Новости

06.09.2018 07:29
Рубрика: Общество
Проект: В регионах

Семейный брак

Почему демографы голосуют за загсы
Много людей - много проблем? Или наоборот? Доктор социологических наук, профессор, член-корреспондент РАЕН, ведущий научный сотрудник Института экономики УрО РАН Александр Кузьмин ответил на главные вопросы о "российской популяции".

Александр Иванович, демография часто ассоциируется с длинными колонками цифр в статистических отчетах. А с недавних пор я представляю при этом и новый арт-объект - огромную надпись на крыше бывшего приборостроительного завода в Екатеринбурге "Кто мы? Откуда? Куда мы идем?". Вы действительно знаете ответы на эти вопросы?

Александр Кузьмин: Не на все, но на многие. Вы представляете, как и когда появилась демография? В 1662 году увидел свет трактат галантерейщика Джона Граунта о состоянии смертности и благополучия населения Лондона. Автор анализировал причины смертей. Искал закономерности и пытался понять, почему лондонские юристы живут дольше всех. Кстати, сейчас такой же феномен демонстрируют центр и юго-запад Москвы. Главный вопрос, которым занимается демография, - воспроизводство населения. Мы изучаем все закономерности этого процесса, связанные с социально-экономическими и природными условиями. Случайных тем нет - все взаимосвязано, как и в самой жизни.

Раз так, тогда начнем с "неслучайной" миграции. Как обстоит дело с миграционными потоками в Свердловской области?

У женщин изменился возраст рождения первого ребенка. Раньше рожали в 22 года, сейчас - в 31

Александр Кузьмин: Сейчас миграционная активность резко выросла. В 2017 году сменить место жительства внутри региона решили более 70 тысяч жителей. Это очень много, ведь так называемая "оптимальная" миграция составляет у нас около трех тысяч. Люди переселяются в другие города в поисках работы. Однако далеко не уезжают - за границы региона уехали в 2017 году только шесть тысяч человек. И всего 300 свердловчан захотели навсегда покинуть родину.

А куда едут чаще всего региональные мигранты? В Екатеринбург?

Александр Кузьмин: Не только. Самый распространенный сценарий таков: житель села или деревни перебирается в город. Хотя бывают и исключения. Например, население Пелыма - маленького поселка в Гаринском городском округе  -  стремительно выросло за несколько лет в три раза. Объяснение, конечно же, связано с экономикой - началом разведки месторождений нефти и газа на северо-востоке Свердловской области.

Если коротко, что волнует социологов и демографов больше всего?

Александр Кузьмин: Депопуляция населения. Это сокращение пополнения населения из "внутренних источников". Демографическая ситуация ухудшается по показателям естественного прироста. Главные причины - уменьшение числа россиян детородного возраста, снижение потребности в детях и непростые экономические условия. Если в советское время в Свердловской области проживало около пяти миллионов человек, то сейчас - четыре миллиона 325 тысяч, и этот процесс продолжается. Причем свердловчан становится меньше прежде всего за счет спада рождаемости. За 2017 год на Среднем Урале родилось на 11 процентов меньше детей, чем в 2016-м, - и такая тенденция характерна для всей страны. По показателям зачастую бьет и младенческая смертность - тревожная статистика, например, в Волчанске. Ситуация в целом по области такова: в прошлом году на 13,4 процента снизилось число родившихся по сравнению с благополучным 2014 годом. Получается, мы "потеряли" 15 детей из каждых 100, несмотря на то что государство поощряло высокую рождаемость - материнский капитал продолжал работать.

Вы можете назвать причину?

Александр Кузьмин: Демографическая яма. С 2014 года идет сокращение репродуктивного контингента свердловчан; в детородный возраст вступило малочисленное поколение конца тяжелых 90-х. Если еще четыре года назад (в 2014-м) в регионе было 63 тысячи мужчин и женщин детородного возраста, то в 2017 году - уже чуть более 53 тысяч.

О чем говорили на IX Уральском форуме "Демографическая и семейная политика в контексте целей устойчивого развития"?

Александр Кузьмин: Во-первых, мы пытались обобщить исторический опыт влияния демографических катастроф на динамику общественного развития. Анализировали, например, младенческую смертность в Екатеринбургском уезде более чем столетней давности, жизнь детей военной поры, уклад семей уральских танкостроителей, советские "ценности здоровья" и так далее. Интересные работы обсуждали по теме общественного здоровья и медико-демографических аспектов семьи. Как вам такое название: "Взгляд на болезнь Ивана Грозного глазами лечащих врачей В. И. Ленина"?

Какая же здесь связь с общей проблематикой конференции?

Александр Кузьмин: Прямая. Продолжительность жизни, например, тесно связана с уровнем развития медицины, и вклад геронтологов неоценим. Обсуждали социально-экономические факторы воспроизводства и миграции населения: от развития спортивно-оздоровительных услуг в Уфе до феномена внебрачной рождаемости в Якутске.

Внебрачную рождаемость вы изучаете отдельно?

Александр Кузьмин: Да, с точки зрения социологии это другое явление. Так же как и гражданский брак. Причем мои коллеги выяснили, что среднее число детей в гражданском браке намного меньше, чем в официальном (это данные Росстата). А между динамикой показателей "брачности" и рождаемости существует сильная корреляционная связь. Вывод - демографическая политика должна быть направлена на увеличение числа новых законных браков, недостаточно стимулировать рождение детей в уже существующих супружеских парах. Кстати, изменился возраст рождения первого ребенка. Раньше он составлял 22 года, сейчас - 31 год. Стали чаще рожать женщины за 30 и даже за 40 лет. Это тоже тенденция. Хотя общая установка на малодетность доминирует. Нужна новая цель - среднедетная семья.

В деревне и мегаполисе рождаемость наверняка разная...

Александр Кузьмин: Екатеринбург себя, увы, не воспроизводит. У нас нет двух требуемых детей на семью, на каждую городскую "ячейку общества" сейчас приходится в среднем всего 1,4 ребенка. Молодые семьи отказываются от рождения даже первенца. Мотивируют это низкими доходами, необходимостью платить за ипотеку. Хотя есть и другая тенденция - в крупных городах увеличилась доля семей с тремя детьми. Коллеги говорят о важности поддерживать этот процесс - ввести экономическое стимулирование в виде материнского капитала на третьего ребенка.

Как обстоит дело с продолжительностью жизни россиян?

Александр Кузьмин: Она зависит от многих факторов. Например, от реальной программы жизни, от уровня развития так называемого "самосохранительного" поведения… Увы, у нас оно, в отличие от репродуктивного, пока по-настоящему не изучается, ограничивается только пропагандой здорового и спортивного образа жизни. Сегодня в России средняя продолжительность жизни составляет около 70 лет, в Екатеринбурге этот показатель для лиц обоего пола - 73,42 года. Женщины живут у нас в среднем 78,4 года, мужчины на 10 лет меньше - 68,4. Продолжительность жизни в глубинке меньше, чем в Екатеринбурге, на четыре года. Это понятно: в мегаполисе люди ходят по врачам, берегут себя. И, конечно же, в большом городе другой уровень доходов.

Есть прогнозы, как изменится численность населения России? Сколько россиян будет жить, к примеру, через восемнадцать лет?

Александр Кузьмин: Росстат предлагает три сценария: низкий, средний и высокий. Согласно низкому (худшему) сценарию, в 2018 году численность населения в России составит 146,8 миллиона человек, а в 2036-м упадет до 136 миллионов 730 тысяч. Средний сценарий дает в 2018 году практически тот же прогноз, что и низкий, но предсказывает сокращение числа россиян к 2036 году только на один миллион - до 145 миллионов человек. Высокий прогноз полон оптимизма: почти 147 миллионов в 2018 году и более 157 миллионов в 2036-м - это плюс почти десять миллионов. Кстати, новая концепция пространственного развития РФ планирует увеличение продолжительности жизни россиян до 80 лет.

Это реально?

Александр Кузьмин: Одно из главных препятствий - "анклавизация" территорий, она возникает в условиях имущественного расслоения и роста миграции. Для устойчивого демографического развития России необходимо сократить социальное расслоение, добиться стабильного развития городов и сел на основе экономического роста и гарантий занятости. Хотелось бы зафиксировать эти события. Кстати, впереди нас ждет большая акция, к которой демографы уже готовятся, - Всероссийская перепись населения 2020 года.

Ожидаете поступления нового материала?

Александр Кузьмин: Не только, сами активно в ней будем участвовать. Знаете, какой самый сложный момент при опросах населения? Вопрос: "Владеете ли вы русским языком". Он почему-то стоит не в начале анкеты, и многие респонденты горячо возмущаются, когда его задают после долгого общения на чисто русском.

Ключевой вопрос

Какие рецепты укрепления семьи дают ученые?

Александр Кузьмин: Предлагают психологам и педагогам теснее взаимодействовать с родителями в начальной школе, говорят о необходимости воспитания уважительного отношения к институту семьи. И, кстати, просят поддержки СМИ в формировании установки на "ответственное родительство". Есть неплохие примеры господдержки семей в Свердловской области - например, в Талицком центре занятости ведут профессиональное переобучение особой целевой группы - женщин, находящихся в отпуске по уходу за ребенком до трех лет. Одновременно нужно искать резервы и внутри самой "ячейки общества". Скажем, социологи из Вологды выяснили, что более стабильны те семьи, где мужья активно помогают женам вести домашнее хозяйство и воспитывать детей.

Кстати

Опрос показал: в рейтинге жизненных ценностей жителей УрФО дети стоят только на четвертом месте (после взаимопонимания супругов и крепкой семьи, здоровья и карьеры).

Общество Семья и дети Общество Соцсфера Демография Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Свердловская область Екатеринбург
Добавьте RG.RU 
в избранные источники