Новости

14.08.2018 21:32

Закон есть закон

Декларация прав культуры Д.С. Лихачева, которая была представлена 1 сентября 1995 года во время встречи со студентами Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов, осталась безусловно важным документом. На него стоит обратить внимание тем, кто будет работать над новым законом о культуре.

Прежде всего потому, что культура определялась в нем как общее благо, противостоящее эгоистическим интересам отдельных социальных групп общества. Как духовная субстанция, обеспечивающая идентичность и единство нации и отдельных народов, ее составляющих. Как универсальная ценность, стоящая выше любых партийных идеологических систем.

Эта Декларация отражала сущностные общенациональные интересы в пору серьезных политических баталий. И одновременно в ней была выражена естественная петербургская потребность освободиться от советского проклятья, которое обрекало некогда блестящий императорский столичный город на "областную судьбу". Эти два обстоятельства не позволили Декларации обрести законодательную форму.

Д.С. Лихачев был идеологом присвоения Санкт-Петербургу титула "культурной столицы России", которое сумел реализовать А.А. Собчак. Демократ-романтик, А. Собчак в первой половине 90-х умел проявлять политическую волю и трезво оценивать ситуацию. Понимая, что Москва не упустит своего положения политической и финансовой столицы России, - он нашел для Санкт-Петербурга особое место в новой государственной конструкции. "Культурная столица России" должна стать туристическим центром мирового масштаба. Русская Венеция должна затмить Венецию итальянскую.

Декларация Д.С. Лихачева и программа А.А. Собчака казались многим преждевременными мечтаниями. Но уже в 90-е годы они приносили реальные результаты.

Декларация прав культуры Д. С. Лихачева осталась безусловно важным документом

Острейшей проблемой той поры были новые отношения социальных институтов с собственностью. А.А. Собчак делает поистине царские подарки Эрмитажу и Русскому музею, - дворцовые постройки, пусть и находящиеся в "убитом состоянии", умножают возможности музейной и хозяйственной деятельности.

В острейшей борьбе готовились законопроекты, связанные со всем комплексом имущественных отношений, некоторые из них, о музеях-заповедниках, заповедных территориях будут приняты только в следующем ХХI веке. Законодательная и исполнительная власть остро нуждалась в корпусе законов о культуре, в том числе в тех сферах, которые были недостаточно или вовсе не разработаны советским законодательством.

Из-за отсутствия необходимых бюджетных средств учреждения социальной сферы, в том числе и культуры, в начале 90-х годов ХХ века получили реальную экономическую самостоятельность, восполняя "дыры" государственного финансирования собственной хозяйственной деятельностью. В первое десятилетие века ХХI, когда бюджет получит возможность финансировать культуру "полным рублем", ограничения в использовании внебюджетных средств - в том числе и законодательные, - станут серьезной темой дискуссий. Таковыми остались и по сей день.

Не надо забывать, что интересы сферы культуры находили - или не находили! - отражения в тех вновь принятых кодексах законов и законодательных актах, которые имели универсальный характер - в Кодексе законов о труде, в Уголовном и Гражданском кодексах, и т.д. К сожалению, так и не удалось доказать, что "свободный художник" имеет мало общего с "индивидуальным предпринимателем", и нуждается в особой законодательной защите. Больной темой отечественного законодательства стало отождествление культуры со сферой услуг со всеми вытекающими отсюда последствиями. Травму от этого подхода не удалось заживить до сих пор. И прежде всего потому, что во многом сохраняется фундаментальное недопонимание реального значения культуры в социально-экономическом развитии общества и государства. Но так или иначе, ко второй половине 2018 года мы имеем весьма серьезное правовое обеспечение сферы культуры, которая - тем не менее, - нуждается в базовом универсальном Законе. Можно было бы поставить вопрос и о создании Кодекса законов о культуре, - но на это могут уйти даже не годы, а десятилетия. Кодекс потребует внесения поправок в другие кодексы и в десятки, если не сотни действующих законодательных актов.

Закон должен защитить от эстетического и идеологического субъективизма чиновников и группового эгоизма профессионального сообществ

Любые законопроекты отражают интересы тех или иных социальных групп и политических партий, а в некоторых случаях, сильных лоббистов, преследующих свои эгоистические цели. Это общепринятая мировая практика законотворческой деятельности. Ее невозможно избежать и при работе над новым Законом о культуре.

Но необходимо понимать, что закон есть закон. Он должен защитить граждан от эстетического и идеологического субъективизма чиновников и группового эгоизма профессионального сообщества. Одновременно он должен предоставить профессиональному сообществу конституционное право на свободное неподцензурное творчество, определив границы влияния бюрократии, которая, в свою очередь, должна иметь определенный инструментарий для качественного государственного менеджмента. А для этого необходимо законодательно утвердить механизмы государственной поддержки, которые в равной степени нужны гражданам и деятелям культуры.

Все это - в высшей степени непростые задачи. И не всякая дорога ведет к храму.

Добавьте RG.RU 
в избранные источники