Новости

02.10.2018 18:30
Рубрика: Культура
Проект: В регионах

В греческом зале

Премьеру "Демагога" по пьесе Кирилла Фокина показали на фестивале "Александринский"
Античным трагедиям на фестивале "Александринский" предшествовали атлантические штормы. Премьера спектакля "Демагог" Хуго Эрикссена в программе молодых режиссеров на Новой сцене шла вслед за театральной инсталляцией "Жажда" латвийского художника Вольдемарса Йохансонса. Объединяло два действия, о которых говорят теперь не только в Петербурге, эффект личного присутствия и непосредственного участия в природных катаклизмах и исторических событиях всех, кто попадал в темные пространства двух залов и оказывался реальным свидетелем стихийных явлений и круговоротов истории. Редкий и дерзкий, на сегодня в театре совсем не акварельный жест.
Андрей Калинин (Клеон) и Сергей Паршин (Фукидид) погрузились в проблемы героев античных времен. Фото: Анастасия Брюханова Андрей Калинин (Клеон) и Сергей Паршин (Фукидид) погрузились в проблемы героев античных времен. Фото: Анастасия Брюханова
Андрей Калинин (Клеон) и Сергей Паршин (Фукидид) погрузились в проблемы героев античных времен. Фото: Анастасия Брюханова

Ветер, шум, дождь… Черные волны, готовые унести человека, как песчинку. Мрак вместо линии горизонта. Пена, будто извергаемая вулканом… Приходилось ли вам бывать зимой на Фарерских островах? Ночью? На побережье Атлантического океана, во время шторма? Латвийский художник Вольдемарс Йохансонс, автор аудиовизуальной инсталляции, изображающей атлантический океан в бурю, утверждает, что в естественных условиях наблюдать подобное невозможно - страх всегда побеждает восхищение. Океан им был перенесен в театр, дающий гарантию физической безопасности человека практически при полной идентичности ощущений. Запись звука - живая, видеосъемка - одним дублем, без монтажа и склеек. Брызги сверху по невидимым трубам не натуральной океанической водой, конечно, но вполне убедительные, для того чтобы почувствовать себя молекулой в мировой истории океана. Зачем?

Затем что природная стихия помогала совершить в веках правильную эмиграцию в античность, которую в другом театральном зале нового пространства Александринки предлагали пережить три молодых (< 30 лет) человека, взявшиеся за очень сложную тему и сделавшие на время спектакля "Демагог" Афины 432 года до Рождества Христова вашей первой реальностью. Художественный эксперимент не менее рискованный, чем долгое наблюдение с камерой за зимним штормом с одной точки...

Их имена стоит запомнить. Недавний выпускник Щукинского училища, ученик Римаса Туминаса режиссер Хуго Эрикссен, чье творчество не обещает легких эмоциональных удовольствий, но производит яркое эстетическое впечатление. Как в его спектакле "Демагог", где статичная выразительность античных масок оказалась подкреплена прекрасными актерскими работами корифеев Александринского театра: Семена Сытника (Перикл), Сергея Паршина (Фукидид), Виктора Семеновского (Анаксагор), и молодых: Ивана Ефремова (Аристофан), Андрея Калинина (восходящий политик Клеон), Полины Тепляковой (жена Клеона Миррина, кстати, единственный вымышленный персонаж в этой истории, - прим. "РГ").

Следующий восклицательный знак - рядом с фамилией композитора Андрея Бесогонова, который выпустил второй спектакль с режиссером Хуго Эрикссеном и написал альбом к "Демагогу". Его музыка стала мощным союзником всех героевю. В альбом (отдельное и самодостаточное произведение искусства) вошли и пронзительная лирическая тема Клеона с его женой Мирриной, и страшно саднящий голос "мора" - эпидемии, которая унеся жизни четверти населения города, оказалась хуже любой войны. И роковые мотивы необратимости решений афинских "собраний советов", определяющих судьбы правителей города…

Афины 432 года до Р.Х. станут вашей первой реальностью

Наконец, знакомьтесь, лидер - молодой драматург Кирилл Фокин, первым из этой тройки обратившийся к героическим событиям Древнего мира, вместивший гигантские размахи трагедий античного театра в рамки одной пьесы, обобщивший опыт двадцатипятилетней Пелопонесской войны и выделивший ключевые моменты ее раннего, менее изученного периода. Историю он рассказал через развитие характеров людей. В своей одноименной пьесе он пошагово проследил путь реального исторического лица - Клеона, после которого понятие "демагог" стало именем нарицательным. На примере Древней Греции изучил несовершенство механизмов демократии и все уловки способов манипуляции мнением толпы. Кстати, интересная режиссерская находка: все афинское общество в спектакле - демос - исполняет один человек с планшетом вместо лица, выражение, настроение, пол и возраст которого меняется каждые четыре секунды.

Повествовательный дар у Кирилла Фокина очевиден, но прежде всего поражает масштаб его исследовательской работы - здесь им был проделан колоссальный труд. Практически все в тексте соответствует исторической правде. Пьеса была написана им четыре года назад под впечатлением от курса древнегреческой истории (любопытно, что истфак МГУ дает не только фундаментальные знания, но и мощные творческие импульсы к созданию художественных произведений, - прим. "РГ"). Как молодой автор, он консультировался со специалистами по истории Древней Греции с исторического факультета МГУ. И достиг в своей первой пьесе архитектуры мысли, близкой к идеальной.

За четыре года, прошедшие с того момента, он изучил диапазон эмоционального опыта людей от героев античных времен, веривших, что боги могут жить среди них и управлять ими, до сверхчеловека будущего, мало полагающегося на высшие силы и способного не только полностью контролировать свое тело, но и целиком корректировать свое сознание. Причем фокусы со временем Кирилл Фокин освоил с мастерством рук иллюзиониста: приглашать в будущее своего читателя или зрителя для него так же естественно, как и увлекать за собой в античное прошлое. В новой книге Кирилла Фокина "Лучи уходят за горизонт" человечество переходит от кровопролитных войн к информационным, а оттуда - к меняющим мир психологическим "гуманитарным интервенциям". Изменением реальности занимаются люди, прошедшие полный курс нейробиологического программирования; и кто знает, останется ли полуфантастическим этот термин уже лет через двадцать, или войдет в разряд таких же обыденных, как сегодня античное слово "демагог"?

В фантастической повести "Огонь" Кирилла Фокина будущее приобретало черты свершившегося прошлого. В пьесе "Демагог" прошлое менялось позициями с ближайшим будущим. В близком к эпическому произведению роману "Лучи уходят за горизонт" время вообще, кажется, стремится к тому, чтобы перестать существовать. Допустим, хотя бы когда людям начинает нравиться думать, что они могут уйти в любой момент, который выберут сами. И не возникнет вопроса, какая история - главная: античная, современная или альтернативная будущая. Чем дальше веков вперед, тем больше шансов, что все ответы на вопросы истории уже даны.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"

Культура Театр Драматический театр Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Санкт-Петербург Театральный сезон 2018-2019 Театр с Ириной Корнеевой
Добавьте RG.RU 
в избранные источники