Новости

13.03.2018 21:35
Рубрика: Власть

Юбилей (не)сбывшихся надежд

15 марта в Берлине состоится юбилейное заседание Германо-российского форума, влиятельной неправительственной организации, которая была создана 25 лет назад для содействия развитию всесторонних отношений между Россией и Германией. У ее истоков стояли Михаил Горбачев, первый президент СССР, и Лотар де Мезьер, первый и единственный председатель Совета министров ГДР, не являющийся членом СЕПГ (он возглавлял правительство Восточной Германии до 2 октября 1990 г.).

Для президента России Бориса Ельцина и федерального канцлера Гельмута Коля создание Германо-Российского форума в 1993 году было органичной частью той политики взаимодействия двух государств, которая была провозглашена сразу после создания новой России. При том что у Гельмута Коля сложились доверительные отношения с М.С. Горбачевым, думаю, что с Б.Н. Ельциным его связывала настоящая человеческая дружба.

Когда В.В. Путин свое выступление сделал на языке Гете и Шиллера, в зале возникло волнение, явно выходившее за рамки протокольной вежливости

Начало ХХI века, когда лидерами наших стран стали Владимир Путин и Герхард Шредер, в еще большей степени укрепило российско-германские отношения - и в политическом, и в экономическом измерении. И - что не менее важно - в плане личных симпатий нового президента России и нового федерального канцлера ФРГ. Одним из важнейших доказательств качественно новых отношений двух государств стало выступление Владимира Путина в бундестаге Федеративной Республики Германии 25 сентября 2001 года. Мне - вместе с другими членами российского правительства - посчастливилось быть свидетелем этого беспрецедентного акта взаимного доверия. "Искренне благодарен за возможность выступить в стенах бундестага", - начал свою речь президент Российской Федерации. - "Такая возможность у главы Российского государства появилась впервые за всю историю российско-германских отношений. И эта честь, которая представлена мне сегодня, лишь подтверждает взаимную заинтересованность России и Германии в диалоге. (...) В России всегда испытывали к Германии особые чувства. И относились к вашей стране как к одному из наиболее значительных центров европейской культуры - культуры, для развития которой Россия тоже сделала немало. Культуры, которая не знала границ, всегда была нашим общим достоянием и объединяла народы". Его слушали самым внимательным образом, но когда В.В. Путин сказал, что основную часть своего выступления он сделает на языке Гете, Шиллера и Канта, то есть продолжит свою речь на немецком, - в зале возникло то человеческое волнение, объединившее представителей разных партий, которое явно выходило за рамки протокольной доброжелательной вежливости. Сам факт, что российский президент говорил с избранниками немецкого народа на одном языке, - являл собою символический жест, утверждающий принципиально новое качество российско-германского взаимопонимания. В.В. Путин говорил о том, что было важно услышать и русским, и немцам: "Именно политический выбор российского народа позволил тогдашнему руководству СССР принять решение, которое в конечном счете и привело к сносу Берлинской стены. Именно этот выбор многократно расширил границы европейского гуманизма и позволяет нам утверждать, что уже никому и никогда не удастся развернуть Россию в прошлое..."

Именно в эту пору рождается идея Большой Европы - от Атлантики до Тихого океана, от Лиссабона до Владивостока. Но именно тогда обнаружится множество проблем и предрассудков, которые с годами окажутся сильнее, чем искреннее желание здравомыслящих политиков найти общие пути развития.

Гражданская дипломатия не заменит контакты на высшем уровне, но способна выразить подлинные интересы народов

Деятельность Германо-российского форума за минувшую четверть века протекала вовсе не в бесконфликтной атмосфере. При том что после объединения двух Германий, падения Берлинской стены, распада коммунистической системы в Европе возникло множество иллюзий по поводу нового политического устройства мира, у каждой страны сохранялись свои интересы и цели. И какой бы ослабленной ни вышла Россия после самоликвидации СССР, она хотела играть самостоятельную роль в мире - что было приемлемо далеко не для всех.

В период политического кризиса в отношениях между Европейским союзом и Россией, который начался задолго до 2014 года, в пору экономических санкций, жесткой антироссийской политики средств массовой информации по обе стороны Атлантики, - роль Германо-российского форума, безусловно, возросла. Гражданская дипломатия, разумеется, не может заменить отсутствия контактов на высшем политическом уровне, но способна выразить подлинные интересы двух народов. Понятно, здесь важную роль играет позиция нынешнего руководства этой организации, прежде всего Матиаса Платцека, видного деятеля СДПГ, который более десяти лет возглавлял правительство земли Бранденбург. Он не скрывает своего глубокого убеждения, что от качества германо-российских отношений в значительной степени зависит мир и стабильность в Европе. Он знает: более 70 процентов жителей Германии считают, что новому правительству ФРГ, которое сегодня принимает присягу, надо добиваться добрососедских отношений с Россией.

Было бы лукавством утверждать, что Германо-российский форум за четверть века своего существования добился тех целей, которые ставили перед ним отцы-основатели в пору больших ожиданий. Но он явно выстоял в пору политических бурь последних лет.

Власть Работа власти Внешняя политика