"Крепкий орешек" в огне

Рецензия 12.07.2018, 17:07 | Текст: Алексей Литовченко

Физиономия Дуэйна Джонсона имеет две конфигурации. Первая - стандартная, используемая в режиме ожидания. Вторая же включается тогда, когда надо "играть". Вы ее прекрасно знаете, если видели хотя бы один фильм со "Скалой". В любой ситуации, требующей от его персонажа какой-либо реакции, он чуть приоткрывает рот, хмурит могучими (а других у него в организме нет) лицевыми мышцами брови и напряженно таращится в сторону раздражителя.

Как правило, Джонсон в фильмах, где он принимает участие, - вспомогательный элемент, возникающий между демонстрациями красиво взрывающихся машин, эпично откусывающих друг дружке головы гигантских монстров, разрушающих города природных катаклизмов, загорелых полуобнаженных женских тел, брутальных драк и так далее. В этих случаях мелькающие время от времени его огромные глазища, подпирающие выдающиеся бровища, не слишком угнетают, являясь скорее полезным напоминанием о бренности всего сущего.

Совсем другое дело - "Небоскреб", где Дуэйн Джонсон присутствует в кадре 90 процентов времени. Это современная версия "Крепкого орешка" про километровый небоскреб, возведенный зачем-то богатым азиатом, который атакуют вооруженные злыдни. Злыдни устраивают в здании пожар, чтобы украсть особо ценную какую-то штуку, и по роковому стечению обстоятельств в западне оказывается семья героя Джонсона, Уилла Сойера, - жена и двое детишек.

Соответственно, ему теперь предстоит туда как-то пробраться и спасти их. Положение осложняется тем, что у него всего одна нога. Вторую он потерял давно в результате трагичного инцидента на службе в спецназе, с тех пор зарекшись не прикасаться к оружию. Об обете Уилл Сойер сообщает в самом начале и далее его честно блюдет. Что, конечно, похвально, но вместе с тем обрекает нас на полное отсутствие увлекательных пострелушек.

Вместо того, чтобы бороться с гадами кулаками да пушками, "Скала" борется в основном с гравитацией: карабкается, висит, прыгает и ползает. На фоне нарисованного пламени. А поскольку воздушный акробат из него, с такой-то комплекцией, - что из носорога фея Динь-Динь, выглядит это комично. И несколько однообразно. С надоедающей регулярностью используется один и тот же саспенсовый прием: вот он прыгает, вот как будто срывается, но в последний момент за что-нибудь цепляется. И по новой.

При этом вторая конфигурация физиономии Дуэйна Джонсона не выключается практически ни на секунду. Потому что все очень серьезно. Никаких вам Yippee ki-yay. Гады подожгли самое технологически совершенное в мире сооружение, чтобы украсть штуку, поэтому нужно срочно лезть на кран и сигать с него в окно - какие тут могут быть шутки? Только хмурить брови и таращиться. Хмурить - и таращиться.

Хотелось бы посмотреть в глаза человеку, который в 2018 году решил сделать напрочь лишенный чувства юмора ремейк "Крепкого орешка" - при том, что сам "Крепкий орешек" был очень остроумным. Но велика вероятность того, что глаза эти будут такие же безумно вылупленные, как у Дуэйна Джонсона. А встретиться с  бездной взглядом дважды - слишком тяжелое испытание для рассудка, знаете ли.

3

Добавьте RG.RU 
в избранные источники

Читайте также