Новости

12.07.2018 20:10
Рубрика: Общество

Сердце в подарок

Россияне просят минздрав узаконить эмоциональное донорство. Попросту говоря, они хотят дарить свои органы. Именно с такой инициативой выступила жительница Краснодарского края Мария Дубовцева. Она готова отдать почку своему мужу, страдающему хроническим заболеванием. Но по закону пересадка возможна лишь от ушедшего из жизни донора или от биологического родственника.

Дубовцева разместила петицию на сайте Change.org с призывом ввести в закон понятие "эмоциональное донорство", при котором супруг и близкий друг может пожертвовать свой орган. В петиции она обратилась к министру здравоохранения Веронике Скворцовой, премьер-министру Дмитрию Медведеву и президенту Владимиру Путину. "Я хочу, чтобы закон официально разрешал трансплантацию не только от генетических родственников, но и от других близких людей, готовых поделиться органами со своими любимыми", - написала Дубовцева. На данный момент петицию подписали более 100 тысяч человек.

"Не знаю, насколько петиция может инициировать изменения в федеральном законодательстве, - прокомментировал обращение Дубовцевой руководитель отделения трансплантации почки РНЦХ имени Петровского Михаил Каабак. - Есть федеральный закон, который запрещает подобную деятельность. Эта норма носит архаичный характер и направлена на то, чтобы предотвратить и уменьшить вероятность эксплуатации доноров со стороны реципиентов. Но работает она не очень хорошо, потому что эксплуатации внутри семьи тоже бывают". По мнению профессора, надо создать механизмы, защищающие потенциальных доноров.

Все, что связано с донорством, в России опутано сетью запретов и строгих регламентаций, во многом оправданных, но в чем-то и вызывающих возражения. Например, согласно закону "О донорстве органов, частей органов человека и их трансплантации", действует презумпция согласия на посмертное донорство, означающая, что каждый гражданин заведомо не возражает отдать свой орган тому, кто в нем будет нуждаться. Избежать донорства можно лишь письменно выраженным при жизни несогласием на такую процедуру. Получается, человек должен постоянно иметь при себе соответствующую "бумагу". По мнению трансплантологов, нужен единый регистр, где хранилась бы информация о несогласии пациентов стать донорами. Регистр нужен для большей прозрачности процесса трансплантологии.

Россияне просят минздрав узаконить эмоциональное донорство. Попросту говоря, они хотят дарить свои органы

"Благодаря ему в стране появится единая база доноров и нуждающихся в донорстве, - говорит главный трансплантолог Минздрава России, директор Федерального научного центра трансплантологии и искусственных органов Сергей Готье. - А самое главное - возникнет реальный механизм прижизненного волеизъявления". По словам врача, в этом случае человек, достигший совершеннолетия, сможет пойти в лечебное заведение (или к нотариусу) и заявить о своем желании быть донором после смерти или, наоборот, о желании не становиться донором. "Суть в том, что эта информация должна содержаться в едином регистре, - считает Сергей Готье, - и туда должны быть занесены все люди, отказавшиеся быть донорами после смерти".

"Закон есть, а государственной системы донорства, охватывающей страну как в Европе или США, в России нет, - сказал в интервью "РГ" профессор Российского научного центра хирургии им. Б.В. Петровского Сергей Дземешкевич. По его мнению, должен существовать единый лист ожидания в компьютерной базе, куда занесены все пациенты. Нужен также и некий центр, куда стекается информация о потенциальных донорах. Нужна система трансплантологии, связывающая все регионы страны. Именно так устроен "Евротрансплант" - донорский фонд, в который входят страны Европы. "У нас была идея создать "Ространсплант", чтобы все регионы были связаны единым донорским фондом, - говорит Дземешкевич. - Я в свое время ездил в Европу, участвовал в Международной комиссии по трансплантологии. Думал, что мы сейчас в "Евротрансплант" включимся. К сожалению, эту идею в полной мере осуществить пока не удается. А нет доноров - нет трансплантации".

Почему обыватели настороженно относятся к трансплантации органов, еще можно понять, но почему и сами врачи в этом деле не проявляют энтузиазма? "Среди профессионалов есть совершенно замечательные люди, которые отрицают саму возможность пересадки органов. Они говорят: я этого не понимаю и поэтому делать не буду, - рассказывает Сергей Готье. - Другие же сторонятся трансплантологии, потому что многие вещи здесь до сих пор недостаточно регламентированы, и рисковать никто не собирается. А кому-то просто не хочется брать на себя лишние обязанности". Между тем в зарубежных клиниках в квалификационные требования к реаниматологу входит подготовка донорских органов. Считается, если человек умер, можно попытаться получить его органы, и, следовательно, их нельзя испортить. "У нас же такие задачи пока не ставятся, - говорит Готье. - Хотя я могу себе представить, насколько это трудно в организационном отношении. Да и в финансовом тоже: вся работа по обеспечению органного донорства должна быть оплачена. Это такая же работа, как выхаживание больных".

Трансплантация органов - это в России во многом общественная проблема, связанная с нашей ментальностью

За последние десять лет количество операций по трансплантации органов в России увеличилось вдвое. Но это менее 16 процентов от числа трансплантаций, в которых нуждаются пациенты. В стране необходимо делать девять тысяч подобных операций в год. Возможность получения органов для трансплантации составляет всего 5-6 процентов от требуемого количества. Потому что массовое сознание сопротивляется этому.

Общество Здоровье Колонка Валерия Выжутовича
Добавьте RG.RU 
в избранные источники