Новости

03.05.2018 14:47
Рубрика: Общество

"Разобьем гадину, и я вернусь"

Через 75 лет Евгений Бывшев прочитал отцовское письмо, которое гвардии капитан написал в Калужской области
Многие хранят знаменитые "треугольники", которые в Великую Отечественную войну посылали родным фронтовики. В семье Евгения Бывшева из Орла таких писем не было. Но недавно он нашел уникальное послание своего отца. Это единственная сохранившаяся весточка от гвардии капитана, павшего в боях под Харьковом.
 Фото: Денис Передельский/ РГ В своем письме Александр Бывшев писал не об ужасах войны, а о своих детях, по которым очень скучал. Фото: Денис Передельский/ РГ
В своем письме Александр Бывшев писал не об ужасах войны, а о своих детях, по которым очень скучал. Фото: Денис Передельский/ РГ

"Жди меня, и я вернусь…"

До войны Бывшевы проживали в Залегощенском районе, примерно в 60 километрах от Орла. Жили небогато, но и не бедствовали. Отец был коммунистом, держал пасеку, работал директором в школе, а в 1940 году его перевели в районный отдел образования. В семье было семеро детей, последний - 1941 года рождения. Евгений Александрович вспоминает, что это было счастливое детство. Потом грянула война.

- Родной брат моего отца Василий Филиппович был районным военкомом и, наверное, мог дать ему бронь от армии, учитывая количество детей, - говорит Евгений Бывшев. - Видимо, отец ушел на фронт добровольно. Помню, только сказал маме на прощание: "Береги детей, Настя! Разобьем гадину, и я вернусь".

В 41-м ему было всего 35. Александр Филиппович с фронта не вернулся, как и миллионы советских солдат. Семья оказалась в оккупации. Потому известия от отца не доходили. Спустя десятилетия выяснилось, что писал он в неоккупированную Тамбовскую область, где проживали жены и дети его братьев - Петра и Василия. Лишь одно из писем дошло до наших дней.

Полустертые строки едва различимы. Почерк красивый - уверенного сильного человека. Читаю: "Я подал на розыск своей семьи в эвакуационный комитет СССР, но это если она куда-либо эвакуировалась, а об эвакуации и положении утвердительного ничего не скажут. Я подал ходатайство о розыске семьи через партизанские отряды, может быть, они мне помогут в моем страшном горе и несчастье".

- То есть отец искал нас и не мог найти, не знал ничего о нашей судьбе, как мы не знали ничего о нем, - поясняет Евгений Бывшев. - Осенью 1942 года немцы перевезли жителей нашего села в соседний район, где мы перезимовали. А весной товарным эшелоном повезли в Германию.

Близ Могилева состав расформировали. Тысячи людей поместили под охрану, а затем бросили. Немцы бежали, стремительно наступала советская армия. Женя с матерью долго добирались домой, вернулись осенью 1943-го. Орловскую область к тому моменту освободили. Но все заросло, было разбито, кошки и собаки одичали.

- Мы решили остаться и кое-как существовали, - рассказывает Евгений Бывшев. - Сладили избушку и все пытались узнать о судьбе отца. Похоронка на него пришла только в 1945-м.

Политрук и дети

Письмо Александра Филипповича датировано 19 октября 1942 года. Лишь косвенно можно судить о том, где он находился. Известно, что служил в 274-м гвардейском стрелковом полку 90-й гвардейской стрелковой дивизии. Защищал Москву, затем - Сталинград, а после дивизия была переброшена на Курскую дугу и освобождала Белгород и Харьков. Но пишет он не об этом:

"Да, я очень и очень много вспоминаю поведение и привычки детей, и мы здесь сидим и помногу рассказываем о них. Ведь сейчас дети в нашем быту - исключение. У меня еще никогда не было случаев, чтобы я, когда только увижу детишек, не подарил им гостинцы. Постоянно с собой печенье или галеты, когда куда-либо приходится ехать".

Могилу отца тоже искали много лет. Где погиб, когда?.. Долгожданный ответ пришел только в 1974 году

О звании и должности фронтовик не упоминает, видимо, было запрещено. Но говорит: "Сейчас нахожусь непосредственно на передовой линии. Много занят оборонной работой. Очень мало времени свободного, откуда жизнь сама становится веселее и интереснее". Сведения о том, что Бывшев был политруком, а погиб в звании гвардии капитана, нашлись в архиве минобороны уже после войны.

Письмо же, видимо, он написал в Калужской области, о чем сообщает, аккуратно обходя цензуру: "А однажды в Мосальске увидел одного мальчишку, похожего на Клавдика. Так я его здесь же в военторге нарядил во все новое, и он подался молниеносно домой. Я не знаю, чей он и откуда, но мне составило большой интерес. Я для детей никогда ничего не жалел, и сейчас не знаю, что было бы, если бы я встретил своих дорогих детей".

- Клавдик - это мой младший брат, которому в то время было восемь лет, - говорит Евгений Бывшев. - А был еще старший брат, о судьбе которого ничего не известно до сих пор…

Два Александра

В 1941-м Александру, старшему из детей Бывшевых, исполнилось 15 лет. Он родился в 1926 году в деревне Котлы. Саша уехал учиться в Москву в ремесленное училище № 44. Тогда это было популярно. С началом войны училище эвакуировали в город Копейск Челябинской области. Но Саша не поехал - остался защищать столицу в рядах народного ополчения. Отец пишет и об этом:

"Положение Шурки совершенно не знаю. Писал в ту часть (под Москвой), где он был. Ответа нет никакого, и у меня мнение такое, что его в живых уже нет. Ведь он знал мой адрес, хотя сейчас мой адрес трижды изменился, но я получаю все письма, адресованные по старому адресу. При этом он знал и ваш адрес. Неужели он не написал бы ни одного письма?"

- Это отец пишет Фаине Ивановне - жене своего брата Петра, - поясняет Евгений Бывшев. - После войны соученики рассказали, что мой брат Александр и еще три-четыре человека из училища приписали себе годы до совершеннолетия, чтобы их зачислили в ополчение.

Видимо, где-то под Москвой он и погиб. Уже много лет Евгений Александрович пытается отыскать пропавшего Шурку. Данных не удалось найти ни в одном архиве. Попыток Бывшев не оставляет и продолжает делать запросы. Могилу отца он тоже искал много лет. Где погиб, когда?.. Долгожданный ответ пришел только в 1974 году.

Начальник главного управления кадров минобороны СССР Войтенко известил, что по учетным документам гвардии капитан Бывшев Александр Филиппович числится погибшим - умершим от ран 7 сентября 1943 года. Его похоронили в деревне Городное, в то время совхоз Глобовский, Краснокутского района Харьковской области.

- Но спустя две недели краснокутский военком подполковник Богомаз написал, что мой отец не значится в списках погибших и захороненных в братских могилах на территории района, - говорит Евгений Бывшев. - Он рекомендовал обратиться в свой военкомат, предположив, что карточку на погибшего просто не переслали.

Так оно и оказалось. Евгений Бывшев взял карточку и отправился в Краснокутск. В 1943-м там шли ожесточенные, кровопролитные бои. Сколько погибло, кем были они?.. В 1974-м достоверно об этом не знали. В братской могиле в деревне Городное покоились останки 83 павших советских воинов. А известно было лишь 16 фамилий. Александр Филиппович стал 17-м. Его имя теперь тоже выбито на обелиске.

Кстати, архивные данные говорят о том, что погибнуть он мог и месяцем ранее. Сохранилась запись: гвардии капитан Бывшев 8 августа 1943 года после боя пропал без вести. Но вскоре "возвратился и приступил к своей прежней должности". Это была должность замкомандира батальона по политчасти. Политруки в сражения шли первыми.

Отрывок из письма

У Александра Филипповича оставался еще почти год жизни, когда он писал: "Фаина Ивановна, прошу продолжить и дальше писать интересные моменты поведения детей. К празднику всем им вышлю денег на гостинцы. Скоро мне будет присвоено новое воинское звание. Получаю я сейчас одну с лишним. Последние два месяца еще не получал в связи с переходом из одной части в другую. Числа 21-22 октября вышлю вам денег.

Ну ладно, до свидания, остаюсь жив-здоров, Александр Бывшев".

В регионах Общество История Филиалы РГ Центральная Россия ЦФО Орловская область Орел Вторая мировая война