Новости

19.04.2018 13:48
Рубрика: Общество

С рождения - под объективом

В новосибирских больницах поставят видеокамеры, чтобы защитить детей от жестокости персонала
К неожиданным управленческим "рекомендациям" привел скандал в детской городской клинической больнице №4, где мама одного из маленьких пациентов сняла на камеру мобильного телефона издевательства над ребенком-отказником. Региональный минздрав выступил с инициативой - установить в палатах, где лежат брошенные дети, видеокамеры, и в первую очередь они появятся в "проштрафившейся" клинике. Деньги для этого уже выделены.

Спасут ли видеокамеры детей от жестокого обращения - вопрос спорный. Дело ведь не в спецтехнике, а в людях. Так, на днях томские следователи направили в суд уголовное дело работницы интерната для умственно отсталых детей, которая камеры видеонаблюдения ничуть не стеснялась. Кадры из интерната села Тунгусово Томской области были обнародованы еще в феврале: женщина бросает ребенка-инвалида с диагнозом ДЦП на диван, дает ему пощечину, снова бьет, тащит к кровати с высокими бортиками и забрасывает туда. Результат - перелом бедра.

Так что восьмимесячная Юля, надолго застрявшая в новосибирской больнице и, видимо, изрядно надоевшая медикам, еще легко отделалась. Ее не покалечили. На кадрах снятого из коридора видео можно разобрать лишь силуэты за больничной ширмой: женщина берет младенца за ногу и швыряет на смотровый стол. Однако этого оказалось достаточно, чтобы возбудить уголовное дело об оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей. И, что характерно, изменило судьбу девочки: о желании взять ее в семью уже заявили десятки новосибирцев, и из больницы ребенка сразу же "выписали". Теперь она находится в доме малютки.

Хочется верить, что "скорейшее выздоровление" ребенка не связано со скандалом и всего лишь совпадение. В больничную палату девочка попала сразу из роддома, где от нее отказались родители. Для этого, говорят специалисты, были особые показания. А через несколько дней после публикации в сети ролика, "прославившего" Юлю, показаний для госпитализации не осталось. Что ж, и такое бывает.

Таким образом, тридцатисекундная видеозапись неравнодушной женщины уже сделала очень много: это и уголовное дело, и видеокамеры, и счастливый поворот в жизни ребенка. Но будет ли решена проблема с содержанием детей-отказников в целом? Уполномоченная по правам ребенка в Новосибирской области Любовь Зябрева заявила о недочетах в работе клиники, связанных с жизнеустройством "отказников".

- В Новосибирской области уже давно действует система оперативного поиска замещающей семьи для ребенка, даже находящегося в больнице. Усыновители или приемные родители могли бы посещать девочку или находиться с ней в больнице. Но сотрудники данной медицинской организации проявили некомпетентность в этом вопросе, они не знали принятых в регионе практик по жизнеустройству детей-отказников и обратились в органы опеки слишком поздно, - пояснила Любовь Зябрева.

Не исключено, что случай с Юлей повлечет за собой пересмотр системы содержания детей-отказников. Например, поступило предложение проводить обязательное психологическое тестирование медиков, работающих с детьми.

- Подобное, к сожалению, происходит регулярно и по всей стране, - уверена директор детского благотворительного фонда "Солнечный город" Марина Аксенова. - Чтобы защитить хотя бы младенцев-отказников, нужен системный подход к проблеме. Например, ни в одной больнице, кроме, может быть, туберкулезных, штатное расписание не предусматривает ухаживающего персонала. Маленький ребенок, оказавшийся в палате без родителей, требует круглосуточного внимания к себе. Но в больницах нет ни воспитателей, ни нянь. А у медиков совершенно иные функции и должностные инструкции.

Между тем

Новосибирцы, приняв участие в благотворительной акции "День заботы за день работы", перечислили на оплату труда больничных нянь 3 миллиона 299 тысяч рублей. Этого достаточно для финансирования 23 тысяч часов работы персонала по уходу за детьми в медучреждениях.

Прямая речь

Александра Марова, директор "Благотворительного фонда профилактики социального сиротства":

- Сейчас регионы постепенно переходят к тому, чтобы передавать детей, от которых отказались родители, сразу в дом ребенка, минуя больницу. Однако системно эта проблема решена только в Новосибирской области, в других регионах норма либо не зафиксирована вовсе, либо действует с большими ограничениями. Например, в одном из дальневосточных регионов ребенок-отказник сразу же попадает в профильное учреждение, если отказ выявлен до шести часов вечера. Это объясняют тем, что после шести медперсонал дома ребенка уходит с работы. Везде свои ограничения - где-то все отказники, даже совершенно здоровые, до сих пор попадают в больницу.

По закону ребенок без медицинских на то показаний может оставаться в больнице до месяца. Но даже небольшое пребывание в медучреждении может необратимо сказаться на его психике. Мало того, что есть опасность инфицирования, главная проблема - психическая деформация. Если ребенок растет в семье, с матерью, то чужих людей он сторонится, не доверяет им. А в больнице, наоборот, привыкает к посторонним людям. Так же как в социальных учреждениях старой формации, где дети готовы броситься на шею любому взрослому. Это грозит не только очевидной опасностью для малыша, но и проблемами в личных отношениях уже во взрослом возрасте.

В то же время решить проблему непросто. К примеру, если младенец появился на свет за сотни километров от ближайшего дома ребенка, в сельской местности. Пьяная мать написала отказ, а утром проспалась - пожалела. Или объявились дедушка с бабушкой, а ребенка уже увезли очень далеко. Здесь нужно проработать особый порядок, чтобы учесть все нюансы.

А как у соседей?

По данным омского минздрава, детей, попадающих в специализированный дом ребенка, с каждым годом становится все меньше. Места в доме малютки заполняются не более чем на семьдесят процентов.

Тем не менее в прошлом году сюда поступило 282 малыша в возрасте до четырех лет. У большинства детей есть родители, поэтому остается надежда, что дети обретут дом и семью.

- Мы оставили сына в доме малютки из-за серьезных проблем. Жена тяжело больна, родственников и постоянной работы нет, мы вынуждены скитаться по углам. Поэтому решили, что ребенку здесь будет лучше. Когда все утрясется, мы его заберем, - признался двадцатилетний глава семьи Павел.

По словам специалистов, подобные случаи не единичны.

- По заявлениям родителей за последний год специализированный центр временно принял 54 малыша, - пояснила "РГ" пресс-секретарь регионального минздрава Светлана Оспенникова. - Еще 194 ребенка (также временно) изъяты из неблагополучных семей, пока идут судебные и иные разбирательства. Родители еще нескольких брошенных детей находятся в розыске. И только десять процентов ребятишек по закону можно усыновить.

Работники дома ребенка признаются, что нередко папы и мамы забывают навещать своих малышей, совершенно не интересуются их судьбой. Но пока взрослые не лишены родительских прав, новой семьи у их сына или дочери не будет.

Что касается малышей, от которых отказались в родильном доме, сирот или получивших статус отказных, то их довольно быстро усыновляют приемные родители. Даже несмотря на то что треть ребятишек из дома малютки имеет хронические заболевания.

- После того, как им исполнится четыре года, повзрослевших детей передают в интернат. Но, как правило, таких единицы, большинство находит семью, - отмечает Светлана Оспенникова.

В регионах Общество Соцсфера Соцзащита Филиалы РГ Сибирь СФО Новосибирская область Новосибирск