25.04.2018 21:31
    Рубрика:

    "Календарь поэзии": Новая книга Кублановского - для долгого чтения

    Новая книга поэта возвращает нам медленное время
    Новая книга Юрия Кублановского "Долгая переправа"* - для долгого чтения. Нет, книга не так и велика. Но читатель, попадая в пространство стихов Кублановского, оказывается в том медленном времени, которого уже давно нет в реальности. Это время неспешного созерцания и переживания знакомо нашей душе по "Детству Багрова-внука", "Войне и миру", "Степи" чеховской.

    В двадцать первом веке русская проза лишила себя чарующей способности продлевать людям жизнь. Нынешнему читателю бестселлеров не знакомы те мгновенья особенно глубокого и чистого переживания бытия, которое дарит отечественная классика. Напротив, читая современные тексты, мы иногда ясно чувствуем: каждая прочитанная страница крадет у нас жизнь.

    Сегодня медленное время нашло себе приют в поэзии. Если ты еще способен по-детски довериться поэту, то стихи выровняют биение твоего сердца, выверят его по течению Волги, по движению облаков и теплоходов...

    Стихи Кублановского возвращают нас к родному образу мыслей, к обдумыванию жизни в тамбуре плацкартного вагона, а не перед мельтешащей на экране картинкой.

    Помнишь, как прижимали

    лбы к тускневшему сразу стеклу?

    А за ним опускали

    проходимцы родную страну...

    Нет ничего более чуждого для поэта, чем быть чьим-либо "рупором", но также невозможна для него и судьба сноба, инопланетянина в родной стране. И тут вспоминаются слова Пушкина о Боратынском: "Он... мыслит независимо, между тем как чувствует сильно и глубоко..."

    Кублановский наследует Боратынскому и в круге своих читателей - круге узком, но именно поэтому верном. Такие люди не ропщут на долгой переправе.

    Стихи из новой книги

    Осень выдалась тогда золотая -

    ни дождей, ни хмури.

    Под Изборском ясновидящая слепая,

    как вошел к ней в горницу, сразу признала:

    - Юрий.

    Вся светилась кротостью голубиной,

    словно принимала меня за брата.

    А в промытых окнах над котловиной

    раскалялся меркнущий спектр заката.

    Несравненна эта на койке узкой

    красота молитвенной жизни русской.

    С той поры слизнула судьба полвека.

    Прогулял я жизнь, забывал поститься,

    одичал в норе своего сусека,

    походя всё меньше на человека,

    думающего, что ему простится.

    Сам теперь я часто лежу, болея.

    По другую сторону листопада,

    если повидаемся, Пелагея,

    вновь меня признаешь ли там

    за брата?

    2015

    Переправа

    Памяти А.В. Тимирёвой

    Путь задолго до моста через Волгу

    был в снегу отмечен вешками веток.

    Летом, осенью - паромная переправа,

    в ноябре еще с нахлёстами ветра...

    Тёмная на корме фигура

    в шляпке, напоминавшей кубанку,

    перетянутой для тепла косынкой.

    В ту худую, ненадежную пору

    о судьбе и одиночестве ссыльных

    жизнь еще мне правду не рассказала.

    Но, малец, от беспричинной тревоги

    крепче сжал я мамину руку.

    Заершились дальние огонёчки.

    Линза времени становится толще,

    замутняется от текучих капель.

    Та, уже предзимняя переправа -

    не прообраз ли иной, предстоящей?

    30 сентября 2015

    Дата

    30 апреля 1947 года в Рыбинске родился поэт Юрий Михайлович Кублановский.