Западня и морская болезнь: Шейлин Вудли - о съемках "Во власти стихии"

Журнал
    19.06.2018, 15:52

28 июня в российский прокат выходит "Во власти стихии" Бальтасара Кормакура. Своей новой работой исландский режиссер продолжает исследование темы противостояния человека и природы, которая не слишком часто, но с изрядным постоянством всплывает в его фильмографии ("Пучина", "Эверест").

 Фото: Кинокомпания "Вольга"  Фото: Кинокомпания "Вольга"
Фото: Кинокомпания "Вольга"

В фильме "Во власти стихии" Шейлин Вудли играет Тами Олдхэм Эшкрафт, американку, которая в 1983 году после одного из самых разрушительных ураганов в истории провела 41 день в Тихом океане на разбитой яхте. Девяносто процентов картины, основанной на реальной истории, снимали в открытом океане неподалеку от островов Фиджи, и во время съемок Шейлин пришлось пережить физические и эмоциональные испытания. Мы поговорили с Шейлин о её восхищении Тами, специальной диете, тренировках и первой встрече с Тами, от которой у неё до сих пор мурашки по коже.

Это невероятная история о выживании Тами Олдхэм в открытом океане. Были ли вы знакомы с Тами до начала съемок?

Шейлин Вудли: Да, мы были знакомы. Пару месяцев до начала съемок мы переписывались по электронной почте и общались через Skype. Она постоянно нам помогала и отвечала на любые вопросы. Каждый из задействованных в фильме оберегал эту историю и желал рассказать её именно так, как хотела бы этого она, а не с точки зрения беспристрастного третьего лица. Затем в середине съемок она приехала на Фиджи.

Тогда я впервые встретилась с ней лицом к лицу. Мы были на ланче, Сэм (Клафлин, Финник Одэйр из "Голодных игр", сыграл Ричарда Шарпа, жениха Тами - "РГ-Кинократия") рассказывал что-то смешное, а она просто смотрела на него и молчала… А потом вдруг сказала: "Вау, ты - это он. Твои движения - это его движения. Ты так же говоришь. Ты так же выглядишь". Я помню, что Сэм потерял дар речи, а у меня пошли мурашки по коже. Мы вдруг осознали, насколько сильна была их любовь. Я вдруг почувствовала и до сих пор чувствую гордость за то, что мне посчастливилось стать посредником этой истории.

Поразительно, что Тами и сегодня продолжает выходить в океан, учитывая, через что ей пришлось пройти.

Шейлин Вудли: Для меня это кино о женщине, которая взаимодействует с природой. Именно природа и океан подвергают ее испытаниям и ставят в невыносимое положение, в то время как благодаря технологиям она сумела спасти себе жизнь. Она сразу простила океан ради того, чтобы выжить. Мне кажется, это очень мудро. Она никогда не видела в океане своего врага.

Как вы думаете, как бы вы справились, если бы оказались в таком же затруднительном положении, как Тами?

Шейлин Вудли: Хотелось бы думать, что я бы смогла выжить. Но окажись я в точно такой же ситуации, как Тами, это было бы невозможно. Она выжила только потому, что знала, как обращаться с секстантом, с помощью которого сумела определить долготу и широту. Без этого - неважно, насколько она была бы физически и морально подготовлена - она не смогла бы узнать свое местоположение и доплыть до Гавайев. Я же слишком зависима от технологий и использования GPS. Но теперь я стала больше обращать внимание на вещи, которые мы могли бы использовать без электричества.

Одна из важных особенностей этого фильма - то, что съемки происходили в открытом океане. Каково это было?

Шейлин Вудли: Мы снимали более 90% фильма в открытом океане. В некоторые дни мы тратили только 20 минут, чтобы на моторной лодке добраться до яхты, а иногда это занимало целых 2 часа. Наша морская команда начинала примерно в 2-3 часа ночи, а мы присоединялись к ним на рассвете.

Когда снимаешься в подобных условиях, ты и правда находишься во власти стихии. Ты испытываешь непередаваемые ощущения в окружении сотни дельфинов, и настоящий трепет охватывает от грубоватой красоты сильных течений, мощного ветра и морской болезни. Мы действительно испытали на себе все аспекты дикой природы. Это был уникальный опыт.

Тами провела в океане 41 день. У нее было мало еды и пресной воды. Что пришлось сделать вам и Сэму, чтобы сбросить вес и физически подготовиться к ролям?

Шейлин Вудли: Нам нельзя было много есть. Мы оба активно готовились и много тренировались еще до съемок. Мне нужно было достичь нужной физической формы, так как это очень важно для мореплавателей. Они оставались в океане на протяжении долгого времени, и, чтобы соответствовать реальной истории, мы должны были сбрасывать вес постепенно. Я провела два месяца без ужинов, а потом две недели жила на одних консервах из тунца, двух яичных желтках и небольшом количестве брокколи на пару.

Можете рассказать о тех 10% фильма, которые снимались не в океане, а в павильоне?

Шейлин Вудли: В студии мы снимали сцены в каюте и, конечно же, картину сильнейшего урагана. По воспоминаниям Тами, высота волн достигала 100 футов (чуть более 30 метров - "РГ-Кинократия"). Волна, которую вы могли видеть в трейлере - именно такой величины. Когда смотришь на её, это кажется невероятным, но, да, она была такой большой.

Каково было снимать фильм в центре Тихого океана? Был ли у вас свой трейлер, где вы могли отдохнуть, как на обычной съемочной площадке?

Шейлин Вудли: Нет. Первую половину съемок мы никуда не могли уйти. Мы находились в западне. Под конец уже вся съемочная группа так же, как мы с Сэмом в фильме, мечтала поскорее выбраться с этой яхты. Потому что туалеты уже ломались, и зачастую, когда возникала необходимость в посещении ванной, ничего другого не оставалось, кроме как прыгать в океан. В общем, это приносило некоторые неудобства (смеется). К счастью, ко второй половине съемок у нас появилась небольшая шлюпка, где был туалет и холодильник для еды.

Была ли у вас морская болезнь?

Шейлин Вудли: Да. Я выросла на лодках, поэтому сначала подумала: "Окей, с этим никаких проблем не будет". Но в первый же день на воде морская болезнь настигла и меня, и всю съемочную группу - всех, кроме нашего режиссера Бальтасара (Кормакура) и оператора (Роберта Ричардсона). Никогда не забуду, что было с Сэмом… (смеется) Они кричали: "Мы начинаем!", а Сэм наклонялся, его рвало, потом поднимался, вытирал рот, потом они кричали: "Мотор!", и он играл сцену.

Затем, когда наконец звучала команда "снято", он опять наклонялся, и его опять рвало. В первый день было ужасно, но в итоге это заставило нас быстрее приспособиться. Потом нам раздали специальные акупрессурные напульсники и имбирные леденцы, которые помогали справиться с укачиванием.

Помогало ли это ощущение тошноты и дискомфорта лучше передать то, что испытывала Тами в экстремальных условиях на грани жизни и смерти?

Шейлин Вудли: Да, помогало. Это помогало вызывать чувство тревоги. Когда меня начинало укачивать, это сильно раздражало. А когда достигаешь такого состояния, то к нормальному состоянию вернуться уже очень сложно. Ты просто думаешь: "Это так тупо" (смеется).

Почему именно вас выбрали на роль Тами?

Шейлин Вудли: Мне кажется, я соответствую ее духу скитальца. Тами - самый настоящий оптимист. Она любознательна, ее интересует весь мир, она жаждет изучать новые культуры и народы именно с точки зрения местного жителя, а не туриста. Мне близок ее авантюризм. Мне становится не по себе, когда я нахожусь долгое время в одном месте или в окружении тех же людей. Мне кажется, она точно такая же. Думаю, в погоне за приключениями мы специально подвергаем себя испытаниям и неудобству.

Добавьте RG.RU 
в избранные источники