Новости

06.09.2018 08:37
Из первых уст

Бизнес в космосе

Уральское оборонное предприятие готово работать на конкурентных рынках
Государство, в трудные годы поддержавшее предприятия ОПК заказами, теперь нацеливает их на то, чтобы учиться зарабатывать самостоятельно, наращивая долю гражданской продукции. О том, каковы в этом плане перспективы одного из крупнейших оборонных предприятий Урала - НПО автоматики имени академика Семихатова, почему оно внедряет современную бизнес-модель и участвует в проекте создания ракеты для космических туристов, рассказал генеральный директор объединения Андрей Мисюра.
 Фото: Татьяна Андреева/РГ Андрей Мисюра: Если наши конструкторы научатся выполнять коммерческие заказы, у предприятия есть будущее. Фото: Татьяна Андреева/РГ
Андрей Мисюра: Если наши конструкторы научатся выполнять коммерческие заказы, у предприятия есть будущее. Фото: Татьяна Андреева/РГ

Андрей Васильевич, НПО автоматики, в отличие от многих предприятий ОПК, достойно выдержало испытание "лихими 90-ми" и пережило кризис нулевых. Насколько устойчиво оно сегодня стоит на ногах?

Андрей Мисюра: В структуре нашего научно-производственного объединения три основных направления. Это завод, выпускающий серийную продукцию, в том числе по гособоронзаказу (ГОЗ), - системы управления, которые мы поставляем целому ряду оборонных предприятий России; подразделение, которое ведет опытно-конструкторские работы, в том числе по ГОЗ, а также довольно значительный гражданский сектор. В части серийной продукции мы полностью загружены заказами, причем, на перспективу - дальше 2019 года.

А что с гражданской продукцией - какова ее доля?

Андрей Мисюра: Пока на уровне 20-30 процентов. Но мы понимаем: ГОЗ - это хорошо, это неконкурентные благоприятные условия. Но чтобы предприятию уверенно, двумя ногами стоять на земле, нужно довести гражданский сектор до 50 процентов, а в перспективе - до 80-ти. Причем он должен быть диверсифицированным - рассчитанным на разные рынки. К этому и стремимся.

Это амбициозные планы. Часто директора ОПК утверждают, что и 50 - недостижимая цифра.

Андрей Мисюра: Многие предприятия производят монопродукт. Особенно это характерно для заводов, выпускающих конечные изделия. Мы же комплектаторы, и в этом наше преимущество. Когда мы разрабатываем систему управления для некоего объекта, приходится разбираться, как он работает. В результате возникают идеи выпуска еще каких-то смежных видов продукции, расширяется рынок. Если раньше изготавливали только классические приборы, то теперь в поле нашего зрения силовая электроника, преобразователи, моторы (например, в этом году на Иннопроме мы показали новый дизель для МАЗа, работающий на сжиженном природном газе), искусственный интеллект, датчики для нефтегазодобычи, лазерные приборы... Скажем, для сельхозтехники раньше мы выпускали только автоэлектронику, а сейчас разрабатываем системы беспилотного управления, машинного зрения.

С какими проблемами вам пришлось столкнуться, возглавив предприятие в 2016 году?

Андрей Мисюра: В то время проявились негативные долгосрочные тренды. Если вы помните, в сентябре 2015-го в России были введены отдельные банковские счета (ОБС) для гособоронзаказа, что вызвало коллапс финансовой системы многих предприятий, в том числе и нашего. Дело в том, что до введения спецсчетов у компании был один общий кошелек: единый бюджет, в рамках которого можно было компенсировать затраты, финансировать перспективные проекты, закупать товарно-материальные ценности (ТМЦ) впрок, то есть перераспределять деньги, компенсируя кассовые разрывы. Эта практика работала десятилетиями. Со спецсчетами так действовать невозможно - нельзя перекидывать деньги с одного заказа на другой.

Второй момент: мы находимся в середине цепочки - производим крупные системы и поставляем десяткам заказчиков и, в свою очередь, закупаем детали у тысяч комплектаторов. Все они, включая того, кто болты и гайки производит, теперь обязаны открывать спецсчета. Для мелких компаний это стало серьезной проблемой, и они начали массово отказываться от поставок по ГОЗ.

То есть введение спецсчетов негативно отразилось на оборонке?

Андрей Мисюра: Нет, государство правильно сделало, что стало считать деньги. Сейчас оборонщики уже научились работать с ОБС, но изначально мы просто оказались к этому не готовы. До смешного: представляете, у замдиректора по экономике и финансам имелась тетрадка, в которую он заносил кредиторскую и дебиторскую задолженность и другую информацию. Сейчас все данные в автоматизированной системе, их можно видеть в режиме онлайн, но еще два года назад ничего этого не было.

Чтобы предприятию уверенно, двумя ногами стоять на земле, нужно довести гражданский сектор до 50 процентов, а в перспективе - до 80-ти. Причем он должен быть диверсифицированным

То есть цифровизация - это не просто модный тренд, а необходимость?

Андрей Мисюра: Она становится проблемой для многих руководителей, которые работают давно. Ведь сейчас все могут увидеть их ошибки. Если внедряется автоматизированный учет, это означает, что руководитель прогрессивный, он сам хочет детально видеть состояние предприятия. Но этот процесс идет непросто. Скажем, у нас до сих пор не работает система контроля загрузки оборудования - огромное сопротивление внутри компании. Было основание считать, что некоторые товарищи подхалтуривали, используя заводское оборудование и материалы, которые остаются от основных заказов. Мы стали с этим активно бороться. Пока удалось внедрить мониторинг электропитания: видим, что станок потреблял электроэнергию в то время, когда он не должен был работать.

То есть коллектив инерционен?

Андрей Мисюра: Чтобы понимать, что и как необходимо исправить, нужно быть погруженным в процесс. В 2016 году я приехал в Роскосмос, там предложили провести аудит нашего производства и определить места основных потерь, а затем начать совершенствование бизнес-процессов. Я очень благодарен корпорации за эту помощь. Уже с осени 2016-го мы начали активно заниматься внедрением бережливого производства. В первую очередь там, где были максимальные потери - в подразделении, отвечающем за закупку товарно-материальных ценностей. Дальше занялись производственным планированием, которое на тот момент практически отсутствовало - планы отдельных подразделений не коррелировали между собой. Затем навели порядок с заключением договоров. Кстати, это не сугубо наши проблемы, они в той или иной мере свойственны всем оборонным предприятиям.

Возможно, большинство сотрудников возрастных, поэтому они так тяжело воспринимают новое?

Андрей Мисюра: Нет, средний возраст на предприятии - 42 года. Кстати, я считаю большим заблуждением утверждение, что инерция мышления - возрастная характеристика. Просто такой была корпоративная культура: люди считали это нормой. Поэтому новшества встретили довольно серьезное сопротивление.

Ну а единомышленники у вас есть?

Андрей Мисюра: Да, нам удалось создать команду, причем, привлечь на свою сторону и тех, кто поначалу был в оппозиции. Люди, конструктивно настроенные в отношении предприятия, его развития, настоящие профессионалы - первые наши союзники: они не боятся сопротивляться администрации, но при этом у нас общие интересы.

Это заблуждение, что инерция мышления - возрастная характеристика. Просто такой была корпоративная культура, поэтому новшества встретили довольно серьезное сопротивление

Какова сейчас главная задача?

Андрей Мисюра: Отладить бизнес-процессы на предприятии так, чтобы не срывать ГОЗ, создавать новую продукцию и не терять репутацию на гражданских рынках. В 1990-х многие коллективы, имевшие потенциал работы на гражданский рынок, выделились в отдельные предприятия. При этом использовали возможности НПО автоматики для своей коммерческой деятельности. Существовал ряд аффилированных компаний, учредители которых были руководителями подразделений НПО. Около 300 человек получали зарплату у нас, а работали в интересах этих компаний на оборудовании, приобретенном на средства НПО автоматики.

В 2017-м мы создали с нуля гражданскую службу. Не все идеально, есть болезни роста. Но, тем не менее, вы видели на Иннопроме новую продукцию, которую мы создали за полтора последних года. И потенциал неплохой. Теперь у нас прямые контракты с заказчиками, и эта продукция принадлежит НПО автоматики.

НПО автоматики ведет огромную работу с молодежью и школьниками. Зачем это вам?

Андрей Мисюра: Я не буду рассказывать красивых историй о том, что мы заблаговременно готовим для себя кадры. На самом деле никто не заставит человека прийти к нам работать, даже студента-целевика, что уж говорить о школьниках. Просто у нас на предприятии есть люди, которым это не безразлично. Мы государственная компания, а значит, должны обеспечивать интересы государства - не только выпуская изделия для обороны. Это социальная миссия. Мы много лет поддерживаем 110-й лицей, который входит в тройку лучших школ Екатеринбурга. У нас неплохие курсы по системам управления, робототехнике: наши дети побеждают в областных, федеральных конкурсах по этой тематике. Сотрудничаем с различными областными учреждениями по направлению космоса - центром "Золотое сечение", "Кванториумом". С 2016 года наши эксперты на уровне главных конструкторов направлений, то есть люди самой высокой квалификации участвуют в проектной смене УрФУ на Таватуе. У нас уже много лет проходят Семихатовские чтения…

НПО автоматики делает системы управления для основного российского носителя "Союз-2". Мы, безусловно, хотим участвовать в создании "Союза-5", и наше предложение вполне конкурентоспособно

Да, их победители в качестве награды получают поездку на Байконур, на пуск ракеты - думаю, впечатления у ребят совершенно незабываемые.

Андрей Мисюра: Я сам впервые присутствовал на пуске, будучи взрослым, это действительно незабываемо. Кстати, в музее НПО автоматики можно увидеть пуск ракеты в трехмерном изображении и поймать хотя бы тень того ощущения, что испытываешь на Байконуре. Задача нашего музея - не хранение запылившихся экспонатов, она принципиально другая: мы хотим показать детям, что в России есть промышленность, которой можно гордиться.

Необычное направление для оборонного предприятия - участие в проекте создания космического корабля для туристических полетов. Для чего это такой серьезной компании как НПО автоматики?

Андрей Мисюра: Компания "КосмоКурс" ставит задачу, за которую заплатят туристы: им не нужно проводить на орбите научные эксперименты, они хотят просто получить впечатления. И если цена будет не заоблачной, услуга окажется востребованной.

А у меня в этом свой интерес: я хочу, чтобы наши инженеры, которые привыкли решать задачи, связанные с обороной, с двойными технологиями, "поменяли" свои мозги - спроектировали изделие по конкретному техзаданию, быстро, качественно и дешево. Если наши конструкторы научатся выполнять коммерческие заказы, за будущее предприятия можно быть спокойным.

В России сейчас идет похожая работа по "Союзу-5": задача - сделать коммерческую ракету, которая станет основным средством выведения на орбиту для страны и для коммерческих пусков за рубежом. Так вот, после работы с "КосмоКурсом" мы эскизный проект для "Союза-5" в прошлом году сделали за три месяца (обычно на это дается год).

Ваше предприятие будет участвовать в проекте "Союз-5"?

Андрей Мисюра: Мы в этом очень заинтересованы. Сегодня НПО автоматики делает системы управления для основного российского носителя "Союз-2". Это практически серийная ракета (уже совершено почти 80 пусков), коммерческая. Сейчас идет речь о создании нового носителя. Мы, безусловно, хотим заниматься этой темой, но у нас есть конкуренты. Впрочем, наше решение вполне конкурентоспособно. В частности, наша разработка на 37 килограммов легче, чем определено в техзадании. Вывод на орбиту одного килограмма полезного груза стоит в среднем 10 тысяч долларов, следовательно, каждый пуск сэкономит стране 25 миллионов рублей или позволит отправить на орбиту дополнительный груз. По срокам мы можем выполнить работу на полгода раньше, чем заложено в ТЗ, по затратам на НИОКР тоже есть преимущество. Кроме того, у нас есть положительный опыт работы с иностранными заказчиками. Но главное, наши разработчики с огромным воодушевлением взялись за новую тему, поэтому мы будем бороться за эту работу. Надеюсь, уже осенью решение будет принято.

Справка

Андрей Васильевич Мисюра родился в 1981 году в Челябинской области. Окончил радиофак УГТУ-УПИ, Европейскую школу бизнеса и технологий. С 2003 года работал в НПО автоматики, прошел путь от техника первой категории до первого заместителя генерального директора по науке. В 2014-2016 годах был министром промышленности и науки Свердловской области. С мая 2016-го - генеральный директор НПО автоматики. Автор более 15 патентов и авторских свидетельств.

В регионах Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Свердловская область