14.09.2018 / 16:40
"Война и мир" в нотах и костюмах
Художник по костюмам спектакля Ольга Поликарпова рассказала "РГ-Стиль" о том, как создавались костюмы для главных героев и массовки, в чем специфика работы над оперными проектами и что общего между сценическим костюмом и архитектурой.
 Фото: Архивы театра
Фото: Архивы театра

Премьера этой версии "Войны и мира" на сцене Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко состоялась 28 марта 2012 года. В общей сложности для спектакля было создано около 800 костюмов: эта грандиозная работа принесла художнику Ольге Поликарповой номинации на премии "Золотая маска" (2013) и "Opera Awards" (2013), и диплом Российской Академии Художеств. Теперь, спустя шесть лет, опера-эпопея вновь возвращается на сцену театра - в обновленном виде. Во-первых, изменился исполнительский состав, во-вторых, активная гастрольная жизнь истрепала костюмы и реквизит, и часть из них была воссоздана.

Ольга, чем вас заинтересовал проект "Война и мир" и как вы над ним работали?

Ольга Поликарпова: На "Войну и мир" меня позвал в конце 2010 года художник-постановщик спектакля Владимир Арефьев, и я работала над ним почти 1,5 года. Конечно, проект заинтересовал меня масштабом: делать такую махину - большой драйв. В этой опере одних только персонажей около 70, и у каждого - свое лицо. Спектакль был настолько объемным, что работа шла без выходных. Такие масштабные постановки случаются очень редко, и то, что мне повезло участвовать в одной из них - большое счастье.

В чем специфика работы именно над оперными проектами?

Ольга Поликарпова: Самое главное в опере - музыка, которая тебя ведет. Не послушав, не поняв и не услышав ее, делать спектакль невозможно. Ты можешь сто раз обжить декорацию, но без "музыкального слуха" ничего не выйдет. Твои костюмы должны поддерживать музыку, а не перекрывать ее. У нее есть свой рисунок, ритм, у каждого персонажа - своя партия, мелодия, и ты тоже должен создать свою музыку - для глаз. А я, к сожалению, нередко наблюдала, как художники музыку попросту игнорируют.

А как изменился принцип работы над театральными костюмами за последние годы?

Ольга Поликарпова: Если проводить параллели с киноиндустрией, раньше театральный костюм сильно отличался от костюма для кино. Последний всегда был тщательно проработан, детализирован - особенно если речь шла о крупном плане.  А театральный костюм, особенно для музыкального театра, можно и нужно было делать более общим. Сейчас все существенно поменялось. Благодаря интернету на сайтах театров и театральных фотографов публикуется немало фотографий со спектаклей, позволяющих рассмотреть каждую пуговицу. Поэтому теперь задача усложнилась: с одной стороны, спектакль должен быть зрелищным, с другой - важно тщательно прорабатывать детали.

Какими вы видели главных персонажей "Войны и мира"?

Ольга Поликарпова: Владимир Арефьев придумал гениальную декорацию - белую комнату: она, по сути, стала главной и единственной на весь спектакль. Но в зависимости от происходящего на сцене действия, ее характер постоянно меняется: комната кажется просторной в "мире" и тесной в "войне". Мирное время - это легкость, простор и свет, военное - суровость, теснота и дым. По тому же сценарию разрабатывались костюмы. Цветовая гамма "мира" - нежная, теплая, сглаженная, а "война" - это сумрачность и запыленность в цвете и фактурах.

Кто для вас главный персонаж этой оперы?

Ольга Поликарпова: Наташа Ростова. Несмотря на то, что по ходу действия в ее жизни происходит немало перемен, сама она не меняется, сохраняет себя. Поэтому она у меня всегда в белом - в ее костюмах меняются только фактуры. Особенно важна последняя сцена, когда Наташа встречает Андрея в избе в Мытищах, и они танцуют свой вальс - отголосок ее первого бала, ключевой сцены спектакля. В этой сцене они олицетворяют находящихся среди гари и пыли войны ангелов, и вальс здесь - это воспоминание, символ беззаботности и утраченного счастья. А в сцене бала вместе с героями его танцуют их многочисленные двойники в идентичных костюмах, только тон белого у них несколько другой, более фоновый.

Белый цвет проходит лейтмотивом через весь спектакль.

Ольга Поликарпова: Этот цвет для меня очень важен, я люблю его использовать, правда не нестерпимо белый, а молочный, приглушенный. Моя мечта - сделать полностью белый спектакль.

А как создавался образ князя Андрея?

Ольга Поликарпова: Он решался в зависимости от сцены. Андрей почти всегда предстает перед зрителем в форме, и только в финале появляется в исподнем. Мы сознательно отказались от окровавленной одежды или повязки в последней сцене: все эти бытовые детали разрушили бы ее, а нам нужно было создать определенный образ. Андрей у нас не умирает на глазах у зрителей, он уходит за ряды солдат, которых, в свою очередь, тоже ждет скорая гибель...

В спектакле участвуют целые "батальоны" из массовки. Насколько вы ориентировались на то, как выглядела реальная военная форма того времени? Вас кто-то консультировал?

Ольга Поликарпова: Да, в опере много военных персонажей, причем из разных родов войск.   В общей сложности мы сшили 450 военных костюмов: 300 русских и 150 французских. Меня консультировал Павел Алехин (художник, реконструктор и преподаватель Школы-студии МХАТ - авт.), но оказалось, что не любая историческая форма вписывается в общий рисунок спектакля. Например, если бы мы следовали канонам, Андрей был бы одет в мундир черно-зеленого цвета.  Но я понимала, что на фоне белой декорации он бы смотрелся в нем похожим на муху. Так что, пришлось вносить коррективы. Точно так же не вписывался в драматургию сцены бирюзовый доломан (гусарская куртка со шнурами - авт.) полковника Денисова: я использовала более спокойный цвет. И свела к минимуму шитье на форме французских генералов. Одним словом, список отступлений от исторического материала получился весьма обширным.

Но, наверное, в театральном костюме не всегда можно, да и не нужно строго соблюдать историческую достоверность?

Ольга Поликарпова: Именно так, декорации и драматургия часто диктуют другие решения. Еще один пример: подлинные двууголки и кивера (военные мужские головные уборы - авт.) той эпохи были на порядок выше и шире, чем те, которые мы видим в спектакле. Тогда их воспринимали совершенно нормально, даже несмотря на то, что носили их отнюдь не исполины - например, рост Александра I, чьи двууголки хранятся в нескольких музеях составлял 178 см. Но сегодня они бы выглядели карикатурно, поэтому мы изменили их форму и крой. А вот ордена и детали на киверах мы старались делать узнаваемыми, аутентичными: бутафоры лепили их по подлинным картинкам.

По первому образованию вы - архитектор. Как вы пришли в профессию художника по костюмам?

Ольга Поликарпова: Я - нереализованная мечта моей мамы, она всегда хотела создавать костюмы. После 9-го класса мы пришли в Текстильный институт, но сразу услышали: "Вы не поступите. Сюда на таких машинах подъезжают, какие вам и не снились". Я поверила и стала искать что-то другое. Тогда я еще не знала, что есть и другие профессии, связанные с костюмом. Поэтому, увидев в справочнике вузов Архитектурный институт, решила поступать туда. И именно там встретила человека, который, как я считаю, научил меня видеть красоту: на третьем курсе к нам пришел потрясающий художник и график Олег Иванович Гроссе. Он был художником-постановщиком в кино, работал над фильмами "Карнавальная ночь", "Два Федора", "Таланты и поклонники", преподавал во ВГИКе. Как-то раз мы сидели у Олега Ивановича, и кто-то обронил, что самая прекрасная профессия для женщины - художник по костюмам. Эта мысль так укоренилась в моей голове, что я приняла решение: архитектурой заниматься не буду. Но МАРХИ все-таки закончила.

А потом вы закончили и Школу-студию МХАТ.

Ольга Поликарпова: Да, с отличием. Я училась на курсе "Художник по костюмам" Элеоноры Петровны Маклаковой - непревзойденного мастера, подлинного волшебника и замечательного человека. Ощущение магии и бесконечного счастья, которые царят на ее занятиях - то, что невозможно передать словами.  Уже на втором курсе я сделала спектакль с Олегом Табаковым, после чего стала получать и другие предложения.  А уже окончив Школу-студию и получив определенный опыт, я поняла, что все-таки занимаюсь не столько костюмом, сколько архитектурой. Потому что соотношение, построение - все это оттуда. Недаром есть выражение "построить костюм". Костюм - это архитектура.

Справка

Ольга Поликарпова - художник по костюмам, доцент Школы-студии МХАТ.

Участвовала в создании спектаклей для ведущих московских театров: "Берег утопии" (РАМТ), "Евгений Онегин" (Музыкальный театр им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко), "Отцы и сыновья" (Театр им. В. Маяковского).

Работала над выставками, посвященными истории костюма ("Старинный костюм в кино" в ГУМе и "Кино. Литература. Старинный костюм" в Государственном музее А.С. Пушкина).

Графика и эскизы Ольги Поликарповой хранятся во многих музеях, в том числе, в одном из Музеев Московского Кремля, Российской государственной библиотеке по искусству и в частных коллекциях России, Великобритании и Австрии.

Читайте также