События года
Рубрика: Экономика

18.09.2018 11:27
Текст: Анна Скрипка (Белгород)

Лекарство для бюджета

Недофинансирование науки тормозит развитие фармацевтического кластера
Производители лекарственных препаратов для животных попали в непростую ситуацию. Обратившись за господдержкой отрасли, они узнали, что со стороны минсельхоза преференций для них нет, как и со стороны минпромторга. Между тем именно сейчас на федеральном уровне формируется новая стратегия развития фармпромышленности как одной из приоритетных отраслей экономики.
 Фото: Сергей Пятаков/ РИА Новости Зачастую научный потенциал сосредоточен в университете, а нужно, чтобы больше базовых кафедр открывалось на предприятиях. Фото: Сергей Пятаков/ РИА Новости
Зачастую научный потенциал сосредоточен в университете, а нужно, чтобы больше базовых кафедр открывалось на предприятиях. Фото: Сергей Пятаков/ РИА Новости

Точки пересечения

Компания "ВИК" в Белгородской области работает уже четыре года. Сейчас на производстве насчитывается свыше 200 специалистов, а площади заводов превышают десять тысяч квадратных метров. Коммерческий директор Сергей Каспарьянц напоминает, что так было не всегда.

- Мы начинали с предприятия в 1200 "квадратов", - говорит он.

Тогда завод расположился на территории первого белгородского промпарка, фирма получила компенсацию затрат на строительство и ряд других преференций, предусмотренных региональным законодательством. Однако на этом поддержка закончилась. Сказать, что это стало для предприятия непреодолимым барьером, - нельзя. Сегодня "ВИК" - экспортер препаратов в 20 стран мира, в том числе государства Европейского союза. В руководстве продолжают строить планы расширения, заявили о новых вложениях в 1,5 миллиарда рублей, а также о намерении расширить географию экспорта. Однако о прорехе в российской нормативной базе Сергей Каспарьянц говорит с нескрываемым сожалением.

- Мы к фармацевтике имеем отношение, с одной стороны, прямое, а с другой - косвенное. Ведь мы занимаемся здоровьем животных, - отмечает он. - В представлении большинства обывателей это препараты для кошек или собак, и, конечно, таковые у нас есть, но в первую очередь мы обеспечиваем производство продуктов питания.

Развитое белгородское животноводство после старта стратегии импортозамещения стало требовать отечественные лекарства и биодобавки. Спрос возрос в стране в целом. Однако, как отмечает Каспарьянц, отрасль производства ветеринарных препаратов достойна самого пристального внимания со стороны государства, ведь проблема здоровья животных касается напрямую и человека.

- Это и общие заболевания людей и животных, и такая актуальная тема, как резистентность микроорганизмов к антибиотикам, - поясняет он. - Ветеринария, образно говоря, это младший брат фармацевтики. Но при этом мы работаем в одном правовом поле. Нет никаких целевых программ поддержки производителей ветеринарных препаратов, субсидий и льгот. Единственное, что мы получили, это компенсацию капвложений при строительстве здесь - в промпарке. Когда мы обращаемся в минпромторг, там говорят: "Вы подконтрольны Россельхознадзору, идите в минсельхоз. А там, в свою очередь, отвечают: "Ребята, у вас же не сельхозпродукт, значит, вам ничего не положено". Мы написали письмо с просьбой включить нас в стратегию развития фармации - 2030, и до сих пор ответа нет.

Наука развивать

Представители традиционной фармации в свою очередь отмечают, что, несмотря на господдержку, им хватает других проблем. Генеральный директор группы компаний "Пик-Фарма" Борис Мариничев обращает внимание, что предприятия ГК тоже базируются в белгородском промпарке. Начинали и развивались практически параллельно.

- Однако регуляторика в области регистрации лекарственных средств несоизмеримо сложнее, чем в области фармацевтики, - сравнивает он работу отрасли и ее "младшего брата". - Новый препарат вывести на рынок - большая проблема. От патента на оригинальную субстанцию до выхода - десять лет, и то - хорошо, если уложимся. Как за границей? Да то же самое. В этом плане российское законодательство базируется на основе международных практик. Однако объем инвестиций у нас несоизмеримо больше. Конечно, я рад успеху коллег, ведь нам выход в страны Евросоюза полностью заказан. Цена вывода в среднюю страну ЕС одного, подчеркиваю, всего лишь одного препарата - это 50 миллионов евро. Можно два завода построить на эти деньги. Потому мы экспортируем сейчас только в страны СНГ.

Представители бизнес-сообщества в рамках встречи с директором департамента развития фармацевтической и медицинской промышленности минпромторга Алексеем Алехиным все эти проблемы озвучили и не стали скрывать, что на новую стратегию развития отрасли возлагают большие надежды.

Процесс внедрения разработок идет не так быстро, как хотелось бы обеим сторонам. Однако для взаимодействия ученых и бизнеса есть все условия

Чиновник, в свою очередь, пояснил, что в знаковом документе постараются все учесть, однако главная миссия государства в поддержке отрасли - это не только финансирование бизнес-проектов.

- В стратегии развития фармпромышленности уделяется внимание вопросу трансляции научных разработок в промышленность, - отмечает Алехин. - Практика показала, что зачастую финансирование "долины смерти" разработок не пользуется большим спросом. Гораздо больше предприятия отрасли нуждаются в том, чтобы государство обеспечило проверку концепта и доказательную базу для того, чтобы в дальнейшем компания подхватила разработку. И уже создан ряд инструментов для этого. Например, субсидирование части затрат на разработку: есть два постановления. Первое предполагает компенсацию затрат как на более ранней фазе, вплоть до закупки лабораторных животных, так и на более поздней - регистрационной, когда есть уже жесткие обязательства по выходу препарата на рынок. Сейчас идет недофинансирование именно науки как таковой, которая и занимается созданием лекарственных форм в качестве основы для препаратов.

К слову, о подобных барьерах между научным сообществом и реальным производством в региональном фармкластере, куда входит еще и профильное подразделение Белгородского госуниверситета, никто и не сказал. Заместитель директора Медицинского института по международной деятельности, руководитель направления "Фармация" Ирина Спичак лишь отметила, что процесс внедрения разработок идет не так быстро, как хотелось бы обеим сторонам. Однако для взаимодействия ученых и бизнеса есть все условия.

- У нас тесное взаимодействие с индустриальными партнерами, - уточняет она и приводит в пример и ГК "Пик-Фарма", и компанию Abbot. И хотя в вузе уже много лет делают акцент на подготовке кадров с помощью и на заказ бизнес-структур, о НИОКР для последних теперь говорят все увереннее. - Мы предлагаем для производства и уже разработанные в наших лабораториях продукты, а также выполняем заказы на разработку. Университет хорошо оснащен, и это решает многие вопросы производства. Однако пока научный потенциал базируется в университете, а нам бы хотелось открывать как можно больше базовых кафедр на предприятиях. Интерес к этому есть от наших партнеров, они уже встали на ноги и готовы к такому сотрудничеству.

Рынок знаний

Ученые же готовы предложить не только исключительно фармразработки. Глядя на популярность косметических средств и рост самой отрасли их производства, в университете разрабатывают свои рецептуры - на основе местных глин и растительности.

Алехин подчеркивает, что сейчас перед отраслью поставлена задача покорить международный рынок, и сделать это можно экспортируя не только продукцию, но и технологии, разработки.

- Нам необходимо позиционирование отрасли с точки зрения центров компетенций, - отмечает он. - Сообща бизнес и наука на разных конференциях могут это сделать. Например, едут ученые - берут с собой представителя предприятия, и наоборот. Конечно, пока мы "раскачаемся", пройдет пара лет, но мы уже начали, и эффект есть. В Китай, к примеру, возили фабрику, которая начинает производить экстракты. Вся китайская медицина базируется на этом, и наша презентация заинтересовала многих. Вот именно так и нужно продвигать ту же нашу косметику и многое другое, что производится с пометкой "эко".

По словам чиновника, это одна из точек роста. Вторая - кооперационные связи с соотечественниками за рубежом. Именно они, по его мнению, дают возможность продвижения российских разработок и продуктов на мировой рынок.

Представители бизнес-сообщества с этим согласились, однако заметили, что нормативная база должна стать более гибкой. Отрасль меняется: крупные компании, наряду с выпуском лекарств, производят БАДы или те самые добавки для животных, которые, как уже говорилось, не имеют никаких преференций. Предприниматели напоминают, что стоит убрать барьеры и немного помочь в производстве - это сразу же отразится на налоговой базе. Пока же громоздкое законодательство заставляет бизнес идти на хитрости, и это признают даже в минпромторге.

По словам Алехина, есть более 20 компаний, которые выпускают медпрепараты, пользуются поддержкой, закупают оборудование, а потом, переформатируя его, начинают производить те же лекарства для животных.

- Нам тоже такое предлагали, - добавляет Сергей Каспарьянц. - Но это как-то неэтично. - Надо понимать, что на этом рынке мы соревнуемся с настоящими фармгигантами, бюджеты которых - это миллиарды долларов. Так что без поддержки нам нелегко.

Прямая речь

Алексей Алехин, директор департамента развития фармацевтической и медицинской промышленности минпромторга:

- С минсельхозом мы сейчас находимся в активном диалоге по поводу поддержки производителей ветеринарных препаратов. Это большой сегмент, и он важен с точки зрения обеспечения продовольственной безопасности, но, каким образом мы сможем перераспределить средства для их поддержки и какими еще мерами будем помогать нашим производителям ветеринарных препаратов, пока неизвестно.