Новости

05.06.2018 21:40
Рубрика: Экономика

Прогноз по фактической погоде

Текст: Виктор Ивантер (академик РАН, научный руководитель Института народнохозяйственного прогнозирования)
Обнародование макропрогноза минэкономразвития на трехлетие откладывается, по всей видимости, до октября. Это решение, на первый взгляд чисто техническое, осложняет положение бизнеса, который ждет реальные планы правительства на этот период.

Для начала посмотрим, в какой ситуации мы оказались. Это то, что принято называть макроэкономической стабильностью: рекордно низкая инфляция, сверхнизкий по мировым меркам государственный долг, достаточно стабильный, во всяком случае почти не реагирующий на движение нефтяных цен валютный курс и благоприятные, существенно более высокие по сравнению с ожиданиями нефтяные цены.

Денег в стране избыток, проблема же - в отборе проектов, никому не хочется нести за него ответ

Казалось бы, в этих условиях экономика должна быстро двигаться вперед, но по результатам первого полугодия минэкономразвития будет вынуждено понизить ожидаемый рост ВВП в этом году - он точно будет меньше двух процентов. Темпы восстановления экономической активности по-прежнему скромные и неустойчивые, в первом квартале, несмотря на низкую базу сравнения, они составили всего 1,3 процента год к году. При этом для поставленной президентом цели (в полтора раза увеличить ВВП на душу населения по паритету покупательной способности) экономика должна развиваться темпами 5-6 процентов в год.

Чем это можно объяснить? Макроэкономическая стабильность - необходимое, но не достаточное условие для экономического роста. Он требует еще и активных действий. Это только кажется, что все решения приняты, цели поставлены, а дальше все пойдет само собой.

Сейчас финансово-экономический блок активно обсуждает вопрос, как найти деньги для инвестиций в инфраструктуру. Были разные предложения - увеличить НДС, смягчить бюджетное правило, увеличить внутренние заимствования. Решено создать фонд инфраструктурных инвестиций и привлечь в него не менее трех триллионов рублей, в основном за счет выпуска облигаций федерального займа. Проблема денег - она на самом деле не самая главная. В стране избыток ликвидности, то есть денег достаточно. А главное - сколько из этих трех триллионов будет реально потрачено и на что? Самое же интересное - это оценка результатов этих проектов. Позитивным примером можно считать Крымский мост: решение было принято, цель понятна, и это сложнейшее инженерное сооружение возводится в рекордно короткие сроки безо всякого фонда.

Минфин, можно не сомневаться, свою часть сделает: инфраструктурный фонд создаст, ресурсы для него найдет. Проблема может возникнуть на этапе отбора проектов, потому что за решения по ним никто не хочет нести ответственность. Если поиски проектов начнутся только сейчас, их реализацию можно ожидать лишь к 2024 году.

Я просто хочу напомнить, что у нас был печальный опыт развития проектного финансирования. Это крайне важная для экономики, но неудобная и сложная для финансистов вещь: там нет предмета для залога, им как бы выступает сам проект, а значит, банкирам и чиновникам приходится учиться отличать яму от котлована. И вот результат: все необходимые решения по проектному финансированию были приняты четыре года назад, за эти четыре года инвестиции в экономику превысили 60 триллионов рублей, из них через проектное финансирование проведено 150 миллиардов, то есть меньше четверти процента. Короче, все усилия ушли в свисток.

Поэтому в прогнозе наименее интересны стандартные цифровые показатели - цена нефти, валютный курс, темпы инфляции, то есть все то, о чем так любят писать газеты. Гораздо важнее был бы перечень конкретных действий для достижения целей, поставленных президентом.

Со стороны спроса ключевой для экономики вопрос - продолжится ли начатый в первые месяцы 2018 года рост реальных доходов населения, который опирался на повышение зарплат работников бюджетной сферы. Если он носил характер разовой акции перед выборами, то торможение потребительского спроса может стать одним из ключевых ограничений для экономики. С этой точки зрения ликвидация бедности - это прежде всего увеличение спроса в экономике.

Граждане ведут себя вполне рационально, попытки сдерживать потребительский спрос не имеют смысла

Следует отметить, что, несмотря на значительный рост реальных зарплат и доходов населения, не отмечалось сколь-нибудь значимого инфляционного давления, связанного с расширением спроса. Более того, на наш взгляд, динамика доходов и спроса населения лишний раз демонстрирует, что российские граждане ведут себя вполне рационально и попытки искусственного сдерживания потребительского спроса сейчас не имеют никакого смысла.

По нашему мнению, запуск экономического роста и стимулы для активного участия в нем бизнеса могли бы обеспечить следующие действия государства. Первое - это рост зарплат в госсекторе, который является ориентиром для частного сектора. Второе - конкретный набор социальных программ в области здравоохранения, образования и науки, в которые могли бы включиться и частные деньги. Третье - планы по жилищному строительству. Четвертое - перечень инфраструктурных проектов, которые должны быть начаты в 2018-2019 годах, с указанием условий финансирования этих строек. Пятое - внятное определение приоритетов промышленной политики, отраслей, которые будут поддержаны за счет бюджета и институтов развития. И, наконец, последнее (возможно, самое главное) - определить роль региональных властей в выполнении этих решений и обеспечении ресурсов для них. Экономика не может ждать, ей необходимы действия. Иначе она уйдет из стабилизации в стагнацию.

Экономика Макроэкономика