Новости

08.03.2018 12:10
Рубрика: Власть

Сергей Лавров провел переговоры с лидером Зимбабве

Хараре встретил нас густой африканской тьмой, охраняющими аэропорт по ночам лениво лающими собаками и тусклыми, напоминающими по силе света прикроватные ночники, фонарями вдоль автотрассы, ведущей в зимбавийскую столицу.

"Они здесь ведут себя как хотят", - ошарашено воскликнул кто-то из коллег журналистов, наблюдая за хаотичным движением машин, торговцев с тележками и просто праздношатающихся на еле подсвеченных автомобильными фарами и редкой рекламой перекрестках. Цены на еду в отеле, куда преимущественно селят иностранцев, выглядят так: сэндвич - 20 американских долларов, вегетарианский суп - 10, греческий салат -10. А все что относится к категории горячих блюд - курица или знаменитое "fish and chips" - 22 доллара и выше. Зимбабве находится под американскими и европейскими санкциями. Страна полностью перешла на доллары, отказавшись из-за гиперинфляции от собственной валюты, но сегодня вновь возвращается к выпуску национальных денег.

В Зимбаве, как и днем раньше в Мозамбике, российский министр иностранных дел "перезагружал" отношения с местным руководством - встретился с новым президентом Эммерсоном Дамбудзо Мнангагвой, сменившем на посту, как прежде казалось, бессменного лидера 92-летнего Роберта Мугабе, провел переговоры с новым министром иностранных дел Сибусисо Мойо. Ранее, проявив традиционный прагматизм, по аналогичному маршруту прошли китайцы. Буквально сразу после ухода Мугабе эмиссар Пекина побывал в Зимбабве, встретился с его руководством, пообещав полную поддержку и продолжение инвестиций без каких-либо политических условий.

Перед намеченными на 2018 год в Зимбабве парламентскими выборами зашевелился Лондон. Британский чиновник высокого ранга впервые за долгие годы побывал в находящимся под санкциями (с подачи той же Британии) Зимбабве. В ходе визита он беседовал не только с представителями официального Хараре, но также с оппозицией, претендовавшей после ухода Мугабе на должности во вновь формируемом правительстве. Прозрачный намек из Лондона о возможных переменах в отношениях с Зимбабве, если страна подкорректирует внутриполитический курс, не был услышан.

Президент Мнангава его вчистую проигнорировал, сформировав кабинет только из членов своей партии и единомышленников. Оппозиция в правительство не попала, и британцы вновь разобиделись. Экономическая ситуация в силу объективных причин остается в Зимбабве сложной. Китай притормозил инвестиции в страну: эксперты объясняют этот шаг падением мировых цен на сырье, что снижает привлекательность бизнес проектов. Мнангаве в условиях жесточайшего финансового кризиса, необходимо до парламентских выборов выправить ситуацию, договорившись с новыми инвесторами о вливаниях в зимбабвийскую экономику. Так что с точки зрения российских бизнес интересов момент для визита Лаврова в Хараре выглядит удачным.

С механизмами и эффективностью конвертации превосходных политических отношений в обоюдовыгодный торгово-экономический диалог в странах, расположенных южнее Сахары, у России регулярно возникают проблемы. Москва списала большую часть многомиллиардных долгов, накопленных во времена Советского Союза, Анголой, Мозамбиком и Зимбабве, когда эти страны отстаивали независимость и боролись за выживание. Российский министр неоднократно называл прочным фундаментом ту колоссальную моральную и материальную поддержку, которую СССР оказывал африканским государствам.

Лаврова вежливо выслушивали, с ним соглашались, заявляли о политической поддержке российской позиции в различных "горячих точках" и общих с Москвой взглядах на вопросы безопасности и борьбу с терроризмом. Но ни в одной стране, которую посетил Лавров, во всяком публично не прозвучали конкретные проекты, в которых российский бизнес мог бы поучаствовать скажем так, на привилегированных условиях.

В вопросах "стратегического партнерства" и добрососедства, о которых охотно рассуждали собеседники Лаврова в Анголе, Намибии, Мозамбике и Зимбабве местные власти твердо отделяли "мух от котлет".  Они, и это бросалось в глаза, не связывали поддержку со стороны России на международной арене и благодарность нашей стране за оказанную во времена СССР помощь, со своими обязательствами по сотрудничеству с Москвой в торгово-экономической сфере. Не хотели, обладая немалым опытом взаимодействия с Китаем, поспешно брать на себя инвестиционные обязательства, возможно, опасаясь продешевить. Переломить такого рода африканский прагматизм Москве будет непросто.

Как объяснил источник в российской делегации, мы объясняем африканским партнерам, что государственная независимость - это опора на собственные силы и рассчитываем, что нынешние переговоры Лаврова создадут политический фундамент для движения вперед.

С тезисами российского министра его африканские собеседники соглашались, вот только не совсем ясно по каким мотивам - из вежливости или в надежде подзаработать на возможном сотрудничестве. Нельзя исключать и потребительский мотив: когда-то Россия списала многим странам Африки долги, а значит такое развитие событий возможно и впредь. Например, Мозамбику помимо списания 90 процентов долга, Россия недавно дополнительно уменьшила оставшуюся 144 миллионную задолженность на 40 миллионов долларов - эти средства местные власти обязались направить на питание местных школьников в рамках программы "долг в обмен на развитие".

При этом между нашими странами до сих пор отсутствовала межправительственная комиссия, которая могла бы на госуровне поддержать и защитить инвестиции российских кампаний в бизнес-проекты на территории Мозамбика. Такую комиссию сформировали лишь недавно и ее первое заседание состоится в апреле. На переговорах с Лавровым министр иностранных дел Мозамбика всерьез утверждал, что его уволят, если он не организует встречу мозамбикского президента с Владимиром Путиным.

В ответ Лавров хотя и в шутливой форме, жестко осадил коллегу, заявив, что его тоже уволят, если к этой предполагаемой встрече на высшем уровне не будет подготовлен значимый для российских интересов пакет соглашений. Впрочем, с такого рода дипломатическими тонкостями министр иностранных дел Мозамбика мог быть не знаком - ведомством он руководит с декабря 2017 года, а до этого длительное время возглавлял министерство сельского хозяйства. Образование руководитель внешнеполитического ведомства Мозамбика получил в провинциальном сельскохозяйственном техникуме, а затем непродолжительное время стажировался в США по сельскохозяйственной тематике.

"У нас устойчивый политический диалог, - заявил на переговорах с мозамбикским коллегой Сергей Лавров. И далее открытым текстом объяснил к чему стремится Россия: "дополнить политический диалог расширением контактов в области торгово-экономических отношений". Но по итогам пресс-конференции в Мозамбике было заметно - далее общих деклараций о намерениях сотрудничать в самых разных сферах экономический диалог на данном этапе не продвинулся - все детали отложены до заседания межправительственной комиссии. Выслушал Лавров и традиционную просьбу - об увеличении числа образовательных программ по гражданским специальностям, и по линии Министерства обороны РФ для африканских студентов.

Упорно добиваясь расширения торгово-экономических отношений с расположенными к югу от Сахары странами, Москва может столкнуться с катастрофической неподготовленностью местных "человеческих ресурсов" для реализации высокотехнологичных инвестиционных проектов. В том же Мозамбике примерно 18 процентов жителей работают за еду, 40 процентов не умеют читать и писать. Уровень жизни в стране таков, что только 6 процентов населения имеют доступ к канализации и водопроводу.

В Зимбабве собеседником Лаврова по вопросам внешней политики стал генерал. После отставки Мугабе его "вызвали" из армии в правительство, чтобы назначить на пост министра иностранных дел. Сибусисо Мойо стал известен за пределами Зимбабве тем, что зачитал от имени Вооруженных сил заявление об очищении окружения Мугабе от преступников. Впрочем, в Зимбаве конвертация политических контактов в торгово-экономическое сотрудничество, к чему стремится Москва, имеет перспективу. Официальный Хараре нуждается, по оценкам экспертов, примерно в двух миллиардах долларов в год инвестиций, тогда как сейчас эта цифра составляет скромные полмиллиарда. Такое положение связано с внутренней нестабильностью государства и непредсказуемой политикой прежнего главы Зимбабве. 

Новый лидер Мнангагва убеждает иностранных инвесторов, включая российских, что при нем все изменится. Он говорит о том, что Москва вправе рассчитывать на значимый кусок зимбавийского экономического "пирога". При этом локомотивом сотрудничества по-прежнему выступает российско-зимбавийское совместное предприятие по освоению месторождения металлов платиновой группы. Пока ключевыми торговыми партнерами Зимбабве остаются ЮАР, Сингапур, Мозамбик и Китай. Наш торговый оборот с Зимбабве - около 50 миллионов долларов, выглядит более чем скромно и не соответствует уровню политического доверительного взаимодействия, что признавалось на переговорах Лаврова с президентом и министром иностранных дел Зимбабве.

Добавлю, что в ходе визита Лаврова по линии министерств торговли России и Зимбабве был подписан Меморандум о сотрудничестве в сфере сельского хозяйства. "Сегодня на переговорах с президентом и министром иностранных дел в присутствии министров экономического блока Зимбабве, мы обсуждали задачи, которые стоят в сфере развития наших торговых и инвестиционных связей", - сообщил Лавров.

По его словам, неплохой диалог состоялся при обсуждении сотрудничества между странами в алмазной отрасли и по линии военно-технического сотрудничества.

Власть Работа власти Внешняя политика В мире Африка Зимбабве Правительство Министерство иностранных дел
Добавьте RG.RU 
в избранные источники