Новости

12.05.2018 13:19
Рубрика: В мире

Спецслужбы Латвии преследуют защитников образования на русском языке

Текст: Юрий Сизов
Если исходить из методов латвийских спецслужб, которые они в преддверии парламентских выборов отрабатывают в отношении защитников русских школ, то и семнадцати мгновений весны для окончательного поражения в гражданских правах трети населения республики им будет явно недостаточно. Но служебную прыть продемонстрировать - всегда "пожалуйста".

Не случайно местные активисты, принимавшие участие в едином родительском собрании 31 марта в Риге, посвященном сохранению школ национальных меньшинств, публично признают, что большинство из них уже оказались "под колпаком" у спецслужб и с грустью добавляют: "Мюллер в подобной ситуации отдыхает". А колпак, судя по аппетитам официальной Риги, оказался достаточно вместительный.

За решеткой центральной тюрьмы сидят уже двое - доктор экономики Александр Гапоненко и журналист Владимир Линдерман. Еще несколько человек - участников мартовского родительского собрания - внесены в топ-лист на допросы к правдорубам из Полиции безопасности. В нем нашлось место и лидеру Русского союза Латвии Татьяне Жданок, и активисту Александру Ливчаку, и двум молодым матерям, эмоционально выступавшим на том собрании. У одной из них, между прочим, трое детей, но и это не остановило бравых мужичков в масках, нагрянувших к ней на работу в реабилитационный центр - чтобы доставить на допрос к инспектору ПБ. Без повестки, лишь по звонку со скрытого номера, Евгения Крюкова отказалась ехать из Даугавпилса в Ригу, а т.к. повестку она так и не получила, то и не поехала.

Соседкой "по колпаку" оказалась и известная латвийская журналистка, Алла Березовская, которая на портале Baltnews.lv пояснила свою гражданскую позицию. "Меня, как и многих, до глубины души возмутило хамское отношение властей Латвии к русскоязычным жителям страны. К нам и нашим детям, у которых по воле кучки политических "двоечников" отбирается право выбора языка обучения в школе", - написала она.

И таких возмущенных, обеспокоенных родителей набралось несколько тысяч. Ими были написаны десятки призывов и писем - президенту республики, депутатам парламента, в ООН, ОБСЕ, министрам и политикам от Русской общины Латвии, от группы русских профессоров и академиков, от родителей учеников. С единственной просьбой - не торопиться с реформой: она сырая, неподготовленная, не имеющая ни базы, ни средств, ни методик для ее реализации.

Но истеблишмент уже закусил удила. Им так хотелось встретить 100-летний юбилей независимости полным освобождением от здравого смысла и рапортовать накануне парламентских выборов о своей свершившейся победе: уничтожении русских школ в Латвии, где они существовали почти 230 лет. А больше-то им и похвастаться нечем, с пессимизмом констатирует Березовская. Ну не тем же, что ежегодно из страны за рубеж уезжает десятки тысяч человек? Но вот парадоксы латвийских политических реалий: в разжигании национальной розни полиция подозревает не автора скандальной и провальной школьной реформы - министра Карлиса Шадурскиса, а активистов собрания.

Как участник этого форума, выступавшая с его трибуны, Алла Березовская тоже оказалась очередным фигурантом у инспектора ПБ Булса. В его кабинете, вспоминала журналист, было жарко и душно. Напротив стола стояли два чуть продавленных стула, как бы хранивших воспоминания о только что сидевших здесь и исчезнувших людях. Из пояснений следователя становится ясным, что впереди у журналиста маячит уголовный процесс. Что значит "маячит?" А вот стоишь ты, поясняет Алла, скажем, в прихожей, пока комендант решает, куда тебя определить - в ближнюю комнату с надписью "свидетель", или в более дальнюю - "подозреваемый". Для затравки беседы следователь дает понять, что мотив для встречи: 78 статья УК - разжигание межнациональной розни. До трех лет, как минимум. А на вопросы: "За что?" ответ в ПБ уже испечен, как блинчик на масленицу. А за обращение к президенту Латвии? Разве этого недостаточно, полагают в ПБ.

И действительно, в своем выступлении Алла призывала в последний мартовский день всех, кого волнует судьба образования национальных меньшинств, принять участие в шествии к президентскому замку. И даже коснулась условно, в этой связи, столь щекотливой для спецслужб национальной темы, сказав, что манифестанты хотят напомнить Раймонду Вейонису: "он - президент всех народов Латвии, а не только латышей. Мы напомним, что у него русская мама. И сейчас, предавая ее, он предает и свою страну тоже. Это очень плохо, мы просим его этого не делать…"

Очень удивили следователя слова на допросе про русские школы как культурно-историческое наследие Латвии, которое необходимо сохранять. Но все же, недоверчиво крутя головой, вспоминает Алла, в протоколе, с ее слов, инспектор Булс записал и год открытия первой русской школы, и имя императрицы, по указу которой это было сделано в латвийской столице.

Через час Березовскую вывели на свободу. Про "комнату", определяющую ее дальнейший статус, инспектор обещал подумать и посоветоваться с Уголовным кодексом и вездесущим начальством. Как говорится, был бы человек…

А закончила свои "хождения по мукам" патриот своей страны, латвийский журналист для поднятия настроения подходящим по случаю четверостишием от Губермана: "Стоять за убеждения не трудно. Гораздо тяжелей за них сидеть".

В мире Европа Латвия