Новости

17.03.2018 09:08
Рубрика: Общество
Проект: В регионах

Почем фунт хлеба

Как разведчик стал предводителем ростовского крестьянства
В Ростове-на-Дону появился удивительный магазин, сразу снискавший славу скандального. Здесь выставлены невиданные доселе ценники на продукцию, а продавец ходит в домотканой одежде, а во всем, чем здесь торгуют, нет ни грамма химии.
Для Владимира Савицкого хлебопекарня - дело семейное. Фото: Лариса Ионова/РГ Для Владимира Савицкого хлебопекарня - дело семейное. Фото: Лариса Ионова/РГ
Для Владимира Савицкого хлебопекарня - дело семейное. Фото: Лариса Ионова/РГ

Хозяин Новой жизни

Много лет назад Володя Савицкий был обычным парнем. Жил с матерью и братом в небольшом районном центре Константиновске. Окончил 11 классов и, как все, пошел служить в армию. Шел 1999-й, и Владимир попал прямиком в Чечню. Служил в разведке и сумел выбраться из этой каши без единой царапины. Остался потом по контракту в Дагестане - дома было делать нечего. Прошло еще три года, и вернуться пришлось. Но на родине разруха и повальная безработица. Да и не умел ничего, кроме как в разведку ходить. Подался в Москву и где только не работал, подвизался там личным охранником.

Москва не понравилась. Народу много, нечем дышать и нечего есть. Захотелось туда, где людей поменьше, земли побольше. И на земле той выращивать только полезную еду, чтобы дети росли здоровыми. Сел на машину и стал искать вымершую деревню, каких оказалось пруд пруди.

Новая жизнь начиналась буквально в 30 километрах от родного Константиновска, в 200 - от Ростова. Заброшенный хутор, где скособочились чудом сохранившиеся десяток хатенок, носил говорящее название Новая жизнь. Это показалось Владимиру символичным.

Коза в молоке

Жена Мадина не то чтобы была в восторге, но решению мужа не перечила. Маленький сын Вовка сразу пошел осваивать безбрежную сочно чавкающую лужу.

Завели курочек да пару коров. Учились на ходу. Ошибок много было. Выручали друзья - когда надо было чему-нибудь научиться, садились в машину и ехали смотреть, как это делается. Один совет Владимир уже готов дать сам. Самое сложное во всей канители - это оформить землю. Поэтому нужно сразу выпасать овец на свободных землях, а только потом постепенно выправлять бумаги. Если наоборот, то так зароешься в канцелярии, что все желание что-то делать отпадет само собой. Владимир облюбовал пару озер без воды и там начал сеять.

С тех пор вложено много труда и перекопано навоза. Пройдены ссоры с женой - кому вставать доить корову, маленькие и большие ЧП: то коза наступила в молоко, то корова не разродится.

- Как у вас начался сегодняшний день?

- Сегодняшний день начался у меня еще вчера. Когда от меня сбежали два пекаря. Накануне отругал их, что хлеб невкусный и корочка пригорела. Пришлось самому печь хлеб. Ставить опару, колоть дрова. Провозился до четырех утра. Пару часов сна - и в Ростов, отвозить теплый хлеб в магазин.

С Владимиром жена Мадина, симпатичная полудагестанка, полурусская молодая женщина, наотрез отказавшаяся фотографироваться. С ними трое детей мал мала меньше. Игнатию сейчас семь, Вареньке - четыре, Терентию - полтора года. Не приехал только старший, 14-летний Вова, того в город и калачом не заманишь. Он остался на большом хозяйстве. Парень умеет все. Водить машину, трактор, скакать на лошади. Печь хлеб и делать тушенку. Доить корову и принимать роды у козы. В школу не ходил ни разу. Он на законном домашнем обучении. Придет время, выберет школу и сдаст там выпускные экзамены. Игнатий с Варей тоже учатся дома с той же учительницей - Надеждой Анатольевной, замечательным и умным человеком, у которой 42 года педагогического стажа.

Сто буханок в день

Сейчас коровье стадо перевалило за 50 голов. Баранов - 200. Гуси, утки, чего только нет. Все плодится и растет на глазах. Продукцию уже девать некуда.

- Ничего мы не возрождали. Просто в деревню уехали, для себя. Мечтал, чтобы коровы не обколоты были антибиотиками, чтобы кушать свежее мясо, выращивать гусей и уток, которых сами знаем, чем кормили и как. Я же люблю своих детей и не хочу травить их искусственной пищей. Мы никому ничего не навязываем, а просто хотим жить, как хотим, - говорит Владимир.

Зерно растет без грамма удобрений, поэтому урожайностью Владимир не хвастает. Его перемалывают вручную на маленькой мельнице с каменными жерновами. Помол получается грубый, но это та мука, из которой в русской печи пекут настоящий хлеб. Я пробую его. Темно-ржаной, ноздреватый, в грубой черной корке. Не душистый и почти безвкусный. "Это потому, что в нем нет химических добавок и усилителей вкуса. У вас будет "ломка" после привычной для вас магазинной отравы, - объясняет Владимир. - И дрожжей в нем нет. У нас хлеб на натуральной закваске".

В ростовском крестьянском собрании, которое возглавил Владимир, сейчас около тысячи человек. Туда вступают те, кто приобрел хоть две козы и уже не считает себя дачником, но и не хочет быть фермером, работать ради прибыли. Они объединяются, чтобы иметь все продукты натуральные. Сообща у них есть на удивление много чего. От соли до мяса, от хлеба до шоколада. И не это ли есть настоящее импортозамещение?

Тем временем

Счастливый аутсайдер

Фото: Reuters

Быки вместо культиватора, мука из ручной мельницы: французский фермер Жан-Бернар Юон из поселка Рьек-сюр-Белон на западном побережье Франции отказался от сельхозтехники и пестицидов, отдав предпочтение традиционным методам ведения хозяйства. В распоряжении 70-летнего фермера и его партнерши Лоранс - восемь коров, которых они доят вручную и чей навоз они предпочитают искусственным удобрениям. Хлеб Жан-Бернар печет сам, муку мелет тоже сам. В доме у него нет ни Интернета, ни телевизора, ни даже горячей воды. Землю он пашет только плугом, запряженным быками. Из современной техники в его домохозяйстве - только два трактора для уборки сена.

Сам себя Жан-Бернар называет "счастливым аутсайдером", и неспроста: несмотря на то что спрос на его полностью натуральные продукты крайне велик, он не любит появляться даже на местных крестьянских рынках. Фермер предпочитает продавать свою свинину, телятину и масло постоянным клиентам, которые приезжают за ними к нему на ферму.

"Я всегда сам вел хозяйство - я так и не разбогател, но отношусь к этому спокойно, - рассказывает Жан-Бернар. - Нынешние фермеры имеют куда больше земли и животных, но можно ли назвать их счастливыми? Им приходится преодолевать множество трудностей". При этом Жан-Бернар не позиционирует себя как противника современной агрокультуры, признавая, что появление тех же гербицидов значительно облегчило фермерам жизнь. Однако сам он предпочитает все же не впускать прогресс на порог своего дома.

Диана Ковалева

Общество Ежедневник Стиль жизни Филиалы РГ Юг России ЮФО Ростовская область Ростов-на-Дону
Добавьте RG.RU 
в избранные источники