20idei_media20
    04.09.2018 18:41
    Рубрика:

    В редакции "РГ" прошла презентация новой книги Павла Крашенинникова

    4 сентября в редакции "Российской газеты" прошла презентация новой книги председателя Комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству, сопредседателя Ассоциации юристов России, доктора юридических наук Павла Крашенинникова "Страсти по праву". Она посвящена наиболее острому и драматичному периоду отечественной истории от революционных потрясений 1917 года и "военного коммунизма" до массовых репрессий 1937 - 1938 годов.

    В прежние годы это время называли периодом становления советского права. Но противники социалистического пути развития считают, что такого права не существует в принципе, а все минувшие советские десятилетия время бесправия и произвола. Советские правоведы считали иначе. Острая полемика продолжается до наших дней, подтверждая, что проблемы законности и пренебрежения правом актуальны во все времена.

    В презентации приняли участие председатель Ассоциации юристов России, доктор юридических наук, профессор Сергей Степашин, завкафедрой института РГГУ, член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Николай Сванидзе, сопредседатель Ассоциации юристов России, ректор Московского юридического университета им. О.Е. Кутафина Виктор Блажеев, главный редактор "Российской газеты" Владислав Фронин.

    \

    Книгу с интересом восприняли участники обсуждения, среди которых были известные юристы, работники различных областей права, преподаватели и студенты Московской государственной юридической академии, Университета дружбы народов, МГИМО и других столичных вузов.

    - Эта книга очень важна сегодня, - сказал главный редактор "Российской газеты" Владислав Фронин. - Она важна тем, чтобы мы не повторяли ошибок прошлого. Вот лишь одна цитата: "Доверие собственных граждан невозможно завоевать, небрежно относясь к соблюдению собственных законов". Разве вожди этого не знали? Книга серьезная, большая работа. Она на стыке истории и права, но еще и по-журналистcки очень хороша.

    По мнению Сергея Степашина, тот анализ, который провел Крашенинников, представляется честным не только с точки зрения историографии и истории права, но и с точки зрения позиции человека и гражданина. Этим, наверное, и сильна книга.

    Виктор Блажеев, Николай Сванидзе и другие выступающие сошлись в мнении: автор взял на себя нелегкую миссию беспристрастно разобраться в реалиях тяжелой поры и представить читателям непредвзятую, объективную картину. По его словам, какой бы тягостной она ни была, это часть нашей общей истории, а к истории надо относиться как минимум с уважением.

    Революция - это кровь, смерть и хаос. Это даже не война, где действуют жестокие, но все же законы. В революции уголовное и гражданское право, функции следствия, обвинения, суда и исполнения приговора вложены в одну обойму - пистолетную.

    У классиков марксизма не было теории, как должно жить государство победившего социализма. Революцию в России все рассматривали как "фитиль", который подожжет революцию мировую, а там наступит коммунизм, при котором отомрут и государство, и право. В жизни все пошло иначе. Россия полыхнула, но "фитиль" в Европе быстро угас.

    Наступило "декретное время" - декреты о мире, о земле и прочие заменили собой легитимно принятые законы

    После "десяти дней, которые потрясли мир" и которые сами большевики долгое время называли "переворотом", встал извечный вопрос: что делать? Царские законы, равно как и институты власти империи, были отменены. Хозяевами улиц стали бандиты, грабители, жулье, ведь корпус жандармов распустило еще Временное правительство.

    Наступило "декретное время" - декреты о мире, о земле, о народной милиции, о суде и прочие заменили собой легитимно принятые законы.

    Автор отмечает, что у юридических рычагов новой власти встали весьма образованные люди, имеющие классическое юридическое образование, полученное в самых престижных университетах. Они, сменяя друг друга, руководили наркоматом юстиции, прокуратурой, судом.

    Один из них Николай Крыленко, выпускник Санкт-Петербургского университета, он же Главковерх, силой занявший бывшую царскую ставку в Могилеве и, по слухам, причастный к гибели генерала Духонина. В 1938 году Крыленко был расстрелян как враг народа.

    Такой печальной участи избежал Петр Иванович, в рождении Петерис Янович Стучка, тоже закончивший юрфак в Санкт-Петербурге. В революционные дни он был на связи с латышскими стрелками, после победы руководил юстицией и прокуратурой, в 1918 - 1920 гг. возглавлял правительство Латвийской советской республики, жестоко подавляя там "контру". Белые, заняв Ригу, обнаружили в подвалах многочисленные истерзанные тела. Петр Иванович вернулся в Москву, стал главой Верховного суда, удостоился чести быть похороненным у Кремлевской стены.

    Заместитель Крыленко Дмитрий Курский закончил Московский университет, тоже стал наркомом юстиции, был советским послом в Италии. Он автор многих работ по уголовному праву, ему принадлежит термин "пролетарское право", которое следовало создать взамен отринутого "буржуазного" права. Ушел из жизни в 1932 году при странных обстоятельствах, были подозрения, что покончил с собой.

    Были в руководстве и другие хорошо образованные, известные юристы. Это уже не "матросы с "Авроры". Как же могло случиться, что декреты, а позднее законы и другие решения, которые они генерировали и продвигали, обрекли страну и народ на жертвы и лишения?

    Автор книги считает, что виной двойная мораль. Вожди революции произносили правильные и привлекательные лозунги: "Власть - народу, земля - крестьянам, фабрики - рабочим", но на деле думали лишь о том, как сохранить попавшую в их руки власть. Сделать это было можно, опираясь на устрашающие репрессии. Так появились вместо судов ВЧК и ревтрибуналы, которые были "свободны в выборе средств", а институт адвокатуры был вовсе упразднен. У крестьян вооруженные продотряды выметали хлеб до последнего зернышка, а тех, кто протестовал, называли "кулаками" и высылали в дикие края, могли также расстрелять на месте по законам "военного коммунизма".

    Тонкая грань между правом и произволом была стерта, все стало эфемерным. Внешне "все вокруг колхозное, все вокруг мое", но по закону "о трех колосках" за каждый светит 10 лет без права переписки.