Новости

08.06.2018 13:41
Рубрика: Власть

Всё к лучшему

Названы лауреаты Государственной премии по литературе и искусству, науке и технологиям за 2017 год
Накануне праздника 12 июня, Дня России, советники президента Владимир Толстой и Андрей Фурсенко оглашают в Кремле имена новых лауреатов Государственной премии в области литературы и искусства, науки и технологий.

В этом году премию "за выдающиеся достижения в области гуманитарной деятельности" получает президент Государственного музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина Ирина Александровна Антонова.

Борис Эйфман, возглавляющий Санкт-петербургский Академический театр балета, - премию за вклад в развитие отечественного и мирового хореографического искусства.

Светлана Сивкова, гендиректор Музея Мирового океана, расположенного в Калининградской области, награждена "за вклад в изучение, сохранение и популяризацию морского наследия".

Дирижеру Юрию Темирканову, худруку Санкт-Петербургской академической филармонии имени Д. Шостаковича, премия вручена с формулировкой "за выдающийся вклад в развитие отечественной и мировой музыкальной культуры".

Из ученых президиум Совета по науке при президенте РФ выбрал академика Михаила Алфимова и член-корреспондентов РАН Сергея Громова и Александр Чибисова - они награждены за работы по супрамолекулярной химии: исследование касается взаимодействия комплементарных (взаимодополняющих) молекул и их фрагментов. Академик Иван Дедов удостоен премии за цикл работ по фундаментальной эндокринологии и внедрение инновационной модели персонализированной медицины в здравоохранение.

Заведующий лабораторией эволюционной геномики Института общей генетики имени Вавилова РАН Евгений Рогаев награжден за обнаружение генов и молекулярно-генетических механизмов, ответственных за наследственные болезни человека.

Сумма премии составляет 5 миллионов рублей.

Свои награды лауреаты получат из рук президента в Кремле 12 июня.

Искусство

Ирина Антонова: Люблю прибавить скорость

Трудно назвать человека, сделавшего для нашего изобразительного искусства больше, чем Ирина Александровна Антонова, с 1945-го работавшая в ГМИИ им. Пушкина и с 1960 по 2013 год его возглавлявшая. Доктор искусствоведческих наук, одна из шести женщин нашей страны полный кавалер ордена "За заслуги перед Отечеством", свободно владеющая немецким, французским, итальянским...

Вот несколько фрагментов из интервью разных лет Ирины Александровны Антоновой "Российской газете".

хххх

... я сама себе маяк. Сама иду на свой свет, понимаю, что его осталось немного, и понимаю, что он обречен погаснуть. Я должна доверять себе, своему опыту и постараться по мере сил сделать все, что я считаю важным. Я читаю лекции, делаю выставки, но это моя текущая работа. А жизнь я посвятила тому, чтобы здесь был музейный городок. Когда я сюда пришла, тут был один дом, а сейчас целый комплекс стал, целый организм. Главное, чтобы он не превратился в дешевый шоу-центр.

Жизнь люблю по-прежнему! Вот до сих пор вожу машину, за рулем с 1964 года, тогда в Москве женщин-водителей были единицы, и мне нравилось быть в числе этих единиц. Потом машина - это прекрасно, чувство личного пространства. И скажу вам честно, если где-то бывает возможность прибавить скорость, я это делаю с удовольствием.

ххххххх

Я не могу хотя бы два раза в неделю не побывать на концерте или спектакле. Так сложилось с начала 30-х, от папы с мамой. Если что-то новое, интересное - надо идти. Сохранять интерес к новой книге, музыке, искусству. Если вам интересно жить, то и энергия сохраняется, поддерживает интерес к жизни. И поменьше цинизма, который этот интерес убивает. А еще неинтеллигентная моя черта - отсутствие депрессий...

Юрий Темирканов: Предполагаем жить

Текст: Ольга Юдина (Санкт-Петербург)
"РГ" первой поздравила художественного руководителя и главного дирижера Академического симфонического оркестра Санкт-Петербургской филармонии Юрия Темирканова с присуждением ему Государственной премии. А потом маэстро ответил на несколько наших вопросов.

Какой концерт из последних вам особо памятен?

Юрий Темирканов: Наверное, в Израиле, 9 мая этого года. Это была наша последняя поездка, мы оказались там впервые. А День Победы для меня - самый большой личный праздник. И именно в этот день был концерт, где мы сыграли Седьмую Ленинградскую симфонию Шостаковича. В Израиле, где половина населения - бывшие россияне, многие воевали или воевали их близкие, услышать эту симфонию, думаю, слушателям было так же важно. Ведь переезд в другую страну не означает, что ты вычеркнул родину из своей жизни.

Есть какие-то особые критерии, по которым вы отбираете музыкантов в оркестр?

Юрий Темирканов: Знаете, я вам скажу смешную штуку: нужно, чтобы он был человек порядочный и образованный. У плохих людей инструмент звучит некрасиво.

Вы по-прежнему много концертируете…

Юрий Темирканов: Осенью предстоит поездка в Германию, а потом в Японию, где японцы хотят устроить мне пышный юбилей. Мне это, конечно, приятно. Тем более что я награжден японским "Орденом Восходящего солнца с золотыми лучами". Но носить его нельзя, потому что неудобно.

Среди ваших многочисленных наград Государственная премия какое место занимает?

Юрий Темирканов: Очень важное. Знаете, как говорят: хорошо снисходительно относиться к медалям, имея их. Когда дома, где, как известно, "нет пророка в своем отечестве", тебя отмечают и награждают, это очень приятно. Вдвойне приятнее, чем иностранные награды.

Бывает, что вам страшно выходить за пульт?

Юрий Темирканов: Не страшно, а волнение охватывает. И причем чем старше я становлюсь, тем больше волнуюсь. В молодости был не таким, я был нахальный мальчик.

А у возраста есть свои преимущества?

Юрий Темирканов: Профессия дирижера начинается после 50. Молодой человек - он все-таки немножко капельмейстер. И только когда ты прожил достаточно, наконец понимаешь, зачем ты стоишь перед оркестром. Тогда музыканты начинают играть то, что стоит за нотами.

Вы как-то сказали: "Столько лет прожил, а вроде еще и не жил". Это правда так?

Юрий Темирканов: Знаете, человек немножко глуповато устроен: он всегда думает - все помирают, а я не умру. И самое трудное - совместить возраст со своим ощущением. В душе-то человек не стареет, только арифметически.

Вам сейчас по ощущениям сколько? 14? 45?

Юрий Темирканов: Нет, ну не так, конечно! Лет 50-60, наверное.

Какой у вас самый любимый оркестр?

Юрий Темирканов: Наш. Я никогда не говорю "мой оркестр", потому что ты - первый среди равных. А если "мой" - значит, я не нашел с оркестрантами общего языка. Если наш - мы все соучастники этого преступления.

Известно, что вы запойный читатель - что вы предпочитаете?

Юрий Темирканов: Знаете, я в юности перечитал так много классики, что теперь романы не читаю. Я читаю исторические записки, дневники, мемуары, причем могу перечитывать их без конца. Очень люблю воспоминания Надежды Мандельштам. А когда в десятый раз листаешь дневники Толстого, поражаешься - как он все знал? Например, однажды он написал: скоро культура начнет погибать. Так и происходит. Но там есть еще одна, очень приятная мне фраза: "А вот музыку жалко".

На что вам сейчас не хватает времени?

Юрий Темирканов: На жизнь. "Летят за днями дни, и каждый час уносит частичку бытия, а мы с тобой вдвоем предполагаем жить... И глядь - как раз -умрем..." На свете счастья нет. Но нет его и выше. Это, к сожалению, правда.

Машины из молекул

В списке лауреатов сразу обращает на себя внимание одна особенность: в этом году награждены ученые тех дисциплин, которые буквально в последние годы вырвались в лидеры, опередив многие другие науки. Это генетика, медицина, нанотехнологии и фотоника.

Академик Михаил Алфимов и члены-корреспонденты РАН Сергей Громов и Александр Чибисов награждены за разработку фотоактивных супрамолекулярных устройств и машин. Кое-кто называет эти очень изощренные работы шаманством. Из нескольких молекул ученые научились собирать конструкции размером в несколько нанометров. Но самое удивительное, что они могут выполнять различные работы. Чтобы выйти на такие чудеса, потребовалось около 10 лет исследований.

Лауреатами выполнены прорывные работы в генетике, нанотехнологиях и медицине 

- Со времен паровой машины человек изобрел множество самой совершенной техники, и все равно ей далеко до "изобретений" природы. Поэтому во всем мире ее стремятся копировать, создавать биоподобные системы, - рассказывает Михаил Алфимов. И здесь российские ученые находятся среди мировых лидеров, а кое в чем опережают конкурентов.

- Биоподобная машина создается в несколько этапов, - объясняет академик Алфимов. - Вначале рождается идея, образ того, что мы хотим получить. Затем математики рассчитывают ее компьютерную модель, на ней мы проигрываем разные варианты машины и находим оптимальный. И, наконец, "изготавливаем" ее из молекул. Точнее, она собирает сама себя, но чтобы запустить такую самосборку, "детали" надо поместить в определенные условия. В итоге получается так называемая супрамолекула, которая может быть и машиной для выполнения самых разных работ, и датчиком для измерения, скажем, вредных веществ.

Зачем нужны такие, казалось бы, экзотические системы? На самом деле у них большое будущее. Такие машины способны из молекул одного вещества "наштамповать" до 20 разных веществ с новой химической структурой. Разработанные учеными подходы позволят создать принципиально новые лекарства, материалы, детекторы для контроля окружающей среды, накопители энергии, системы записи и хранения информации. А, скажем, созданный лауреатами датчик загрязнения атмосферы уже испытывается на одном из предприятий по переработке нефти. Подобных устройств сегодня нет нигде в мире.

Академик Иван Дедов удостоен премии за создание нового научного направления - персонализированной медицины в эндокринологии. Термин персонализация здесь ключевое. Именно такой подход к лечению самых разных недугов стал мировым трендом.

- Сегодня существует множество препаратов для лечения диабета, но они действуют на людей по-разному, - сказала корреспонденту "РГ" академик РАН Марина Шестакова. - Какие-то из них некоторым пациентам помогают, а другие их просто не переносят. И наоборот. Чтобы не тыкаться вслепую, не пробовать на каждом пациенте весь лекарственный ассортимент, желательно провести индивидуальный подбор. И такие методы сегодня есть - это фармагенетика. Одним из пионеров подобных исследований в нашей стране, в частности, для лечения сахарного диабета, является Иван Иванович Дедов.

Суть разработанного метода в том, что вначале изучаются гены, ответственные за предрасположенность к данной болезни. В зависимости от того, как они реагируют на разные лекарства, подбирается самое оптимальное, индивидуальное для конкретного человека. Таким образом, процесс лечения проходит намного легче, а главное безопасней, нанося пациенту минимум вреда.

Кроме того, под руководством академика Дедова ведутся работы по выявлению генов, ответственных за появление диабета, изучается механизм их действия. Это позволит создавать новые лекарства и методы борьбы с недугом. Во многом благодаря работам академика Дедова Россия вошла в первую десятку стран-лидеров в борьбе с сахарным диабетом.

Имя доктора биологических наук Евгения Рогаева страна узнала еще 10 лет назад. Тогда он занимался изучением царских останков и в частности наследственной формой гемофилии, которой страдал царевич Алексей.

- Сам факт, что ученому удалось найти мутацию гемофилии в старых костях, а часть вообще была сожжена, уже фантастическое достижение, - считает доктор биологических наук Светлана Боринская. - Чтобы снять все сомнения, Рогаев изучил не только останки царевича, но еще его матери и сестер. И обнаружил такую же мутацию у царицы и у одной из дочерей. Это стало одним из серьезных свидетельств, что под Екатеринбургом найдены именно останки царской семьи.

Евгений Рогаев - один из самых признанных в мире специалистов по идентификации генов. Умению связать их с наследственными болезнями и различными функциями человека. Именно здесь сегодня самый передовой край мировой науки. Такие исследования сулят прорывы в медицине, обещают победу над наследственными болезнями. Одно из главных научных достижений Рогаева -

открытие вместе с соавторами двух генов болезни Альцгеймера. Кстати, статья об этом в течение 10 лет была самой цитируемой в нейронауках. Вообще поиск связей гена с болезнями напоминает работу асов сыска.

- Дело в том, что многие болезни, в том числе Альцгеймера, зависят не от какого-то одного гена, причиной недуга может быть множество, - говорит Боринская. - Чтобы разобраться в этих подозреваемых, ученому требуется виртуозное мастерство. Но и этого мало. Казалось бы, поймав виновника, можно объявить об этом миру и почивать на лаврах. Но Евгений Иванович многократно перепроверяет находку, говоря образно, не пропуская ни одной запятой. Такая дотошность и критичность к собственным результатам свойственна далеко не всем ученым. Поэтому нередко, особенно в последнее время, даже в авторитетных журналах появляются громкие сенсации, которые довольно быстро сдуваются.

Доктор Рогаев возглавляет лабораторию эволюционной геномики Института общей генетики им. Н.И. Вавилова РАН.

Борис Эйфман: Аналогов нашему детскому театру нет

Текст: Ольга Штраус (Санкт-Петербург)
Художественный руководитель Санкт-Петербургского государственного академического театра балета и Академии танца Борис Эйфман берется за самые смелые проекты, однако отказывается приписывать все заслуги исключительно себе: "Художник не властен над рождением замысла".

Вот-вот благодаря вашим усилиям в Санкт-Петербурге будет открыт Детский театр танца, который станет уникальной сценический площадкой не только для вашей Академии, но и для всех детских коллективов России. Зачем вам это надо?

Борис Эйфман: Такой театр нужен не лично мне, а всему городу. Сначала задумывалось возвести при нашей Академии танца обычную учебную сцену. Уже в процессе работы концепция видоизменилась. Появилась идея создания публичного городского детского театра танца, где смогут выступать как профессиональные, так и самодеятельные коллективы. Аналогов такому театру на сегодняшний день в мире нет. Зачем мне это надо? А кто, если не я? И если не сейчас, то когда?..

Открывая пять лет назад Академию танца Бориса Эйфмана, вы заявили, что это необходимо, чтобы готовить универсального балетного артиста, который владел бы классической школой и умением танцевать современный балет. Когда ожидается первый выпуск? И как вы отбираете своих абитуриентов?

Борис Эйфман: Находить учеников для Академии невероятно трудно. Здесь должны учиться не просто способные, а исключительно одаренные дети. Те, кто сможет не только выдержать все учебные нагрузки и освоить программу, но и стать представителем новой творческой элиты страны. Поэтому при приеме для нас особенно важны такие качества ребенка, как артистичность, музыкальность, умение импровизировать и, конечно, физические данные. Первый выпуск Академии мы увидим через три года. Надеюсь, ее воспитанники пополнят ведущие балетные труппы России, включая, разумеется, и наш театр. Не скрою: я вряд ли задумался бы об основании своей школы, если бы как хореограф буквально ежедневно не сталкивался с нехваткой артистов. Сегодня кадровая проблема очень остро стоит перед большинством российских - да и мировых - балетных компаний.

Спектакль, над которым вы сейчас работаете, называется "Эффект Пигмалиона": так психологи обозначают феномен, когда человек, которому внушают, что он талантлив, в самом деле обретает талант. Серьезная тема, и при этом у вас - комедия?..

Борис Эйфман: Я довольно много работал в комедийном жанре. Зрителям постарше прекрасно знакомы такие спектакли, как "Безумный день", "Двенадцатая ночь", "Пиноккио", "Дон Кихот или Фантазии безумца". Нередко - если вспомнить того же "Дон Кихота" -  это был смех сквозь слезы. В "Эффекте Пигмалиона" комедийное начало вновь сочетается с драматическим - как в работах великого Чаплина. Хотя, конечно, мы готовим веселый и яркий спектакль, который, надеюсь, принесет зрителем самые светлые эмоции. Почему я именно сейчас решил поставить комедию, сказать невозможно. Никто, даже сам художник не властен над мистерией рождения творческих замыслов.

Ваш академический театр балета Бориса Эйфмана чаще видят зрители зарубежья, чем России. Вот и сейчас, едва вернувшись из Монако, труппа отправляется на большие гастроли по Европе. Борис Яковлевич, как вы выбираете, какие спектакли показывать отечественным, а какие - европейским зрителям?

Борис Эйфман: Наш гастрольный репертуар в большинстве случаев определяется импресарио. А импресарио просят театр привозить новые спектакли, еще не знакомые местному зрителю. Мы с большим успехом показывали балет "Чайковский. PRO et CONTRA" в США, Италии, Финляндии, странах Прибалтики. Публика Германии, Австрии и Словакии, куда театр едет в июне, эту постановку не видела. Кроме того, труппа представит в Европе новую хореографическую версию легендарного спектакля "Красная Жизель" (спектакль посвящен трагической судьбе Ольге Спесивцевой, одной из величайших балерин XX века, закончившей свою жизнь в клинике для душевнобольных под Нью-Йорком - прим авт.). Я думаю, даже тем, кто смотрел этот спектакль 10-15 лет назад, будет интересно опять посетить наш балет. Ведь мы привозим не очередную редакцию, а спектакль XXI века, отражающий длительную художественную и профессиональную эволюцию труппы. В Петербурге театр представит пять названий. К огромному сожалению, мы по-прежнему выступаем в родном городе урывками, в те дни, когда нам дают площадки. Однако в июле труппа проведет в Александринском театре серию из восьми представлений, и это прекрасная возможность показать петербуржцам наши избранные балеты.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"

Кстати

В июле на сцене Александринского театра зрители Петербурга смогут увидеть практически весь сегодняшний репертуар прославленного театра: 4 и 5 июля - "Анна Каренина", 7 июля - "Красная Жизель", 8 и 9 июля - "Роден, ее вечный идол", 11 июля - "Русский Гамлет", 15 и 16 июля - "Чайковский. PRO et CONTRA".

Власть Работа власти Госнаграды