Новости

21.08.2018 21:27
Рубрика: Культура

Фигаро там, Фигаро вверх

Какие российские певцы украсили Россиниевский фестиваль
Ежегодный Россиниевский оперный фестиваль в августовские дни традиционно проходит на берегу Адриатического моря, в Пезаро - в родном городе гениального итальянца Джоаккино Россини. В программе форума - как и редкие оперы "Риччардо и Зораида" и "Адина", так и шлягерный "Севильский цирюльник". И не изменяя традиции, будет представлено "Путешествие в Реймс" как итоговый проект "Академии Россинианы", школы молодых певцов, основанной и руководимой до последних своих дней великим дирижером Альберто Дзеддой. Теперь эта программа носит имя своего основателя. А всем фестивалем руководит выдающийся перуанский певец Эрнесто Паласио, который рассказал в интервью "РГ" о фестивале и его влиянии на судьбы многих российских певцов.
Эрнесто Паласио: Певцов нельзя продавать как стулья или машины - просто как товар. Хороший агент должен брать никому не известного молодого исполнителя и делать его востребованным. Фото: AP Эрнесто Паласио: Певцов нельзя продавать как стулья или машины - просто как товар. Хороший агент должен брать никому не известного молодого исполнителя и делать его востребованным. Фото: AP
Эрнесто Паласио: Певцов нельзя продавать как стулья или машины - просто как товар. Хороший агент должен брать никому не известного молодого исполнителя и делать его востребованным. Фото: AP

Фестиваль в Пезаро считается одним самых строго монографических и традиционных. Какие-нибудь новации возможны?

Эрнесто Паласио: Я не считаю это необходимым. Ведь те люди, которые пели 40 лет назад "Севильского цирюльника", сейчас уже не поют. А меняются исполнители - меняется интерпретация. Так что все наши перемены будут происходить сами собой, без какого-либо волюнтаризма со стороны руководства. Я не стану ломать традицию. И я очень рад, что в этом году новую постановку "Цирюльника" сделал для нас мэтр Пьер Луиджи Пицци. Но очень хочу, чтобы люди полюбили и "незаезженную" музыку Россини, в которой есть моменты огромной силы и красоты. Но, к сожалению, такие оперы-сериа, как "Зельмира" или "Эрмиона", почти неизвестны.

Дома же, в Перу, у меня есть собственный фестиваль, где исполняется не только музыка Россини, но и Верди, Гуно, и все что угодно в разных жанрах, так как все же в Перу опера - не самое популярное искусство. Но лично для меня Россини, конечно, композитор "номер один" в жизни.

Почему именно Россини для вас главный композитор?

Эрнесто Паласио: У меня был опыт работы над операми и других композиторов. Но чаще всего я исполнял именно "Севильский цирюльник". С Россини у меня связано немало мистических моментов. Я рос ребенком, ничего не знающим о музыке. Однажды мой отец мне говорит: "Пойдем я куплю тебе какую-нибудь пластинку". И первая, в которую я ткнул в магазине наугад, была именно "Севильский цирюльник". Второе потрясающее совпадение произошло, когда в двадцать лет я задумал отправиться в Италию учиться. Мне не хотелось лететь самолетом, я решил поплыть на пароходе. Выбрав дату и купив билет, я узнал, что поплыву на корабле под названием "Россини". Не говоря уже о том, что моя карьера началась с конкурса "Новые россиниевские голоса", и за всю карьеру я исполнил 20 из 39 опер Россини.

Последние годы ни один фестиваль в Пезаро не обходится без российских певцов. Ныне партию Агоранте в опере "Риччардо и Зораида" исполнит Сергей Романовский, а графом Альмавивой в "Севильском цирюльнике" будет Максим Миронов. Вам нравятся российские певцы в россиниевском репертуаре?

Эрнесто Паласио: Действительно, я влюблен в русские голоса и надеюсь еще открыть таланты для музыки Россини. У нас есть контакты, чтобы пригласить и других российских певцов. А сегодня я удовлетворен тем, что нам удалось в одном фестивале собрать таких теноров, как Хуан Диего Флорес, Сергей Романовский и Максим Миронов.

У какого-нибудь из певцов сегодня есть шанс попасть под ваше покровительство, как когда-то повезло знаменитому тенору Хуану Диего Флоресу?

Эрнесто Паласио: Когда я был певцом, мне не нравилась работа ни одного агента. К сожалению, большинство агентов действуют как торговцы. А певцов нельзя продавать как стулья, платья или машины - просто как товар. Хороший агент должен брать никому не известного молодого исполнителя и его выращивать, делать его востребованным. Это совершенно другая история и другой уровень личного, профессионального удовлетворения. И я очень счастлив, что был и агентом, и наставником для таких российских певцов, как бас Ильдар Абдразаков и тенор Дмитрий Корчак. Они уникальные певцы, и мне очень повезло помогать им в их пути наверх. Но сегодня я уже не занимаюсь агентской деятельностью. По-прежнему помогаю исключительно Хуану Диего Флоресу. Потому что мы оба с ним из Перу, он тоже тенор, как и я, и я его безумно люблю. Мы работаем вместе уже 25 лет, и наш союз нерушим. Но сейчас большую часть своего времени я трачу на свои обязанности директора театра Adriatico в Пезаро, хотя я никогда не хотел становиться ни художественным руководителем, ни интендантом Россиниевского фестиваля, но так сложились обстоятельства.

Культура Театр Музыкальный театр
Добавьте RG.RU 
в избранные источники