Подруга дней моих суровых

21 апреля - 260 лет со дня рождения Арины Родионовны, няни Александра Пушкина
Арина (настоящее имя Ирина) Родионовна Яковлева (1758 - 1828) была крепостной семьи Ганнибалов. Служила няней Александра Пушкина. Ей он посвятил несколько произведений, строки из которых нам хорошо известны.
Художник Игорь Шаймарданов нарисовал Арину Родионовну специально для "Календаря поэзии".
Художник Игорь Шаймарданов нарисовал Арину Родионовну специально для "Календаря поэзии".

Мы редко об этом вспоминаем, поскольку и без того устаем от пафоса. Вообще, если тебе не двенадцать лет, мыслить о высоком трудно. Еще труднее представить себе человека, который всю свою жизнь посвятил размышлениям только об этом: о Боге, России и Пушкине.

Но такой человек живет среди нас. Его фамилию невозможно забыть: Непомнящий.

Валентин Семенович Непомнящий. Назвать его литературоведом-пушкинистом, как это делают обычно, значит, не договорить чего-то главного.

Литературовед имеет дело с частностями, он изучает классику путем разбора и анализа. Валентин Непомнящий не разбирает, а просто читает Пушкина, освобождая его от пут навязанных трактовок. Возвращает нашей душе то цельное и свежее восприятие Александра Сергеевича, которое нам дарили в детстве мамы, бабушки и няни.

Поэтому Непомнящий прежде всего - великий читатель, просветитель, а потом уже тонкий филолог. Когда ты слышишь, как Валентин Семенович читает "Евгения Онегина" или "Медного всадника", то кажется: Пушкин впервые открылся перед тобой!

Валентин Непомнящий - уникальный филолог-артист, великий читатель Пушкина. / Евгения Смолянская

А самого Непомнящего привел к Пушкину... Дон Гуан. Валентин, учась на классическом отделении филфака МГУ, занимался в театральной студии и играл на сцене коварного соблазнителя. Как вспоминает Валентин Семенович, "при произнесении пушкинского текста мне стало открываться в Пушкине что-то такое, что и сделало меня в дальнейшем пушкинистом".

С дипломом преподавателя греческого и латинского языков Валентин работал в многотиражке швейной фабрики, правил чужие заметки, а для души писал о Пушкине. Его первые же статьи привлекли внимание Ахматовой и Чуковского, Твардовского и Товстоногова, Свиридова и Солженицына...

Очень обидно за нынешних школьников, да и за всех нас - книги Валентина Семеновича Непомнящего, как и диски с записями его выступлений, отыскать сложно.

Однажды в юности мне попалось на глаза эссе Непомнящего с удивительным для газеты (оно было опубликовано в "Советской культуре") названием "Мамушка". Это глубокое и нежное слово о няне Пушкина навсегда запомнилось мне. И когда я узнал, что в этом году исполняется 260 лет со дня рождения Арины Родионовны, первое, что мне вспомнилось, - это "Мамушка" Непомнящего.

Художник Игорь Шаймарданов нарисовал Арину Родионовну специально для "Календаря поэзии". Фото: Художник Игорь Шаймарданов

Друзья из дома-музея Чуковского помогли мне найти ту давнюю публикацию, и сегодня перед вами - отрывок из нее. Простите, что такой маленький. А Валентину Семеновичу мы шлем поздравления со Светлым Христовым Воскресением!

Дата

260 лет назад, 10 апреля 1758 года, в семье крестьянина Родиона Яковлева родилась дочь Ирина.

Кстати

За годы, прошедшие со времени публикации Валентина Непомнящего, памятники Арине Родионовне появились в Захарове, Пскове, Воскресенском (родном селе пушкинской няни), Болдино... Но - не в Москве.

Прямая речь

Валентин Семенович - об Арине Родионовне

Когда Пушкина вышвырнули в 1824-м из Одессы, упрятав в тишь и глушь, она защитила его от гонения и тоски. Защитила как могла: рассказами о старине, песнями, сказками, долгими, неторопливыми разговорами за полночь. Она защитила его своей любовью.

Об Арине Родионовне мы чаще всего говорим либо в сентиментально-биографическом ключе, либо в связи со сказками, песнями, которые он от нее записал. Но есть тема не менее серьезная, и она ждет, чтобы в нее вдумались. Это тема влияния Арины Родионовны на творческий и духовный мир величайшего нашего поэта.

Очень важно понять, как бесконечно мы обязаны Арине Родионовне Яковлевой. Возьму на себя смелость сказать, что эта женщина заслуживает памятника на родине Пушкина в Москве... Пусть сидит она, уронив руки со спицами, и ожидающе смотрит вдаль...

"Советская культура", 6 февраля 1981