Новости

18.07.2018 19:46
Рубрика: Общество

Олени уйдут в леса

На Ямале ищут варианты решения проблемы нехватки пастбищ
На Ямале идет отел северных оленей. По данным департамента АПК региона, в стадах сельхозпредприятий и в личных хозяйствах родилось уже 80 тысяч телят. Казалось бы, радоваться нужно. Но, как отмечают специалисты, отход составляет 9,5 процента, то есть практически каждый десятый новорожденный погибает. Это следствие голодной затяжной зимы: ослабленные олени не могли пробить наст и добраться до ягельников, и без того скудных. В результате пало около 30 тысяч животных, а отел затянулся почти на месяц: важенки (самки северных оленей) обладают способностью откладывать появление потомства до наступления более благоприятного периода.
 Фото: Пресс-служба правительства ЯНАО Во времена СССР содержание оленей в личных хозяйствах ограничивали. В 1990-х лимит сняли - и начался быстрый рост поголовья. Фото: Пресс-служба правительства ЯНАО
Во времена СССР содержание оленей в личных хозяйствах ограничивали. В 1990-х лимит сняли - и начался быстрый рост поголовья. Фото: Пресс-служба правительства ЯНАО

Как отмечают эксперты, все это признаки кризиса в оленеводческой отрасли. По мнению многих из них, нужно экстренно менять экономическую модель ведения оленеводства на Ямале, иначе уже через 5-10 лет оно придет в упадок, поскольку в сегодняшних условиях массовые болезни и падеж животных неизбежны. С такой оценкой согласны и представители Союза оленеводов Ямала, и местные власти.

Дюны вместо ягеля

Стадо оленей на Ямале - самое крупное в мире: здесь выпасается треть домашних северных оленей планеты и половина - России. Проблема нехватки пастбищ возникла не сегодня, впервые о ней осторожно заговорили ученые еще лет 20 назад, а сегодня ситуация такова, что имеющаяся кормовая база достаточна для 380-400 тысяч оленей, тогда как их численность достигла 760 тысяч.

Первая мысль, приходящая в голову, - обвинить в недостатке пастбищ предприятия топливно-энергетического комплекса, ведущие промышленное освоение региона более полувека. Между тем, по данным исследований Научного центра изучения Арктики, влияние ТЭК на кормовую базу ЯНАО мизерно по сравнению с влиянием самой оленеводческой отрасли. Доля земель под промышленными объектами, включая нефтегазовые, - 0,26 процента, тогда как земли сельхозназначения составляют 39,7 процента, еще 41,9 - лесной фонд. Иными словами, если газовики и нефтяники и отвоевали часть пастбищ, то совсем незначительную. Причина кризиса в другом - в специфике ведения хозяйства, сложившейся за последние десятилетия.

- Во времена СССР, когда оленеводы были объединены в колхозы и совхозы, действовал лимит на содержание животных в личных хозяйствах. Позволялось иметь не более 60 важенок, до 40 ездовых быков и производителей и неограниченное количество молодняка, - поясняет ведущий научный сотрудник Центра изучения Арктики Геннадий Деттер. - В 1990 годы лимиты были сняты, началось быстрое увеличение поголовья. Оленеводство стало развиваться по экстенсивному пути.

Сегодня именно в личных хозяйствах, которых насчитывается 3370, содержится 60 процентов оленей, тогда как в государственной и муниципальной собственности - всего семь процентов, в коллективно-частной и частной - 33. По данным Деттера, еще в 1927 году стадо оленей на Ямале насчитывало 320 тысяч животных, в 1990-м - 500 тысяч, сегодня, повторимся, - 760 тысяч. Тундра не в состоянии прокормить такое количество.

Ягельники - это не луга, где каждый год вырастает новая трава. На их восстановление уходит не менее пяти лет, и, когда поголовье оленей превысило отведенный природой предел, началась постепенная деградация пастбищ

Дело в том, что ягельники - это не луга, где каждый год вырастает новая трава. На их восстановление уходит не менее пяти лет, и, когда поголовье оленей превысило отведенный природой предел, началась постепенная деградация пастбищ. Сегодня кое-где вместо ягельника - песчаник. При том что общая площадь пастбищ составляет 48,5 миллиона гектаров, значительная часть из них непригодна для выпаса. Усугубляет проблему то, что олени практически не могут питаться другими видами корма: только всерьез голодая, они начинают есть комбинированные корма и сено.

Немалую лепту в увеличение поголовья, по словам Геннадия Деттера, внесла технологическая революция - в этой сфере ее называют "снегоходной". Сегодня почти у каждого оленевода есть один-два снегохода, спутниковый телефон, компьютер... Значительную часть техники приобретают с помощью дотаций и льгот, положенных коренным северянам. Использование этих "благ цивилизации" облегчает ведение хозяйства, то есть тоже способствует росту поголовья оленей.

Тысяча на семью

Разведение оленей - тяжкий труд: местные жители круглый год каслают по тундре с маленькими детьми и пожилыми родителями, ведя практически натуральное хозяйство. Сегодня на Ямале кочевой образ жизни ведут 17 тысяч человек из 42 тысяч представителей коренных народов Севера, проживающих в регионе. И, как показывают данные Научного центра изучения Арктики, доля кочующего населения практически не меняется десятилетиями.

По словам потомственного оленевода Нины Янде, семья из 10 человек, включая детей и пенсионеров, должна содержать не менее 600 оленей, чтобы обеспечить свое существование. Причем далеко не богатое - на уровне чуть выше прожиточного минимума, установленного в регионе (18 тысяч рублей). Как отмечает Геннадий Деттер, социальное расслоение среди местных жителей довольно велико. По данным исследователей, богатым считается хозяйство, в котором свыше 880 животных, средним по достатку - не менее 390, бедные же содержат не более 104 оленей. Как сообщили в департаменте АПК, средняя зарплата оленевода - около 30 тысяч рублей, тогда как средняя зарплата в автономном округе в целом - 96 772 рубля. Получается, что только владельцы наиболее крупных хозяйств, имеющих  в собственности по нескольку тысяч оленей, могут рассчитывать на доходы, равные средней зарплате на Ямале. А за работниками добывающих компаний тундровикам вовсе не угнаться. Вот и вынуждены они наращивать стада, не заботясь при этом о будущем.

Из тундры в тайгу

Как же разгрузить пастбища, дать ягельнику время восстановиться, при этом еще и постараться максимально сохранить поголовье оленей? Задача не из легких, но варианты ее решения есть. В регионе разработали три пилотных проекта - по сути, три перспективных экономических модели хозяйствования. Первый предполагает создание "Оленеводческого парка" путем объединения ресурсов четырех профильных муниципальных предприятий, второй - развитие таежного оленеводства, третий - изгородное содержание животных.

Так, уже в ближайшее время планируется перевод оленеводческой бригады одного из муниципальных предприятий Ямальского района в лесную зону Надымского района. Заведующий сектором АПК администрации последнего Валерий Езынги говорит, что территория готова принять стада соседей на круглогодичный выпас. По предварительным данным, в перспективе сюда можно перегнать около десяти тысяч животных.

Следующий проект - организация изгородного содержания оленей в южной части Тазовского района, где уже подобран подходящий участок у реки Юредейяха недалеко от поселка Новозаполярный. Как отмечает исполнительный директор Союза оленеводов ЯНАО Тимур Акчурин, в реализации проекта примет участие община "Садэй-Яхинская", на начальном этапе планируется построить 40 километров изгороди, за которой будут пастись около 500 оленей.

Конечно, пока это капля в море, к тому же сами оленеводы сомневаются, что предложенные модели заработают.

- Как тундрового оленя превратить в лесного? Станет ли животное, всегда питавшееся ягелем, есть другие виды корма? - задается вопросом Нина Янде.

Не забыть про рога и копыта

Спасти положение и поддержать тундровиков может глубокая переработка оленеводческой продукции. Сегодня, по данным департамента АПК региона, она составляет 80 процентов. Предприниматель Петр Худи, занимающийся скупкой пантов и рогов у оленеводов, и вовсе оценивает уровень переработки сырья в 50 процентов.

Сдается главным образом мясо, остальное, кроме части рогов и пантов, идет на выброс. При этом закупочная цена килограмма мяса - 200 рублей, а пантов - 2000. Но панты на Ямале можно продавать разве что нелегально, поскольку в РФ до сих пор, несмотря на многократное обсуждение вопроса, не разработана система сертификации и лицензирования этой продукции. Если наладить хотя бы прием пантов, среднестатистический оленевод сможет получать почти в 10 раз больше прибыли, чем сегодня, и будет стремиться не наращивать поголовье, а вести хозяйство более эффективно.

К слову, к поразительным выводам пришел Геннадий Деттер, рассчитывая соотношение продажной цены оленины и ее себестоимости. Оказалось, что с учетом дотаций коренным жителям и госвложений в оленеводство килограмм мяса обходится в 1203 рубля, а продается - по 350, в том числе за границу. Получается, государство просто возмещает тундровикам более 60 процентов стоимости оленины, вместо того чтобы развивать глубокую переработку сырья.

В регионах Общество Природа Экономика АПК Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО ЯНАО