Новости

15.08.2018 21:52
Рубрика: Культура

Любовь вечна, если ее хранить между строк

О чем могут рассказать... цветы, листья и рисунки, оставленные в любимых книгах юношами и девушками восемнадцатого века
Каждое лето я прихожу в библиотеку своего детства. Поднимаюсь по лестнице, касаясь ладонью прохладных перил, на несколько секунд замираю под сводами читального зала, а потом спешу еще выше. Там, под самой крышей, находится заветное хранилище самых ценных изданий . Всего три сотрудника хранят одно из самых больших в России региональных собраний книжных памятников. Мой собеседник - руководитель сектора редких книг Вологодской областной универсальной научной библиотеки Наталия Николаевна Фарутина. Скоро главной библиотеке Вологды исполняется 100 лет.

Вы в детстве, конечно же, были книжной девочкой?

Наталия Фарутина: В 1960-е годы мы все были книжными детьми. У нас в восьмой школе была замечательная библиотекарь и богатая библиотека...

На третьем этаже? Поднимаешься по лестнице и сразу видишь табличку "Библиотека"?..

Наталия Фарутина: Да-да!

Чудеса: оказывается, мы с вами учились в одной школе! А куда вы пошли после школы?

Наталия Фарутина: Сразу сюда, в областную библиотеку. Младшим библиотекарем. Это было в декабре 1974 года. Зарплата 62 рубля 50 копеек. Я была счастлива! Ведь меня взяли даже без специального образования. Уже потом я окончила культпросветучилище, институт культуры в Ленинграде. Отдел редких книг мне доверили в 1995-м...

Само понятие редкой книги звучит сейчас довольно странно: самые редкие книги доступны в интернете. А настоящей редкостью становится читатель.

Наталия Фарутина: Пожалуй, вы правы. Кстати, понятие редкой книги уходит из профессионального обихода. Теперь чаще говорят не "редкая книга", а "книжный памятник".

А как понять, что перед нами - редкая книга или книжный памятник?

Наталия Фарутина: К книжным памятникам относятся все печатные книги, изданные в России до 1830 года. В нашем собрании из восьмидесяти пяти тысяч редких книг около десяти тысяч - книжные памятники. Самый ранний из них отечественный памятник - 1594 года, иностранный - 1532 года.

А есть ли общая картина того, какими книжными редкостями обладает Русский Север и вообще российская провинция?

Наталия Фарутина: Идея создать такую картину появилась давно, но только в 2011 году появился приказ министерства культуры о создании реестра книжных памятников. В 25 регионах на базе таких крупных библиотек, как наша, были созданы центры по работе с книжными памятниками. Началась регистрация всех таких книг, их описание, составление сводного каталога и уникального информационного ресурса "Книжные памятники Российской Федерации". Собирались даже вводить понятие "книжного памятника регионального значения"...

И что же произошло?

Наталия Фарутина: Кризис. Вот уже три года как все застопорилось - нет средств. Мы успели описать книги до 1825 года. Дошли до буквы "Р".

А сколько книг успели отреставрировать?

Наталия Фарутина: В cекторе реставрации Федерального центра консервации библиотечных фондов при Российской национальной библиотеке нам отреставрировали пять книг. Одна из них старопечатная, с автографом Евдокии Федоровны Лопухиной, первой супруги Петра Первого.

А сколько книжных памятников у вас нуждается в такой помощи?

Наталия Фарутина: Думаю, что не менее ста.

И вам своими силами не справиться?

Наталия Фарутина: Никогда. Ведь стоимость реставрации одной книги доходит до пятисот тысяч. Сейчас проводим мелкую реставрацию и консервацию своими силами. Удалось обучить одного нашего сотрудника в федеральном центре. Для более сложной реставрационной работы в библиотеке нет оборудования.

К счастью, у некоторых наших читателей еще сохраняются домашние библиотеки, и если вдруг в ней есть такая реликвия, как книга, изданная до 1830 года, то какого ухода и внимания она требует?

Наталия Фарутина: Прежде всего надо заглянуть в Общероссийский свод книжных памятников на сайте РГБ и поискать там сведения об этой книге. Если в семье кто-то помнит историю ее появления в доме, надо обязательно записать эту историю.

А если в семье уже нет людей, которые могли бы рассказать историю книги, то может ли сама книга что-то рассказать о себе?

Наталия Фарутина: Не только обложка, титульный лист и форзацы, но и каждая страница старой книги может о чем-то рассказать. Пометки на полях, подчеркивания, рисунки, вложенный между страниц цветок и даже потертости и пятна - все это может рассказать очень многое. В конце бывают владельческие наклейки с указанием шкафа и полки, на которой книга стояла.

О многом может сказать переплет, ведь в восемнадцатом-девятнадцатом веках книгу часто приобретали без переплета. Его заказывал уже сам владелец в соответствии со своими вкусами и возможностями. По одному лишь переплету, по корешку мы можем определить, из какой дворянской библиотеки та или иная книга. У книг восемнадцатого века были кожаные переплеты, часто с золотым тиснением, потом уже они стали проще. О чем-то можно догадаться по бумаге - она раньше имела водяные знаки, филиграни. Есть каталоги книжных водяных знаков, по которым можно определить, в каком году была изготовлена бумага. По цвету бумаги, ее оттенку можно определить, на какой фабрике ее произвели.

А можно ли совершить открытие, листая вроде бы уже давно знакомую книгу?

Наталия Фарутина: Однажды ко мне приехали школьники из села Куркино, где восстанавливается усадьба Резановых, и вот я рассказываю им об усадебной библиотеке, открываю "Поваренный словарь" 1796 года - и мы вместе ахаем, увидев засушенный цветок. Это было такое же открытие для меня, как и для ребят. Цветок, вложенный между страниц двести лет назад женской рукой, будто ждал такого торжественного момента!

Получается, что порыв чьей-то нежности или умиления перед красотой может длиться веками...

Наталия Фарутина: Да, и ребята это почувствовали. Теперь они собирают в усадебном саду цветочки или их лепестки, делают с ними закладки, вкладывают в книги, дарят гостям. Это стало одной из традиций возрождающейся старинной усадьбы.

А недавно мы стали описывать иностранные книги, и наша сотрудница Елена Леонидовна Демидова, описывая немецкую книгу из библиотеки Резановых, находит... карандашный портрет, искусно вплетенный между двух томов, оказавшихся в одном переплете. Пока мы ничего не знаем ни о художнике, ни о девушке, изображенной на этом изумительном портрете, но, возможно, и это когда-нибудь откроется.

А чего боятся старые книги? Понятно, что огня...

Наталия Фарутина: Боятся влажности, перепада температур. А больше всего - равнодушия.

Редкие факты

О редких книгах

Самые крупные провинциальные собрания редких книг находятся в областных научных библиотеках Томска и Вологды.

Томичи бережно хранят и изучают книжное собрание графов Строгановых и личную библиотеку Василия Андреевича Жуковского. Вологжане берегут усадебные библиотеки дворян Брянчаниновых, Межаковых и Резановых-Андреевых.

Почти все отделы редких книг в региональных научных библиотеках созданы на основе переданных в дар частных собраний. К примеру, в Архангельске это книжные коллекции контр-адмирала русского флота Сергея Посохова и историка Василия Смирнова, в Иваново - фабриканта Дмитрия Бурылина, в Пскове - реставратора и археолога Константина Романова, в Нижнем Новгороде - писателя Мельникова-Печерского.

Благородная традиция не угасла. Еще в 1980-е годы писатель Альберт Лиханов подарил свое книжное собрание областной библиотеке Кирова, а недавно литературный критик Валентин Курбатов передал 550 книг с дарственными автографами деятелей культуры в Псковскую научную библиотеку.

В фонды Вологодской областной библиотеки передала книжное собрание своего отца поэта Александра Яшина его дочь Наталья Александровна.

Культура Литература Общество История РГ-Фото
Добавьте RG.RU 
в избранные источники