19 апреля 2018 г. 21:25
Текст: Анатолий Батраков (кандидат исторических наук)

"Мама собрала нас в круг и заплакала..."

Наш автор вспомнил, как его мама сохранила портрет отца, присланный им незадолго до смерти в 1945-м
Новая история в рубрике "Родины" "Месяц любви", где каждый может рассказать о маме, бабушке, прабабушке, любовью победивших войну.
Семья Батраковых в Собинке. Фото: из семейного архива
Семья Батраковых в Собинке. Фото: из семейного архива

Мама - Зинаида Егоровна - родилась 21 июня 1909 года в деревне Харино. Тогда это был Гороховецкий уезд Владимирской губернии. Когда ей было восемь лет, отец погиб на лесозаготовках - его задавило деревом. Маму забрал к себе дядя Василий. Выкачать с утра 40 ведер воды из колодца, чтобы напоить домашних животных, натаскать сена, принести из сарая дров для печи... Все это делала она.

Мой папа - Федор Батраков - родом был из соседней деревни Медведево. Его отец, справный хозяин, имел мельницу, где мололи хлеб жители окрестных  деревень. Была у Батраковых и грибоварня. Заготовки потом в бочках отправляли в Москву и Петербург... После революции всего этого не стало. И прежнего жизненного уклада - тоже. Закрыли церковь в селе Сергиевы Горки, куда ходили крестьяне из Харино и Медведево. И венчаться папе с мамой уже не пришлось - поехали в гороховецкий ЗАГС. Это было в 1927 году. В феврале 1928-го родилась первая дочь - София. Потом сын Валентин, еще одна дочь Елизавета.

А в 1931-м семью Батраковых раскулачили. Припомнили и мельницу, и грибоварню... Государство присвоило себе дом, сарай, овин, лошадь, корову, быка и 18 кур. Семье перед высылкой в Пермь в личное пользование оставили шесть пар валенок, по три пары детского белья, три полотенца, три пары детских ботинок, два одеяла, четыре вилки и чугунок. Да сверх того пуд хлеба, ржаных сухарей, восемь пудов муки и 10 - картошки.

Невероятная щедрость по тем временам.

1930 год. Распродажа имущества выселяемого кулака. Позже была только конфискация и высылка. / ТАСС

Детская обувка и одеяла, впрочем, не уберегли маленьких Валю и Лизу - они умерли в дороге. Выжила только старшая София. Из Перми семья вернулась во Владимирскую (тогда - Ивановскую) область в 1935-м. Но не в родные места, а в Собинку, где в 1937-м родился и я. Это был городок, разросшийся вокруг фабрики, на которой стал работать отец. Он окончил вечернюю семилетку, а в 1936-м получил звание стахановца. И был премирован! Двумя отрезами ситца, патефоном и радиоприемником...

22 июня 1941-го все слушали этот приемник - речь Молотова о том, что враг будет разбит. Отца же, как следует из документов, зачислили в ансамбль песни, который регулярно выезжал на фронт. Письма от папы приходили из Костромы. Мама читала нам их, но не сохранила. В 1956-м, когда Хрущев выступил со словами о культе личности, испугалась и сожгла конверты с изображением Сталина в печке. Как и свою медаль "За доблестный труд в Великой Отечественной войне" с профилем вождя.

Дом в Собинке, где жили Батраковы. / из семейного архива

Она работала в столовой на фабрике - там кормили ткачих, которые делали ткань для солдатских гимнастерок. Еще мама с моей сестрой Соней ездили в соседние деревни - меняли вещи на картошку и муку. Так "ушел" отцовский патефон, а радиоприемник изъяли еще в начале войны. Мама сохранила лишь ящик с елочным игрушками. Помню стеклянную белую пятиконечную звезду, желтые шары с изображением зверей из басен Крылова, дирижабли, картонных пограничников.

Питались мы в войну в основном картофельными очистками и жмыхом. Мама готовила их вкусно. Или нам так казалось от голода. По весне добавлялись дикий лук и щавель. Еще ели черемуху. С братом ловили на Клязьме плотвиц и ершей...

Отец писал в письмах, что они выступают на фронте с концертами. А к одному из писем приложил свой портрет, выполненный карандашом. Это папин сослуживец Вячеслав Александрович Немитин нарисовал. Отец изображен в гимнастерке. В  1944-м будет еще один рисунок - цветной. Эти два военных портрета мама, конечно, сохранила. В 1943-м она отправила папе наше общее фото. Оно сделано после крестин - мама водила нас в церковь села Арбузово, что недалеко от Собинки. 

Портрет Федора Батракова, выполненный в 1944 году. / из семейного архива

А в январе 1945-го пришло извещение из военного госпиталя Костромы. Там сообщалось, что сержант Федор Батраков скончался после болезни. Мама собрала нас всех в круг и зарыдала с причитаниями...

Могилу отца в Костроме найти мне так и не удалось. Осталась лишь справка из военкомата Собинки. "Сержант Батраков Федор Филиппович, находясь на фронтах Великой Отечественной войны, 6 января 1945 года заболел и умер", - говорится в бумаге, которую получила моя младшая сестра Галина в апреле 1982 года. Это было спустя 10 лет как не стало мамы. Они уже увиделись с папой, вновь были вместе.

В День Победы мы тоже будем вместе - за праздничным столом. Но сначала мои дети и внуки пойдут с портретами - для кого-то бабушки и дедушки, для кого-то уже прабабушки и прадедушки.

Я же надеюсь, что после публикации откликнутся потомки папиного сослуживца Вячеслава Александровича Немитина из Кирова. Это он рисовал отца, а мама сохранила рисунки для нас.

P.S. Присылайте нам истории вашей семьи о том, как ваши мамы, бабушки, прабабушки любовью победили войну. Адрес для писем - rodinainfo@rg.ru. Мы обязательно опубликуем их.