1 августа 2018 г. 18:00
Текст: Олег Капчинский (кандидат исторических наук)

Комендант Кремля Павел Мальков: "Исполнил собственноручно..."

Человек, расстрелявший Фанни Каплан, даже после лагерных мытарств сохранил веру в партию
В 1959 году в издательстве "Молодая гвардия" увидели свет "Записки коменданта Московского Кремля". Старый большевик Павел Дмитриевич Мальков, почти семь лет отсидевший в ГУЛАГе, оставил подкупающие простотой и обилием мельчайших деталей описания революционных событий. Среди них - расстрел Фанни Каплан, осуществленный автором мемуаров.
Павел Дмитриевич Мальков (1887-1965).
Павел Дмитриевич Мальков (1887-1965).

Лагерный сиделец ни в чем не раскаивался, и, судя по мемуарам, остался верным солдатом партии, которой служил. Впрочем, в условиях идеологической цензуры вряд ли можно было ожидать в его воспоминаниях чего-то иного.


"Я же простой матрос..."

На авансцену Истории его вынесла революционная буря. "Я же простой матрос, дела этого я не знаю, не сумею. Тут ведь опыт нужен"1, - таковы были первые слова Павла Малькова на посту коменданта Смольного.

За плечами крестьянского парня - два класса образования, зато богатый опыт революционной борьбы еще с 1904 года. Секретарь ЦК партии Елена Стасова так отзывалась о понравившемся ей революционном моряке: "Это был богатырь и по виду, и по духу - спокойный, мужественный, исполнительный. Матрос очень начитанный и, я бы сказала, эрудированный"2. Есть своя логика в том, что именно он утром 25 октября 1917 года составил по поручению Военно-революционного комитета план захвата Зимнего дворца, а уже ночью руководил матросскими частями при штурме3. И затем, уже будучи комендантом Смольного, так же четко выработал строгие правила охраны большевистского штаба.

Это было замечено и оценено. 21 марта 1918 года, после переезда советского правительства в Москву, Малькова назначают комендантом Кремля.

Обязанности его многогранны: Мальков задерживает и препровождает на Лубянку участников конференции меньшевиков, после восстания 6 июля 1918 года отвечает за охрану арестованных левоэсеровских лидеров - работает на износ, иногда засыпая за рабочим столом.

После покушения на Ленина именно Малькову доверят исполнить приказ о расстреле Каплан, чем он будет гордиться до конца жизни.


"Приговор был исполнен..."

3 сентября 1918 года, вызвав кремлевского коменданта, секретарь ВЦИК Варлаам Аванесов предъявил ему постановление ВЧК о вынесении расстрельного приговора в отношении Фанни Каплан. И приказал привести его в исполнение немедленно. "Круто повернувшись, - вспоминал Мальков, - я вышел от Аванесова и отправился к себе в комендатуру. Вызвав несколько человек латышей-коммунистов, которых лично хорошо знал, я обстоятельно проинструктировал их, и мы отправились за Каплан. По моему приказу часовой вывел Каплан из помещения, в котором она находилась, и мы приказали ей сесть в заранее подготовленную машину. Было 4 часа дня 3 сентября 1918 года. Возмездие свершилось. Приговор был исполнен. Исполнил его я... собственноручно. И если бы история повторилась, если бы вновь перед дулом моего пистолета оказалась тварь, поднявшая руку на Ильича, моя рука не дрогнула бы, спуская курок, как не дрогнула она тогда"4.

Это вычищенный бдительными цензорами поздний вариант мемуаров Малькова. Первоначальный был откровеннее.

"- К машине! - подал я отрывистую команду, указывая на стоящий в тупике автомобиль.

Судорожно передернув плечами, Фанни Каплан сделала один шаг, другой... Я поднял пистолет..."5.


Соратники (Свердлов, Мальков, Ленин). Рисунок из книги "Записки коменданта Московского Кремля".

Приказ Якова Свердлова

Но можно предположить, что и здесь Мальков не был до конца откровенен. Инициатором спешной акции был не кто иной, как Яков Свердлов. Именно ему принадлежит фраза: "Хоронить Каплан не будем. Останки уничтожить без следа"6. После расстрела Мальков в присутствии пролетарского поэта Демьяна Бедного облил труп бензином и сжег в железной бочке7 в Александровском саду, где и закопали останки.

В последующих изданиях это описание вырезали, а, значит, ему можно доверять.

Зато сохранены бесконечные славословия коменданта Кремля в адрес Якова Свердлова. Мальков явно был лично предан председателю ВЦИК. Ничем иным не объяснить, например, его неприметную фразу о режиме работы после ранения Ленина: "Каждый раз, прежде, чем ехать в Горки, я заходил к Якову Михайловичу"8. Впрочем, написаны воспоминания Малькова фактически в соавторстве с сыном Свердлова - уж не потому ли, чтоб разговорчивый и бесхитростный экс-комендант не вспомнил лишнего?9

Поспешный расстрел по личному приказу Свердлова, причем непосредственно в Кремле. Доверенный исполнитель. Уничтожение тела. Создается впечатление большой личной заинтересованности Свердлова в происходящем. И того, что на самом верху советской иерархии опасались правды о покушении на Ленина. Более того, некоторые историки вообще высказывают предположение о кремлевском заговоре, результатом которого стали выстрелы в Ильича. Впрочем, эта версия аргументированного, а, главное, логичного подтверждения пока не получила.

А звезда Малькова закатилась столь же стремительно, как и взошла.


Восемь лет лагерей

В конце 1920 года он неожиданно для многих вернулся в Петроград: здесь матрос с двумя классами образования стал трудиться на ниве народного просвещения10. Причина ухода из Кремля, по его словам, заключалась в плохих отношениях с Львом Троцким и его сестрой Ольгой Бронштейн, женой члена Политбюро Льва Каменева11. Но и в Питере у Малькова не сложилось - не сработался с петроградским "наместником" Григорием Зиновьевым. Пришлось идти на фронт, где еще полыхала Гражданская война.

А потом наступили мирные годы и человек, близко знавший Ленина, Свердлова, Дзержинского, оказался у разбитого корыта. Мелкие чиновничьи должности, отсутствие почета и уважения. Ну не считать же подлинным признанием персональную пенсию, которую в марте 1936 года Совнарком СССР предоставил 48летнему Малькову12.

Впрочем, именно прозябание, возможно, спасло Малькова во времена чистки ленинской гвардии. Ликвидатору Каплан крупно повезло - он отделался лишь исключением из партии в сентябре 1936 года - как "не доказавший на практической работе своей искренности перед партией и допустивший засорение Союзавторемснаба контрреволюционными троцкистами"13. В частности Малькову аукнулась история из 1927 года, когда к нему явился ровесник по партстажу, активный участник троцкистской оппозиции Петр Переверзев. Тогда Мальков согласился подписать письмо 83-х левых оппозиционеров, по поводу чего уже в сентябре каялся...14

Однако сравнительно легко пережив кровавые 1930-е годы, бывший кремлевский комендант оказался под арестом в 1948м: органы госбезопасности начали новую волну чисток против тех, кто имел в прошлом хоть какое-то отношение к оппозиции, но уцелел в мясорубке Большого террора15. Получив восемь лет лагерей, Мальков вышел на свободу лишь в 1954 году16.

"Записки коменданта Московского Кремля" разошлись огромными тиражами.

На исходе жизни некогда бесшабашный матрос казался собеседникам неразговорчивым и грустным.


P.S. В канун сорокалетней годовщины Октябрьской революции Павел Мальков наконец получил долгожданную высокую награду - орден Ленина. После этого воодушевленный балтийский матрос и сел за мемуары, разошедшиеся стотысячным тиражом по всему Советскому Союзу. И не раз переиздававшиеся.

Умер в 1965 году, был похоронен с воинскими почестями на Новодевичьем кладбище. Через три года именем Малькова назвали минный тральщик, который в 90е будет списан в утиль. Но История сохранит имя "настоящего солдата революции", безоговорочно выполнявшего любые приказы и до последней минуты жизни убежденного в своей правоте.

Художник В. Мошкович пишет портрет постаревшего коменданта Кремля. 1960-е годы.


1. Мальков П.Д. Записки коменданта Кремля. М., 1987. С. 7.
2. Там же. С. 363.
3. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 41. Д. 27. Л. 222.
4. Мальков П.Д. Указ. соч. С. 202-203.
5. Источник. 1993. N 2. С. 73.
6. Там же.
7. Тепляков А.Г. Процедура: исполнение смертных приговоров в 1920-1930х годах. М., 2007. С. 5.
8. Мальков П.Д. Указ. соч. С. 207.
9. Фельштинский Ю.Г. Вожди в законе. М., 1999. С. 223.
10. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 41. Д. 27. Л. 216 об., 223 об.
11. РГАСПИ. Ф. 589. Оп. 3. Д. 865. Л. 100 об.
12. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 41. Д. 27. Л. 216 об., 224 об.
13. Там же. Л. 115.
14. РГАСПИ. Ф. 589. Оп. 3. Д. 865. Л. 302.
15. Там же. Л. 154.
16. Там же. Л. 154, 303.