1 сентября 2018 г. 13:50

Последняя затяжка

Рассказ деда-орденоносца о драме на золотом прииске

Уважаемая редакция!

С большим интересом читаю в вашем журнале (беру в библиотеке) воспоминания, рассказы об интересных людях, их судьбах.

Мой дед, Крашенинин Николай Михеевич (из-за ошибки писаря в Гражданскую войну стал Михайловичем), прожил яркую и трудную жизнь. Один из ее эпизодов я попытался отразить в своем рассказе, который посылаю вам для редактирования и публикации.

Очень надеюсь, что воспоминания моего родного человека окажутся достойными внимания вашего журнала.

С наилучшими пожеланиями!
Горный инженер-геолог
Виктор Федорович Крашенинин,
Омск

Мой дед Николай Михеевич Крашенинин.
Мой дед Николай Михеевич Крашенинин.

Мой дед, Крашенинин Николай Михеевич, до 29 лет был заядлым курильщиком, но бросил эту вредную привычку в одночасье - в 1928 году - раз и навсегда...

За шесть лет до этого он наглотался дыма Гражданской войны на Дальнем Востоке. Белогвардейцы с неимоверным трудом перевалили Яблоневый хребет и, преследуемые редкими отрядами ЧОНовцев, все дальше уходили на северо-восток с наивной мечтой добраться до Америки. Командиром одного из "Отрядов по ликвидации белогвардейских банд" (так они официально назывались) был мой дед, бывший крестьянин из села Тяжино-Вершинка Мариинского округа с четырьмя классами образования церковно-приходской школы.

После войны и окончания краткосрочных курсов горных мастеров деда направили заведовать прииском Сегинэ N1 Аллах Юньского приискового управления треста "Якутзолото". И оказалось, что война не закончилась...

Октябрь 1928 года. В бутарах (приборах для промывки золотого песка) начинает замерзать вода. Промывочный сезон можно закончить с чистой совестью, план перевыполнен. Но золото "прёт"! И все бы хорошо, но в округе появились хорошо вооруженные "лихие" люди. Единственный отряд красноармейцев, которому прииск раз в месяц сдает золото, брошен на поимку бандитов. А тут, как назло, съемки богатейшие - по пять и более килограммов драгметалла за сутки. В одну из метельных ночей сбежал кассир - от страха и слухов о кровавых расправах на соседних приисках...

По должностной инструкции дед должен был сам принимать золото с промприборов. Тут все и случилось...

Старатели прииска Соловьевский.

Дед уже ни на минуту не отлучался с приемного пункта, там и ночевал. Касса была сделана добротно, из лиственницы чуть ли не в обхват толщиной. Дверь - тоже из лиственничного тёса, обитого листовым железом. О чем он думал той ночью? Конечно, о хорошем. "Завтра-послезавтра придет отряд, сдадим золотой песок - и на "материк". И надо же ему было выйти на улицу по малой нужде, хотя ведерко в углу барака стояло. Но потерял бдительность мой родной человек. Вышел из кассы, уже на пороге перехватив цигарку из губ двумя пальцами левой руки...

Выстрел! Нет цигарки, нет пальцев!

Мгновенно назад: один засов, второй. "Наган" - на взвод. Сжал покрепче окровавленный кулак...

С той стороны осторожно подергали дверь, обошли кассу, исчезли. Тут и боль пришла. Двое суток ждал красноармейцев. А через много лет рассказал мне эту историю, когда я простодушно поинтересовался: "Деда, а кто тебе пальцы оторвал?"

Запись в Трудовой книжке деда о награждении орденом Ленина.

Осталась мне от деда его трудовая книжка с двумя записями выцветшими фиолетовыми чернилами в графе "Сведения о поощрениях и награждениях".

1942 г. 30 августа. Прииск Минор. Трест "Джугджурзолото" - "За хорошую работу награжден именными золотыми часами".

1950 г. 15 июня. "За долговременную безупречную работу в Золотой промышленности награжден орденом Ленина N 124516".

Страшно подумать: а если бы он в ту ночь держал папиросу в зубах? Не встретились бы мы с ним никогда. Не передал бы он мне любовь к геологии.

Ни разу больше в своей долгой жизни дед не закурил.