла от 100 до 150 тысяч человек. Самым многочисленным - более 70 тысяч, был японский контингент, около 10 тысяч насчитывал американский. Как считал Колчак, интервенция... "закончится оккупацией и захватом нашего Дальнего Востока в чужие руки".

Элеонора Прей показывает мужу свое новое платье.


"Чехи выставили штыки..."

К лету 1918 года во Владивостоке собралось до 15 тысяч чехословаков, ждавших отправки в Европу. Пароходов все не было. 29 июня чехи совершили переворот, арестовав почти весь состав исполкома Владивостокского Совета.

2 июля 1918 года. "Никогда за все годы, что я прожила во Владивостоке, я не видела его таким счастливым: порочный круг, который красные возводили вокруг него, был разорван... В субботу утром (29.06), когда Тед и г-н Кравцов ехали в Государственный банк, они увидели чехов, выстроившихся в ряд перед губернаторским домом, теперь перед гнездом Советов, и они дали Советам всего полчаса, чтобы выйти. Это было в десять. В двадцать минут одиннадцатого чехи выставили штыки, и Советы вылезли чуть ли не на своих грязных коленях..."

В июле 1918 года страны Антанты объявили, что берут Владивосток под международный контроль. В августе в город прибыли британские, американские, французские, японские и даже китайские интервенты. Красные отступили из города, война перешла в стадию партизанской.

Элеонора в это время работала в "Хижине" - как сейчас сказали бы, клубе, где проводили свободное время солдаты.

9 ноября 1918 года. "За исключением Парижа, Владивосток в данное время - это, вероятно, самое интересное место на свете, а "Хижина", по-моему, самое интересное в нем место, ибо тут можно увидеть все сразу: наших великолепных высоких ребят в хаки ("нашими ребятами" и "нашими мальчиками" американка Элеонора, естественно, называла американских солдат. - Авт.), британцев, канадцев, чехов, итальянцев, французов и пр. Я люблю их всех и делаю все возможное, чтобы завязать с ними разговор. Заходят французские матросы с "Керсена" в своей морской униформе и бескозырках с огромным помпоном из красного шелка, и я беседую с ними, стараясь как можно лучше говорить на французском, полученном в средней школе Шрейт-Фоллса... Кроме того, в открытые двери "Хижины" мы часто видим пленных немцев, австрийцев и турок, которых ведут на работы партиями под эскортом наших ребят... Какие же мы счастливчики, что здесь, во Владивостоке, вокруг нас так много интересного!"

Но всего через 9 дней тон Элеоноры изменился.

18 ноября 1918 года. Почти повсюду вокруг вокзала и вдоль причала лежат тела, и мокрый снег, который выпал вчера, делает все еще более мрачным... Мне так жалко юнкеров, погибших на вокзале, - так много, много молодых жизней было принесено в жертву с начала этой ужасной войны, что просто удивительно, что кто-то из храбрейших еще остался в живых..."

Это - о погибших во время попытки антиколчаковского переворота, которую предпринял чешский генерал Радола Гайда. Он намеревался поставить во Владивостоке свое правительство, которое способствовало бы скорейшей отправке чехов в Европу. Попытка не удалась, погибло почти 300 человек, было взято в плен несколько тысяч человек, в том числе и мятежный генерал.

Вид на бухту Золотой Рог из окна дома Элеоноры. 1903 год.


"Ребята вне себя от радости..."

7 декабря 1919 года. "Тед пришел домой и принес приглашение на концерт у чехов... я никогда не слышала такой чудесной музыки - и никогда не мечтала услышать. В оркестре более 80 музыкантов, а руководит им композитор (Рудольф) Карел. Они только что приехали с запада, и даже представить себе не можешь, как они играли... Мы вышли из этого старого грязного театра, чтобы попасть в мир, белый от невероятно мягкого искрящегося снега, - прекрасного как музыка, - с бледной луною, как раз показавшейся из-за облаков. ...Это был пятый или шестой концерт, который чехи дали за последние полтора года, так как оркестры один за другим оказываются здесь со своими полками, ибо все (музыканты) - солдаты. Это роскошь, о которой Владивосток не имеет права даже мечтать, ибо многие исполнители из оперных театров Вены, Будапешта и Праги. Билеты не продаются, а выдаются вместе с приглашениями, так что дело вовсе не в деньгах, таким прекрасным способом чехи выражают благодарность союзникам за то, что те сделали для них..."

26 декабря 1919 года. "...Я должна прояснить, что имеются серьезные трения между чехами и союзниками, с одной стороны и русскими - с другой. Русские в эти дни пребывают на грани крайней неуверенности в том, куда качнется маятник, и многие из них испытывают чувство раздражения из-за отступничества союзников. Чехи же раздражены. Ибо они сделали здесь все, что могли, и, видя, что все, сулившее такие хорошие перспективы, пошло прахом, они осознают, что кровь, ими пролитая, была напрасна..."

В конце 1919 года, после поражения армии Колчака, страны Антанты стали отзывать свои войска с Дальнего Востока. В Приморье остались только японцы.

9 января 1920 года. "Пришел приказ выводить наши войска, и ребята просто вне себя от радости - так же, как и офицеры, - ибо нелегко здесь быть офицером и играть унизительную роль, когда всем очевидно, что здесь необходим холодный свинец..."

31 января 1920 года во Владивосток вошли партизаны, возглавляемые Сергеем Лазо. Созданное вскоре Приморское правительство лишило японцев формального повода для военных действий. В начале апреля, пользуясь случайной перестрелкой как поводом для новой атаки, японцы разгромили гарнизон города, арестовали, а затем убили членов Военного совета правительства - Лазо, Луцкого и Сибирцева. В Приморье снова начались бои...

Только в конце августа 1922 года начался вывод японских войск из Владивостока. 25 октября сюда вошли войска Народно-революционной армии Дальневосточной республики под командованием Иеронима Уборевича.

Возле дома Элеоноры Прей. 1900 год.


Совсем одна

Элеонора Прей покинула Владивосток в 1930 году, после того как была закрыта компания "Кунст и Альберс", где она работала машинисткой. К тому времени женщина осталась одна - в 1923 году умер Тед, еще раньше Чарльз, а Сара вместе с дочерью Преев давно перебралась в Шанхай, где девочка училась в американской школе. К ним и отправилась Элеонора. Когда Китай был оккупирован японцами, она с внучками попала в лагерь для военнопленных, а после была депортирована на родину. Умерла в 1954 году в Вашингтоне, прожив больше 80 лет.

"Вряд ли кто-то любит это неухоженное место так, как я. Все смеются надо мной, а я ничего не могу с собой поделать. Одна только мысль, что можно жить где-то, где я не буду видеть эту голубую бухту и два залива, приводит меня в ужас". Элеонора Прей, Владивосток. 1927 год.

Почти век спустя на главной улице приморской столицы ей установят памятник, а выдержки из ее дневников и писем лягут в основу книги "Письма из Владивостока".

Парад американских войск во Владивостоке. 1918 год.

Как город стал не нашенским

Первый эшелон чехословаков прибыл во Владивосток 25 апреля 1918 года. А 25 мая последовал телеграфный приказ наркома по военным и морским делам Л.Д. Троцкого: "Из Москвы, 25 мая 23 часа, Самара, ж. д. всем совдепам по ж.д. линии от Пензы до Омска. Все советы под страхом суровой ответственности обязаны немедленно разоружить чехословаков. Каждый чехословак, который будет найден вооруженным на линии железной дороги, должен быть расстрелян на месте, каждый эшелон, в котором окажется хотя бы один вооруженный, должен быть выгружен из вагонов и заключен в лагерь для военнопленных...".

Кровопролитие во Владивостоке, куда все шли и шли эшелоны с чехами, стало неизбежным.

Ранним утром 29 июня 1918 года вооруженные отряды чехословаков и японцев заняли господствующие над городом высоты и склады боеприпасов. В 9 часов утра с военных кораблей союзников, стоявших в бухте Золотой Рог, высадился десант, а на главных магистралях города появились вооруженные пулеметами патрули. В 9.30 четыре парламентера, сопровождаемые ротой чехословаков, предъявили ультиматум владивостокскому Совету депутатов, дав на размышление полчаса. Британские и японские моряки заняли морской клуб, вокзал, почту. Группа английских моряков взяла под охрану помещение конторы "Денни, Мот и Диксон". Напротив здания британского консульства и возле морского штаба японцы выставили пулеметные расчеты. Позже всех на владивостокский берег высадился десант китайских матросов...

Воззвание к чехословакам наркома Льва Троцкого.

К середине дня чехословацкие части установили пулеметы на Тигровой горе и в здании вокзала и стали обстреливать красногвардейцев с двух сторон. А примерно в 6 часов вечера группа из 70 чехословаков ворвалась в крепостной штаб, завязалась рукопашная схватка, и три сотни красногвардейцев - в основном венгры-военнопленные и портовые грузчики, - потеряв около 70 человек убитыми и ранеными, выбросили белый флаг. Потери чехословаков составили 3 человека убитыми и 26 ранеными...

Весь день 29 июня во Владивостоке шли аресты видных большевиков...

Известие о свержении власти Советов во Владивостоке с быстротой молнии распространилось по всему Приморью. Уже в первой половине дня 29 июня в соседнем Никольск-Уссурийске стало известно о чехословацком выступлении. Город был объявлен на военном положении. 30 июня сюда стали прибывать эшелоны с красногвардейцами из Хабаровска и Благовещенска, которые, присоединившись к 3 тысячам местных бойцов, двинулись в направлении Владивостока навстречу чехословацким отрядам.

Первое вооруженное столкновение произошло утром 4 июля в районе 93-й версты Уссурийской железной дороги. Кровопролитные бои продолжались и в течение двух последующих дней. Утром 6 июля после артиллерийской подготовки чехословацкие батальоны повели последнее решающее наступление и в три часа дня вступили в Никольск-Уссурийск. Отступая из города, красные части взорвали три железнодорожных моста...

Потери чехословаков в этих боях составили 38 солдат и 3 офицера убитыми. 219 солдат и 6 офицеров были ранены. Так начались бои на фронте, вскоре получившем название Уссурийский. Они завершились поражением красных войск, падением Хабаровска и быстрым продвижением антибольшевистских сил в Амурскую область и Забайкалье.

До установления Советской власти на Дальнем Востоке оставалось больше четырех лет.

Чехословаки перед отплытием на родину. Владивосток. 1920 год.

Подводные кладбища острова Русский

7 августа 1918 года в номере "4" гостиницы "Россия" Никольск-Уссурийска поэт-футурист, переводчик с китайского и японского языков Венедикт Март (это художественный псевдоним Венедикта Матвеева, сына известного владивостокского издателя и литератора Николая Матвеева) пишет депрессивные строчки:
Вкруг зной в обломках рыщет и сжигает!..
Мой мозг, вы знаете, - он весь во мху, как камень изнуренный.
А там внизу - под ним к пескам ласкается волна
Титана-океана - титана суеты!..

Он пишет это всего неделю спустя после высадки во Владивостоке британских войск, и на несколько дней раньше прихода японцев и американцев. В палящем приморском августе начинается суета и смута интервенции. Поэт Март сопровождает строчки пометкой "Белая земля".

Но "белая земля" на глазах окрашивается кровью.


Выжженная земля

"Так, к примеру, захватив крестьян И. Гоневчука, С. Горшкова, П. Опарина и З. Мурашко, американцы живьем закопали их за связь с местными партизанами. А с женой партизана Е. Бойчука расправились следующим образом: искололи тело штыками и утопили в помойной яме. Крестьянина Бочкарева до неузнаваемости изуродовали штыками и ножами: "нос, губы, уши были отрезаны, челюсть выбита, лицо и глаза исколоты штыками, все тело изрезано". У ст. Свиягино таким же зверским способом был замучен партизан Н. Мясников, которому, по свидетельству очевидца, "сперва отрубили уши, потом нос, руки, ноги, живым порубив на куски"1.

Но не только советские источники пестрят кошмарными свидетельствами. С 1917-го по 1922 год во Владивостоке выходила прелюбопытная антибольшевистская газета "Урадзио ниппо" - на русском и японском языках. Ее задачи редактор-издатель Идзуми Рёноске декларировал так:

"Несмотря на то, что русская пресса требует международного расследования действий японского командования, она отказывается от публикации у себя заявлений и сообщений японских властей. Подобный отказ закрывает рот Японии".

Но даже прояпонская "Урадзио ниппо" помещала в разделе "Телеграммы" сообщения, подобные этому: "Деревню Ивановка окружили. 60-70 дворов, из которых она состояла, были полностью сожжены, а ее жители, включая женщин и детей (всего 300 человек) - схвачены. Некоторые пытались укрыться в своих домах. И тогда эти дома поджигались вместе с находившимися в них людьми"2.

Интервентский "зной в обломках", по Венедикту Марту, рыскал и сжигал. Но по сей день фактически не рассказана история созданного интервентами на острове Русском концентрационного лагеря, который просуществовал вплоть до октября 1922 года. Нет ни числа жертв, ни имен офицеров и солдат из комендантских рот, что охраняли и содержали концлагерь.

Тому причиной - отсутствие захоронений и свидетелей. Могилами стали многочисленные бухты, изрезавшие Русский. Единственное свидетельство оставил футурист Венедикт Март, расстрелянный в 1937 году как японский шпион.


Рисуноки к рассказу Венедикта Марта из журнала "Всемирный следопыт". 1928 год.

"Брошены в воду живьем..."

В 1928 году он пишет для журнала "Всемирный следопыт" рассказ "За голубым трепангом", который заканчивает постскриптумом:

"Как-то недавно, просматривая дальневосточную печать, я обратил внимание на небольшую хроникерскую заметку. Привожу ее полностью:

Подводное кладбище

В одной из бухточек залива Петра Великого близ города Владивостока водолазы при морской работе обнаружили подводное кладбище, которых немало осталось после ужасов капиталистической интервенции.

На найденном кладбище люди были брошены в воду живьем с привязанным к телу грузом... Находясь в стадии разложения, трупы от газов стали легче воды, их подняло наверх, насколько позволяли веревки, груз же удерживал на дне. Трупы найдены в самых неожиданных, жутких позах; кто на ногах, кто вниз головой, смотря по тому, к какой части тела был привязан груз. Особенно страшное впечатление производила женщина с длинными развевавшимися под водой волосами...

И все эти распухшие человеческие тела казались живыми, так как покачивались и двигали конечностями от колебания воды!"3

Трагедия, от которой и сегодня стынет кровь, получила неожиданное продолжение в 1991 году, когда указом президента Ельцина закрытый порт Владивосток был открыт для посещения иностранцами.


Американские интервенты на отдыхе. Владивосток.

Миссия недоступна

Первой страной, запросившей о возможности открытия консульства во Владивостоке, была Япония. Заморские дипломаты вежливо поинтересовались, а нельзя ли получить на любых условиях здание в стиле модерн на перекрестке улиц Фокина и Океанского проспекта; еще в 1916 году оно было построено японцами как раз под консульство. А во время интервенции в нем располагались командование японских войск и императорская контрразведка, которая руководила кровавыми расправами.

Тогдашний приморский губернатор Владимир Кузнецов отказал наотрез: "В Приморье ничего не забыли. Вашу миссию будут называть не дипломатической, а интервентской", - сказал он и предложил японцам целый этаж в Доме политического просвещения...

Потомков интервентов тоже надо просвещать.

В этой бухте острова Русский, где любят отдыхать владивостокцы, было подводное кладбище узников концлагеря. / Алексей Кондратюк


1. РГИА ДВ. Ф. Р-577. Оп. 1. Ольгинский уездный военно-революционный комитет. руд. Тетюхе Приморской области, 1920-1922. Д.55 "Акты о замученных и расстрелянных крестьянах в Ольгинском уезде 1918-1920"
2. Моргун З.Ф. Японская газета Урадзио Ниппо во Владивостоке (1917-1922 гг.) // Известия Восточного Института ДВГУ (Владивосток). 1998. Спецвыпуск: Япония N 5. С. 182-199.
3. Март В. За голубым трепангом // Всемирный следопыт (Москва-Ленинград). 1928. N 3.

Хлеб-соль для Антанты

Текст: Юлия Андрейкина (главный специалист Российского государственного архива кинофотодокументов)
События Гражданской войны и в частности все, что связано с интервенцией, довольно активно снимали как фотографы и операторы Красной армии, так и Белого движения.

Не отставали и сами интервенты. Однако многое из того, что было зафиксировано, вывозилось вместе с выводом войск за рубеж и теперь находится на хранении в Имперском военном музее Великобритании, национальном архиве США, архиве Министерства обороны Франции, федеральном архиве Германии и других зарубежных архивохранилищах. И тем не менее собрание Российского государственного архива кинофотодокументов является одним из крупнейших архивохранилищ визуальных источников, посвященных Гражданской войне, - это оригинальные фотонегативы на стекле и пленке, фотоальбомы, а также коллекция подлинных фотоотпечатков.

Иностранная интервенция в регионах Сибири и Дальнего Востока оказалась представлена шире всего - в объектив попали войска Великобритании, США, Италии, Франции и Японии. Правда, съемки боевых действий практически нет, зато много военных парадов, тыловой жизни, армейского быта.

В РГАКФД долгие годы велась комплексная обработка кинофотодокументов данного периода, однако атрибутирование было затруднено из-за неудовлетворительного состояния пленок и разрозненного хранения. К сожалению, большой массив кинофотодокументов по-прежнему не имеет авторства, часто отсутствуют и конкретные время и место съемки.

Штыковая, роковая...

Это легендарное место. Я не преувеличиваю. Юрьевский рубеж имеет право на имя собственное как место солдатской славы России, явленной в час предельных испытаний страны. На кону стояла судьба русского Севера...

Маршрут в 1918 год

Еще раз смотрим схемы, уточняем маршрут и рубеж, на который выдвигаемся. Наша задача - найти на местности траншею 445-й версты.

Углубляемся в лес - по глубокому шраму траншеи, выбитой в грунте солдатскими лопатами сто лет назад. Протяженность этого кольцевого окопа - четыре километра. Сколько же труда вложено лишь в одно это укрепление! Спустя пять минут мы у цели: посреди леса, изрытого глубокими ямами от разрывов тяжелых снарядов, - 12-метровый каменный вал, прямо из которого ведет лаз в блиндаж. Сооружение надежно защищено накатом и метровым слоем каменной засыпки.

Несмотря на жару, на входе - лед. Словно с горки, мы легко соскальзываем внутрь подземелья. И оказываемся в жестких тисках 1918 года.

Американцы у блиндажей на 444-й версте. Апрель 1919 года. / из собрания Bentley Historical Library of the University of Michigan


Голос из прошлого

"После обеда, когда на 444-ю версту пришла смена, я, рядовой Дональд Кэри, взял свою скатку и отправился на 446-ю версту. Я шел по узкой, едва различимой из-за грязи и воды тропинке, вдоль железной дороги. Как вдруг увидел свежую могилу с неструганым деревянным крестом и еле видной надписью на нем: "8 большевиков". Мне показался символичным этот наш трофей..."

Этот эпизод из воспоминаний "Fighting the Bolsheviks" ("Сражаясь с большевиками") американского пехотинца врезался мне в память. Ведь в нем указаны и дата (середина апреля 1919 года), и конкретный адрес захоронения, который можно расшифровать. Тем более что за 11 лет наша саперно-мемориальная команда "Третий фронт" детально изучила боевой район Железнодорожного фронта. И, конечно, мы обязаны были попытаться найти братскую могилу красноармейцев, походя упомянутую интервентом.

Американские пехотинцы на привале у 461-й версты Железнодорожного фронта. 28 сентября 1918 года. / из собрания Bentley Historical Library of the University of Michigan


"Комбат был ранен и заколот..."

Первым делом подняли полную сводку Журнала военных действий Шестой армии РККА, где в каждой строке - ожесточенный накал боев осени 1918 года. Не все красноармейские подразделения были на высоте. Третий Гатчинский полк, прибывший в Обозерскую для ее обороны в конце августа, повел себя позорно и был разоружен. Вся боевая нагрузка на фронте легла на плечи 15-го Юрьевского и 4-го Нарвского полков. Сентябрь и октябрь они провели в сдерживающих боях с наседающими интервентами - американской и французской пехотой при поддержке британской и канадской артиллерии.

Красные полки несли тяжелые потери убитыми, ранеными и заболевшими в пору стылых осенних дождей. Люди жили в шалашах из лапника, питались консервами полевого пайка, радуясь каждому сухарю. Нарвцы стояли насмерть у позиций моста на 457-й версте железной дороги (к северу от нынешнего разъезда Великоозерский) и отступили после обхода их позиций американской пехотой роты "М".

Документы 6-й армии РККА скупы и точны:

"14 октября 1918 года в 7.30 утра противник после короткого, но сильного пулеметного и ружейного и артогня быстрым ударом с охватом правого фланга батальона Юрьевского полка в окопах на разъезде 455-й версты принудил нас отойти на 451-ю версту. Бой был короткий, но жаркий. Наш батальон потерял более половины своего состава. В строю остался 31 штык. Комбат был ранен и заколот. Все командиры рот тяжело ранены. Попытка батальона Нарвского полка восстановить положение контратакой успеха не имела. На линии 452-й версты батальон был встречен ураганным артиллерийским, пулеметным и ружейным огнем и, не имея поддержки, отошел на 448-ю версту..."

Именно здесь осенью 1918 года решалась судьба Севера России, качаясь на кончиках считанных красноармейских штыков...

Схема позиций на 23 января 1919 года. 1) 444-я верста, 2) 445-я верста, 3) уцелевший блиндаж, 4) "тропа Дональда Кэри", 5) траншея 15-го Юрьевского полка на 445-й версте. / из собрания Bentley Historical Library of the University of Michigan


"Несмотря на губительный огонь неприятеля..."

В дневнике командира роты "М" 339-го американского полка, капитана Джоэла Мура - подробности боев, в которых интервентов остановили на безымянном рубеже в 155 км к югу от Архангельска:

"17 октября 1918 года. Атаковать решили на рассвете. Наступление "змейкой" началось в 6.25 с первым снарядом нашей артиллерии. В 6.55 люди Стоунера натолкнулись на хорошо укрепленный аванпост врага, чьи траншеи были вырыты за ночь до наступления. Последовала короткая ожесточенная перестрелка. Наши doughboys (пехотинцы) с криками бросились на врага. Cтычка была напряженной по обе стороны от поляны.

Цель была достигнута, и враг был побежден в 9.15. В ходе боя никто с нашей стороны не пострадал. Убито девять солдат противника, из четверых трое взяты в плен ранеными..."

В блиндаже красноармейцев 15-го Юрьевского полка. Сто лет спустя... / Алексей Сухановский

Число убитых в этом бою близко к числу похороненных в могиле, упомянутой в мемуарах рядовым Кэри. Именно здесь лежала тропа, по которой он шел через полгода после октябрьского боя. Значит, искать место захоронения юрьевцев надо у скрещения траншеи и тропы, обозначенной на схеме Кэри. Это про каждого из них сказано в приказе Реввоенсовета Республики N 156 от 31 июля 1919 года о награждении пятнадцати красноармейцев 15-го Юрьевского пехотного полка орденами Красного Знамени, единственной и самой почетной в то время наградой:

"За отличие в бою, когда англо-французы неожиданным налетом заняли наши окопы, одним из первых бросился в контратаку, несмотря на губительный огонь неприятеля, своим хладнокровием, выдержкой и храбростью подавал пример товарищам в минуты серьезной опасности, выбил противника из окопов и закрепил их за нами".

Командир батальона Николай Яцко, командир роты Август Лилликас, взводный командир Степан Ананьев, командиры отделений Варфоломей Горячкин, Николай Егоров, Максим Ильин, Александр Шувалов, красноармейцы Яков Ивилих, Егор Леонтьев, Архип Протасов, Василий Сафонов, Василий Сюртуков, Иван Чихалов, Николай Чуркин, Александр Яковлев...

Мы спускаемся под землю по их давно затертым следам.

Красноармейцы 7-го летучего инженерного отряда П.А. Солодухина. Верхняя Тойма. Середина января 1919 года.


"Мы найдем вас..."

Мощный свет фонаря рвет вековую тьму, и мы зачарованно-ошеломленно видим ладно поставленные бревенчатые стены укрытия. Наши голоса глухо, словно в бочке, звучат в ледяном воздухе блиндажа юрьевцев. Потрясенные, выбираемся наружу, в банную духоту леса и движемся в поисках траншеи, той самой траншеи 445-й версты. Пока не вымахала в полный рост трава, она легко обнаруживается на краю большой поляны, продавленной посередине карстовым логом, где когда-то проходила тропа американских пехотинцев.

Врассыпную расходимся вдоль по рубежу обороны. Металлоискатели "названивают" вовсю, лопаты и скобы находят в грунте снарядные осколки, стреляные гильзы, консервные банки солдатского пайка...

Разведка проведена успешно. От странички в мемуарной книге мы безошибочно вышли в конкретную локацию, где вскоре будет развернут масштабный поиск братской могилы красноармейцев.

Мы найдем вас, штыковые ребята, обязательно найдем...

За каждой находкой поисковиков - тяжелая таежная работа. / Алексей Сухановский