Новости

15.10.2018 20:28
Рубрика: Культура

Ховенщина

В Петербурге Иво ван Хове представил спектакль по классику Купейрусу
Международный театр Амстердама показал на 28-м Международном театральном фестивале "Балтийский дом" спектакль Иво ван Хове "То, что проходит мимо". Фламандец Иво ван Хове - один из грандов европейского театра; его стиль определяют как "максималистический минимализм". Лет пять назад ван Хове показал на петербургском фестивале спектакль "Русские!" по Чехову. В этот раз он привез постановку, в основе которой произведение голландского классика Луиса Купейруса. Патологические проявления человеческой природы от инцеста до истерии в романе окрашены мрачной меланхолией.
По мнению режиссера, роман начала ХХ века больше резонирует с нашей эпохой, нежели с собственным временем. Фото: Jan Versweyveld По мнению режиссера, роман начала ХХ века больше резонирует с нашей эпохой, нежели с собственным временем. Фото: Jan Versweyveld
По мнению режиссера, роман начала ХХ века больше резонирует с нашей эпохой, нежели с собственным временем. Фото: Jan Versweyveld

Иво, вы уже приезжали на фестиваль "Балтийский дом".

Иво ван Хове: Получить приглашение представить свой спектакль на этом фестивале и вообще в стране, в которой театр ценят как общественное явление, - большая честь. Тем более если речь идет о спектакле, поставленном по произведению классика нидерландской литературы.

Роман Купейруса "О старых людях, о том, что проходит мимо" - это такой нидерландский вариант саги о Форсайтах. Вы часто обращаетесь к семейным историям. Для вас семья - это своего рода метафора общества?

Иво ван Хове: Конечно. В самом начале романа Купейрус задает большой вопрос: не отжил ли институт семьи свое? Потому что семья - это нечто сковывающее, лишающее человека свободы, независимости. Этот же вопрос можно перенести на общество. Мне кажется, сейчас во всем мире появляется все больше ограничений. В буквальном и метафорическом смысле. Такое ощущение, что мы постепенно возвращаемся в викторианскую эпоху. Вообще, это удивительно, но текст романа Купейруса, написанный в начале ХХ века, намного больше резонирует с нашей эпохой, нежели с собственным временем. Он о человеческих фрустрациях, о нашем страхе перед старостью, перед смертью, о том, как тяжело прощаться с жизнью даже тем, кто уже отжили свое. И он также о молодых людях, которые пытаются найти себя в мире...

Купейрус отличался пристальным вниманием к тому, что находится за внешне благополучным фасадом цивилизации. На Западе его сравнивают с Золя, а у нас с Львом Толстым.

Иво ван Хове: Сравнение с Толстым для нас большая честь. Но на мой взгляд, Купейрус все-таки более специфический писатель, он писал о реалиях, которые присущи только Нидерландам.

Мне ваш спектакль не показался специфическим...

Иво ван Хове: Это было нашей целью - сделать спектакль "универсальным", приблизить его к древнегреческой трагедии.

Да, одетые во все черное, персонажи в спектакле подобны древнему хору, транслирующему ощущение тревоги, которая душит все желания и мечты.

Иво ван Хове: Петер Штайн, который научил меня анализу пьесы и ее переводу в конкретную форму, научил меня и тому, что для каждой пьесы нужно придумать свое пространство - содержание текста и форма неразрывно связаны. На этот раз мы с моим многолетним партнером, сценографом Яном Версвейвельдом, отталкивались от того, что на второй странице романа описывается пространство - как вечная гостиная. Для нас она стала гостиной смерти, чистилищем, потому что происходящее в романе указывает на это. И там есть один магический момент, когда действие на секунду оказывается в раю...

Я убежден, что актеры не должны имитировать реальность - переодеваться, клеить бороды и прочее

Но при этом вы не апологет вербатима, реализма на сцене. Ту же сагу Купейруса вы насытили хореографией.

Иво ван Хове: Да, мы убрали почти весь натурализм. И кстати, я убежден, что актеры не должны имитировать реальность - переодеваться, клеить бороды и прочее. Для меня очень важно, чтобы они в своих персонажах находили что-то свое и привносили это в спектакль. На мой взгляд, искусство не отражает реальность, это дело газет и телевидения. От искусства люди ждут другого. Я согласен с Гарольдом Пинтером, который, принимая Нобелевскую премию, сказал, что театр должен давать возможность заглянуть за зеркало реальности.

Парадоксально, что, отказываясь от реальности на сцене, вы тем не менее часто беретесь за сценическую адаптацию киносценариев - от "Гибели богов" Лукино Висконти и "Теоремы" Пазолини до "Сцен из супружеской жизни" Бергмана и "Мужей" Джона Кассаветиса.

Иво ван Хове: Не так уж часто, как кажется. Просто я один из первых, кто начал работать со сценариями, может, поэтому это так бросается в глаза. А взялся я за сценарии, потому что в них я находил темы, персонажей и экстремальные ситуации, которые не смог найти в пьесах. Например, премьера моего спектакля по сценарию голливудского фильма "Нетворк" ("Телесеть" - фильм, снятый Сидни Люметом в 1976 году. - Прим.ред.) в Нью-Йорке. Обращение к киносценариям для меня своеобразный тренинг - каждый раз нужно изобретать театральное решение для воплощения на сцене того, что было изначально предназначено для экрана. Это как будто вы первым поставили "Гамлета".

Кстати о "Нетворке". Почему именно за него взялись?

Иво ван Хове: Потому что этот фильм рассказывает о том, как медиа постепенно скатывается в популизм. На мой взгляд, это одна из самых важных современных проблем.

Культура Театр Драматический театр