Новости

15.10.2018 20:23
Рубрика: Культура

Засветили в лицо

В прокате - фильм Гаспара Ноэ "Экстаз"
Середина 90-х, Франция. Группа молодых танцоров со всей Европы сначала проходит кастинг, а затем запирается в каком-то бункере, чтобы отрепетировать танцевальный номер.
Фильмы Ноэ - как пустой сосуд или тест Роршаха: вы сами наполняете показанное вам изображение смыслом. Фото: "Вольга" Фильмы Ноэ - как пустой сосуд или тест Роршаха: вы сами наполняете показанное вам изображение смыслом. Фото: "Вольга"
Фильмы Ноэ - как пустой сосуд или тест Роршаха: вы сами наполняете показанное вам изображение смыслом. Фото: "Вольга"

С этим танцем разномастная толпа артистов, в которой нашлось место и модели из России, и черным парням с замашками начинающих гангстеров, и манерному гею, и провинциальному гопнику, планирует поехать на гастроли в США. Но во время вечеринки вдруг кто-то подмешивает в сангрию ЛСД.

Как и любой другой фильм Гаспара Ноэ, "Экстаз" после премьеры в Каннах разделил критиков на два непримиримых лагеря. Одни привычно шпыняли режиссера за сочетание снобизма и глупости, увлечение формальной стороной вопроса при примитивности содержания. Другие не менее дежурно восхищались эффектными фирменными фишками режиссера (алые фильтры, субъективная камера, блуждающая по темным коридорам и т.д.) и строили догадки, какой месседж вложил в свой фильм автор.

Меж тем "Экстаз" в очередной раз доказывает, что сюжет для автора - дело сугубо прикладное. В случае с "Экстазом" - самая очевидная их трактовка и является самой правильной. И нет, это вовсе не вред наркотиков, а разрушение сугубо кинематографическими методами "четвертой стены". Суть метода Ноэ - в прямом физиологическом воздействии на организм человека.

Отсюда все его постоянные приемы, краткой иллюстрацией которых и служит "Экстаз". Ноэ начинает фильм с финальной сцены, пускает начальные титры в середине, чередует десятиминутный эпизод, снятый одним планом, со сценами, которые будто бы пропустили через шредер, светит в лицо красной лампой с одной-единственной целью - сначала вызвать интерес формой, а затем препарировать эмоции аудитории, нажимая разом на все ее болевые точки. Да, это манипулятивный аттракцион. Но кино ведь ровно как такой аттракцион и возникло, и Ноэ, превращая каждую картину в парад красиво движущихся картинок, в каком-то смысле делает фильмы о самой природе кино.

Это вовсе не значит, что считывать какие-то смыслы из "Экстаза" - дело совсем гиблое. То, что автор их не закладывал, разумеется, вовсе не означает, что их там нет. Просто фильмы Ноэ - это как пустой сосуд или тест Роршаха: вы сами наполняете показанное вам изображение смыслом.

Фильмы Ноэ такой идеи сознательно лишены - и этим, собственно, и прекрасны. Мне, кстати, любопытно слушать знакомых, уже посмотревших фильм. Для одной из них "Экстаз" вдруг оказывается картиной о материнстве. Для другого - метафорой взаимоотношения безразличного бога и отвернувшегося от него человечества. Кто-то иронично подмечает, что Ноэ сделал фильм о том, почему именно Берлин стал клубной столицей Европы. И все они, конечно, правы.

Пожалуй, все, что нужно знать перед походом на "Экстаз" в кино, - это фильм-трип, который сначала вызовет у вас эйфорию, а затем резко опустит в ад. Но парадоксальным образом в этом аду чувствуешь себя куда уютнее, чем во многих местах, которые выглядят поприятнее.

Культура Кино и ТВ Мировое кино