"Ничто нас в жизни не может вышибить из седла..."

Семья фотографа-фронтовика Вениамина Никифорова готовится к двум удивительным юбилеям
В уютном поселке Дивово Рыбновского района Рязанской области нынче отпразднуют два юбилея. Вениамину Максимовичу Никифорову в сентябре исполнится 95 лет, а его супруге Валентине Егоровне в декабре - 90. Вместе по жизни они идут восьмой десяток лет!
Вениамин и Валентина. 1960-е годы. Фото: из семейного архива
Вениамин и Валентина. 1960-е годы. Фото: из семейного архива

Отец нашего земляка Максим Трофимович участвовал в гражданской войне на стороне красных, сражался против отрядов атамана Семенова в Забайкалье. Но в 1937 году был арестован по ложному доносу, осужден по 58-й статье, оказался в лагере. Сыну пришлось пробиваться в жизни без отцовской поддержки. И тоже хлебнуть лиха на дорогах войны, уже Великой Отечественной.

Вениамин Никифоров - фотокорреспондент. / из личного архива

В августе 1942 года , выпускник Ташкентского пехотного училища имени Ленина, был направлен в Бугуруслан, где формировалась 66-я резервная армия. Потом - Сталинград. И вся война, которую он прошел, а точнее, проехал шофером батареи 120 мм минометов 985-го стрелкового полка 226-й стрелковой дивизии Донского фронта. Вот лишь один эпизод к его фронтовой биографии, который командование оценило медалью "За отвагу":

"15 января 1944 года в ожесточенном бою за высоту 213.6, находясь на наблюдательном пункте и держа связь между наблюдательным пунктом и огневой позицией, под сильным обстрелом противника, устранил 7 повреждений линии связи, чем обеспечил бесперебойность и управление огнем. Заметив с НП автомашину, брошенную противником, ползком добрался к ней и, попав под пулеметный обстрел, спрятался в окоп, дождавшись темноты, увел машину в свое подразделение".

Боевой путь 5-й гвардейской армии, в которой служил будущий фотограф.

А вот как Вениамин Максимович сам вспоминает об этом:

"Утром через стереотрубу я наблюдал позицию немцев. Увидел стоящую грузовую машину. Мне очень захотелось ею овладеть. И на следующий день машина продолжала стоять. Я с разрешения командира пошел на передовые позиции к солдатам нашего 284-го стрелкового полка. Обратился к солдатам, кто из них может пойти со мной на позицию немцев. Один из них согласился. И мы вдвоем двинулись к первому на пути блиндажу. В блиндаже находилось шесть немцев. Нам удалось взять их в плен без сопротивления. Мы договорились с товарищем, что он отведет пленных в штаб нашего полка, а я сам резво побежал к машине. Возле машины находились двое (офицер и солдат). Немцы были заняты машиной и меня не заметили. Я их ликвидировал и стал пытаться завести машину. Она не заводилась. Немцы заметили меня и начали стрелять. Мне удалось невредимым добежать до ближайшей воронки, в которой я просидел до вечера. С наступлением темноты немцы стали отходить от своих позиций. Я пошел в свой полк, где меня считали уже погибшим. Договорился с командиром батареи, чтобы дал мне машину с Федей Кондратовым, с которым мы воевали вместе с первых дней войны. Вместе с ним мы на буксире привезли французскую машину "Рено" в батарею нашего 284-го полка.

Я был очень рад, что заимел новую быстроходную машину, на которой смог продолжить свой боевой путь".

Боец Никифоров взял этот "Форд 8" в бою. 1945 год. / из личного архива

Об истории своего ордена Красной Звезды Вениамин Максимович рассказывает еще проще:

"Вторую машину, "Форд 8", я пригнал где-то на границе с Германией. При взятии машины "Форд 8" в ней находилось шесть человек, которых пришлось ликвидировать. Эта машина принадлежала армейской связи. Третьей пригнанной мной машиной была машина "Бюсинг"..."

Орден Отечественной войны II степени, медали "За оборону Сталинграда", "За освобождение Праги", 20 благодарностей Верховного главнокомандующего... Войну он закончил 22 мая 1945 года в Карпатах, где участвовал в ликвидации 4-й дивизии СС в Карпатах и армии Власова. Демобилизовался в октябре 1946-го. Чем заняться молодому 23-летнему мужчине на гражданке.

Свое призвание он нашел нежданно-негаданно.

Уже на исходе войны в руки Вениамину попался трофейный фотоаппарат "Лейка". Конечно, начал щелкать направо и налево. Но первые попытки полюбоваться на творения рук своих обернулись полным провалом: "фотограф" не знал, что пленку надо обрабатывать в темноте.

Урок оказался впрок. Сначала Вениамин научился проявлять пленку, а потом - профессионально снимать. И в марте 1949 года стал фотографом на Хреновском конном заводе, колыбели орловской рысистой породы лошадей ("Родина" рассказывала об этом заводе в N 3 за 2018 год - Ред.). Замечательные снимки Вениамина Максимовича, которыми был оформлен заводской музей, заметил маршал Советского Союза С.М. Буденный. Он предложил организовать во ВНИИ коневодства фотолабораторию под началом Никифорова. В этом институте Вениамин Максимович проработал 45 лет. Десятки книг о лошадях, изданных в СССР, США, Швейцарии, Германии, Венгрии, Италии, украшают его снимки.

Комсомолец В. Никифоров. 1939 год.

А еще он встретил в Хреновом свою судьбу.

Отец Валентины получил повестку в первый день войны. Мама умерла еще в 1939-м. Отучившись первое военное полугодие, шестиклассница бросила школу: нужно было поднимать младших сестру и братишку. В 1943 году поступила ученицей в швейную мастерскую, выполняла заказы для фронта. Через неделю после Дня Победы в семью пришла похоронка: отец погиб 24 апреля 1945 года в 26 километрах от Берлина...

А еще через два года в швейную мастерскую зашел Вениамин Никифоров - подогнать по фигуре купленное на рынке полупальто. Вале он очень не понравился, показавшись слишком развязным. Но бравый фронтовик с "лейкой" был настойчив. И в очередное посещение сфотографировал девушку, а затем подарил снимок...

С тех пор она - первый зритель и ценитель замечательных работ Вениамина. Молоденькая швея со временем окончила Рязанский зооветеринарный техникум, а затем сельскохозяйственный институт, вместе с мужем работала научным сотрудником во ВНИИ коневодства.

Они вместе с 1947 года...

Птицы-тройки! Один из лучших снимков Вениамина Никифорова.