Новости

04.10.2018 18:48
Рубрика: Власть

Кто рассудит адвокатов

Реформа адвокатуры вызвала жесткие разногласия
Глобальная реформа адвокатуры зашла в тупик, считают многие адвокаты. Концепция реформирования, разработанная минюстом при участии представителей адвокатуры, как полагают, получила одобрение в центре и на местах. Однако ряд адвокатских образований в регионах высказались против нововведений. Возникло даже протестное сообщество "статусных" и свободных адвокатов "Адвокатская инициатива-18", их съезд прошел под знаком резкой критики реформы.
От того, какая концепция адвокатуры будет выбрана, зависит качество юридической защиты граждан. Фото: depositphotos.com От того, какая концепция адвокатуры будет выбрана, зависит качество юридической защиты граждан. Фото: depositphotos.com
От того, какая концепция адвокатуры будет выбрана, зависит качество юридической защиты граждан. Фото: depositphotos.com

Обсудить сложившуюся ситуацию решили в Гильдии российских адвокатов на совместном заседании ее президиума и исполкома. Эта независимая, авторитетная ассоциация адвокатов, чьи представители работают во всех субъектах Федерации и во многих зарубежных странах, всегда играла позитивную роль в консолидации адвокатских рядов. Вот и теперь президент ГРА, ректор Российской академии адвокатуры и нотариата, доктор юридических наук, профессор Гасан Мирзоев считает, что в адвокатуре не место раздраю и склокам.

Гасан Борисович, почему в адвокатуре такие волнения по поводу реформы? Иногда в шутку говорят: два адвоката - три мнения. Возможно, причина в этом, в полярности интересов, особенно меркантильных, поскольку речь идет о "реформировании рынка юридической помощи"?

Гасан Мирзоев: Такое "рыночное" название концепции реформы многим представляется неудачным. Ее авторы предлагают объединить всех адвокатов и юристов, не имеющих адвокатского статуса, в "один цех", чтобы все могли на равных участвовать в судебных процессах и другой адвокатской деятельности.

Но это будет уже другая структура.

Между тем адвокатура выполняет важную конституционную функцию в государстве по защите прав и законных интересов граждан, и в таком ответственном деле раздрай - не лучший помощник.

Но я помню времена и покруче. После распада СССР адвокатура жила, что называется, без руля и без ветрил. Мне довелось принимать участие в подготовке первого закона об адвокатуре как депутату Госдумы, тогда мало кто верил в его успех. Но все же удалось снять все острые противоречия, закон был принят, и все встало на свои места на долгие годы.

Успех реформы во многом будет зависеть от внутренней культуры самих адвокатов и от умения руководства выстроить неконфликтные отношения с адвокатской общественностью.

По мнению представителей "Адвокатской инициативы-18", новый "проект Клишаса", подготовленный в комитете Совета Федерации, грозит разрушить нынешнюю адвокатуру и превратить эту независимую, самоуправляемую организацию в "министерство адвокатуры" с властными полномочиями Федеральной палаты адвокатов и несменяемостью руководителей региональных палат.

Гасан Мирзоев: Я не вижу какой-либо крамолы в позиции представителей "Адвокатской инициативы-18". Они говорят многие верные вещи. Например, обновление руководства палат идет методом ротации - на каждых выборах вводят в Совет палаты часть новых членов. Иногда случается - не самых авторитетных, а более лояльных, взамен несговорчивых. Главу палаты избирает этот Совет, и есть случаи, когда состав Совета полностью сменился по ротации уже трижды, а президент все тот же. По словам адвоката Юрия Кручинина, в руководстве ряда палат сложились "устойчивые семейно-родственные отношения". Насмешка, да ведь не на пустом месте.

Теперь идут споры, ограничить президентство двумя сроками или разрешить и третий? Но есть другой выход: избирать главу палаты не келейно, а общим, прямым, тайным голосованием. И если талантливый человек доказывает свою состоятельность успешным руководством, люди будут избирать его и на третий, и четвертый, и пятый срок.

Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова считает, что адвокатская монополия на защиту, если она будет сохранена, сужает возможности людей выбрать того защитника, который лучше и доступнее. Не секрет, что многие "статусные" адвокаты за монополию, но ведь что греха таить, титулованный защитник далеко не каждому по карману. Может быть, пора что-то менять?

Гасан Мирзоев: Мы - за обновление. Но вопрос в том, кого и как будут принимать в адвокатуру на облегченных условиях, по упрощенной схеме? Приведу недавний пример: к нам, в Российскую академию адвокатуры и нотариата направили 24 студента юридического института, у которого была отозвана лицензия. Нам поручили принять у студентов выпускные экзамены. Не сдал ни один, потому что в том вузе они не учились, а фактически покупали дипломы.

Надо ли плодить такие "кадры"? В Москве уже сегодня более 10 тысяч адвокатов, они обрывают телефоны граждан, предлагая свои услуги, пишут объявления на столбах: "Решу любой вопрос" и цену этого вопроса. Поэтому мы за сбалансированное обновление. Все надо делать с умом, в том числе - сначала глубоко изучать положение в судопроизводстве и юридических структурах, а затем уже писать и продвигать концепции реформ.

Татьяна Москалькова, да и многие другие обращают внимание на слабую защищенность адвокатов со стороны государства, особенно в критических ситуациях, когда в адрес адвоката сыплются угрозы от криминальных структур и проигравших участников процесса. Судей, следователей, прокуроров в таких случаях берут под госзащиту, а народных защитников?

Гасан Мирзоев: Это большая проблема, незащищенный адвокат - это незащищенный человек, говорит Москалькова, и она права. Но, к сожалению, адвокат сегодня слабо защищен не только извне, но и внутри своей корпорации. Защищать труднее, чем обвинять. Защищая доверителя, мы не обладаем полномочиями, которые позволяют противостоять обвинению, хотя уголовный процесс провозглашен состязательным. Надо менять законы, усиливая защиту и судебную власть, которая пока всегда слабее власти исполнительной, особенно на местах.

Концепция не решает этой задачи. Скажем, палата может лишить адвоката полномочий за его критичность, а Федеральная палата отстранить от должности избранного руководителя региональной палаты. Некоторые даже язвительно называют такое положение "введением внешнего управления". Мы забываем, что адвокатура - это независимое и самоуправляемое сообщество, во главе угла которого всегда должен стоять человек, защита его законных прав и интересов. Реформируя адвокатуру, надо менять и подходы, и многие законы.

Адвокат сегодня слабо защищен не только извне, но и внутри корпорации. Защищать труднее, чем обвинять

Адвокатуру нередко обвиняют в том, что она "своих не сдает", покрывает промашки, а то и прямые нарушения со стороны отдельных адвокатов. В свое время руководившая профильным отделом минюста Елена Борисенко даже сетовала, что у вас отсутствует "способность к самоочищению". Как же тут не вмешиваться руководству Федеральной палаты?

Гасан Мирзоев: С той поры многое изменилось, нынче адвокатуру чаще обвиняют в излишней жесткости в оценке нарушений. Вот конкретные цифры: в 2014 году 351 адвокат был лишен статуса адвоката, в 2017 году - 357 человек, примерно так же в 2015 и 2016 годах. Разве это не самоочищение? Недавно в медийном пространстве был поднят шум, адвоката привлекли якобы за выступление на митинге. Адвокат - такой же полноправный гражданин, как все, он может вступать в партии, участвовать в митингах, ходить на демонстрации.

Но если он пытается выиграть конкретное дело не в судебном заседании, а на базарной площади, будоража общественность, к нему будут вопросы. Адвокат - не шут на ярмарке, надо дорожить своим званием, положением, воспитывать в себе личную и юридическую культуру. Вот почему адвокатское сообщество строго к себе и к тем, кто намеревается войти в этот "клуб избранных".

Власть Право Происшествия Правосудие Охрана порядка Проблемы адвокатуры